45 лет морской победе советских моряков у берегов Гвинеи!

Произошло это в январе 1973 года внезапно и вовлекло в свою орбиту многих людей в Москве, Североморске и в столице Гвинейской Республики Конакри (кто бы без этого узнал о таком городе). Но главным субъектом этих событий, «возмутителем спокойствия» явился эскадренный миноносец «Бывалый» Северного флота, выполнявший некие тайные задачи в Гвинейских водах.


Эскадренный миноносец «Бывалый». Конакри, январь 1973 года

Поздно вечером 21 января в штабе Северного флота стало известно, что эсминец «Бывалый», приняв на борт то ли президента, то ли вождя какого-то гвинейского племени, спасая его от расправы «агентов империализма», без ведома управляющего им командного пункта вышел в море. Это выходило за рамки поставленных эсминцу задач становилось делом политическим.

22 ноября 1970 года Португалия совершила вооруженную агрессию против Гвинейской Республики, попытавшись высадить морской десант в Конакри с целью захвата города, уничтожения правительства Ахмеда Секу Туре и базы ПАИГК, но потерпела поражение.

В декабре 1970 года политический консультативный комитет государств — участников Варшавского договора, а также Совет министров Организации Африканского единства осудили НАТО и других союзников Португалии в связи с этой агрессией. Более того, Комитет по деколонизации ООН в своей резолюции потребовал, чтобы все государства ООН предоставили народу Португальской Гвинеи через ПАИГК «моральную и материальную помощь, необходимую для продолжения его борьбы за восстановление его неотъемлемого права на самоопределение и независимость». В это же время Ахмед Секу Туре через советского посла в Гвинейской Республике обратился с просьбой к советскому правительству, чтобы советские
военные корабли постоянно находились в Конакри. Тогда еще кто-то мог противостоять агрессии.

С 10 ноября 1972 года боевую службу в Конакри нес эсминец «Бывалый» Северного флота. Командиром корабля являлся капитан 2 ранга Ильиных Юрий Григорьевич. Грамотный офицер. Помогал в этом походе флагманский инженер-механик бригады кап-два Б.М.Дорогой.


Кап-два Ильиных показывает, какую рыбу поймал.

С прибытием эсминца в Конакри командир нанес официальные визиты советскому послу в Гвинейской Республике А.П.Ратанову, главному военному советнику генерал- майору Ф.В.Чичерину, а также командованию ВМФ республики (была у них пара моторок). Сразу же установились дружеские отношения между экипажем эсминца и сотрудниками советского посольства и советской колонии.

По линии военно-морского флота вооруженным силам ПАИГК в ноябре—декабре 1972 года были переданы в Конакри три боевых катера проекта 199, построенных в Ленинграде на базе корпусов торпедных катеров. Эти корабли водоизмещением 67 т с четырьмя дизелями М-50-ф обладали скоростью до 35 уз, имели на вооружении две спаренные 25-мм артустановки и бомбосбрасыватели. Экипаж катера составлял 22 человека.


На рейде п.Конакри (Гвинея)

Команды катеров разумееется были слабо обучены. Подготовкой к передаче катеров и обучением экипажей занимались советские военные специалисты, которыми руководил советник по ВМФ в Гвинейской Республике каперанг В.М.Жучков. По его просьбе моряки эсминца неоднократно оказывали помощь гвинейцам в обслуживании и ремонте техники на катерах. Беда в том, что это обезьяну с медведем можно научить на мотоцикле ездить и одновременно на балалайке играть. С африканцами сложнее.

В январе вооруженные силы ПАИГК — национально-освободительная армия, партизанские отряды и народная милиция — освободили от колонизаторов почти половину территории Португальской Гвинеи.

Под руководством А.Кабрала Национальная народная ассамблея готовилась в Конакри к своей первой сессии, на которой предполагалось создать органы исполнительной власти и установить суверенитет освобожденной части.


Амилкар Кабрал и Фидель Кастро

Однако в осуществление этих замыслов вмешались португальские колонизаторы.

В полночь с 20 на 21 января 1973 года на «Бывалый» внезапно прибыл командующий народной армии Гвинейской Республики Тумани Сангаре в сопровождении генерала Ф.В.Чичерина и капитана 1 ранга В.М.Жучкова. Они сообщили командиру эсминца, что около 23-00, при возвращении домой после официального приема в посольстве Польши, на одной из улиц города группа неизвестных лиц задержала А.Кабрала с женой и несколькими членами исполкома и ЦК ПАИГК. При задержании А.Кабрал был убит выстрелом в затылок, а остальных его спутников преступники схватили и переправили на катера, которые ушли из Конакри в Португальскую Гвинею, в город Бисау, где находилась резиденция португальского генерал-губернатора.

От имени президента Ахмеда Секу Туре и советского посла А.П.Ратанова прибывшие на эсминец офицеры просили командира выйти в море, задержать преступников, а при попытке сопротивления — уничтожить.

В трудном положении оказался Юрий Григорьевич Ильиных. С одной стороны, он не имел права выйти в море без разрешения своего командования в Москве, а тем более применять оружие в ситуации, не соответствующей поставленной задаче, а с другой стороны, обстановка сложилась такая, что никто кроме него не мог решить эту задачу в кратчайший срок. В распоряжении командира эсминца были буквально 3—4 часа, так как ушедшие катера могли дойти до Бисау в течение 6 ч, а эсминец не мог вторгаться в официальные португальские территориальные воды. Не могли решить эту задачу и имевшиеся у Гвинейской Республики боевые катера. Как и ожидалось, впрочем. Часть их была не в строю, а другим требовалось время на сбор экипажей в ночном Конакри и подготовку к выходу в море. А это недели на две.


«Бывалый» в открытом море.

Ильиных принял решение выйти в море. На «Бывалом» была объявлена боевая тревога. Командир собрал офицеров, объяснил суть происходившего и приказал готовить корабль к выходу. Присутствующий при этом советник посольства (представитель КГБ) сказал командиру: «Юра, ты влез не в свое дело. Могут голову снять». Но решение командира было непреклонным.

Пока корабль готовился к выходу, Юрий Григорьевич составил донесение в Главный штаб ВМФ, в котором сообщил об убийстве А.Кабрала и доложил свое решение выйти в море для поимки группы преступников. Кому и на кой они нужны не мог объяснить никто. Эта телеграмма была немедленно передана адресату и, как оказалось, она стала первой информацией, полученной советским руководством, о событиях, происходящих в Конакри.

На борт эсминца был принят взвод вооруженных гвинейских солдат с офицером во главе, и в 00-50 корабль вышел в море.
В связи с внезапностью и неординарностью ситуации, в которой оказался «Бывалый», командир составил еще несколько уточняющих донесений и послал их в Главный штаб ВМФ. Но Москва молчала.

Вскоре от оперативного дежурного ВМФ из Москвы была получена телеграмма: «Командиру эсминца "Бывалый". Использование оружия только с разрешения Главнокомандующего ВМФ». И все. Затем по условиям распространения радиоволн непосредственная связь с Москвой прервалась. Оставалась связь через зональный узел связи в Сомали, который без задержки ретранслировал все донесения командира эсминца на Москву, но Москва молчала…

Корабль с полностью изготовленными к стрельбе артустановками на скорости 18 узлов шел вдоль низменных берегов Гвинеи. В 3 ч ночи (по Москве — 5 ч утра) начальник радиотехнической службы капитан-лейтенант В.Г.Малешин доложил, что радиолокационной станцией «Дон» на дистанции 22 мили обнаружены две неподвижные цели.


порт Прая (о-ва Зеленого Мыса)

Около пяти утра, когда начало светать, корабль вышел с этими целями на визуальный контакт. Как оказалось, это были те самые два катера из трех ушедших с преступниками из Конакри. На одном из катеров пытались поднять якорь, второй же покорно ожидал своей участи. Командир направил эсминец к первому из катеров и подошел к нему вплотную.

На катер забросили швартовы и притянули его к борту. Второму катеру, под угрозой применения оружия, командир приказал самому подойти к борту, что тот беспрекословно выполнил. Тогда с русскими считались. Как выяснилось, из-за плохой подготовленности команд на катерах вышло полностью из строя все навигационное и радиолокационное оборудование, в результате чего они вынуждены были стать на якоря и дожидаться рассвета.


Главные орудия «Бывалого»

На ошвартованные к борту эсминца катера тут же высадились гвинейские солдаты, разоружили команды и заставили их перейти на «Бывалый». Все это было проделано за 30—40 мин без единого выстрела. Затем на каждый катер были посажены офицер, матрос-рулевой из экипажа эсминца и гвинейский солдат. Катера были взяты на буксир, и корабль направился в Конакри.
К этому времени восстановилась непосредственная связь с Москвой. На все донесения были получены квитанции и подтверждения о вручении их должностным лицам Главного штаба ВМФ. Но они опять молчали, и лишь дежурный по связи ВМФ передал, что все связисты понимают ответственность момента, переживают за экипаж «Бывалого» и надеются, что все завершится благополучно.

В 15 ч 21 января «Бывалый» прибыл на рейд Конакри и передал катера и их команды гвинейским властям. Встречавшие на причале, узнав, что оружие не применялось, сразу повеселели и поздравили командира с успешным выполнением задачи.


Захваченные преступники под охраной гвинейских солдат после передачи их властям.

В это же время гвинейцами был найден третий катер, который также потерял ориентировку и в темноте вылез на о-мель в береговых камышах. На катере обнаружили подвергнутые зверским истязаниям жена А.Кабрала и некоторые из захваченных членов ЦК ПАИГК, в том числе заместитель генерального секретаря ПАИГК Аристид Перейра. Не повезло нашим.

В этот же день в 17 ч на связь вышел начальник Главного штаба ВМФ адмирал флота Н.Д.Сергеев, который потребовал вновь доложить о действиях эсминца. И еще двое суток он запрашивал различные уточнения по часам и минутам.

Как рассказывал впоследствии сам командир, целые «романы» донесений были тогда переданы в Москву. Но еще до того, как их в Москве прочитали, в день возвращения эсминца в Конакри Юрий Григорьевич Ильиных за самовольство был снят с должности. Что ни говори, а это делать у нас умели быстро и оперативно.

Но в Гвинейской Республике нашлись люди, которые оценивали действия командира. «Бывалого» иначе. Генерал Ф.В.Чичерин доносил в Москву: «Выполнение поставленной задачи капитаном 2 ранга Ильиных Ю.Г. оцениваются президентом Секу Туре как большая победа над наемниками империализма. Секу Туре через советское правительство возбуждает ходатайство о поощрении тов. Ильиных Ю.Г. Капитан 2 ранга Ильиных Ю.Г. выполнил задачу блестяще, с большим политическим эффектом и тактом. Волевые и решительные качества тов. Ильиных Ю.Г. и его экипажа высоко оцениваются советским послом А.П.Ратановым и аппаратом советников, за что они достойны заслуженного поощрения».

Наверное такая оценка и заступничество на слишком больших верхах несколько остудили горячие головы в Министерстве обороны и в Главном штабе ВМФ, и 22 января 1973 года Юрий Григорьевич, так и не сдав дела, (да и сдавать их в Африке было просто некому), продолжил свою службу в качестве командира «Бывалого».

В этот же день командующий Северным флотом адмирал Г.М.Егоров прислал телеграмму, в которой капитану 2 ранга Ю.Г.Ильиных была объявлена благодарность за смелые и решительные действия на боевой службе.

Группа офицеров эскадренного миноносца «Бывалый». Конакри, январь 1973 года. Справа налево: старший лейтенант Нитецкий, капитан-лейтенант В.Малешин, командир корабля капитан 2 ранга Ю.Ильиных, мичман Н.Петренко, капитан-лейтенант-инженер В.Коломиец, капитан-лейтенант Н.Бойко, старший лейтенант А.Савотин, капитан-лейтенант Ю.Цвентух.

В мае 1973 года вооруженные силы ПАИГК провели наступательную операцию под кодовым названием «Амилкар Кабрал». В результате операции была разгромлена крупная группировка португальских войск. 27 сентября 1973 года генеральный секретарь ПАИГК А.Перейра на Национальном народном собрании провозгласил образование нового независимого государства — Республики Гвинеи — Бисау. С падением фашистского режима Салазара в апреле 1974 года Португалия признала Республику Гвинея — Бисау в качестве суверенного государства и начала вывод войск с ее территории.

“Подвиг” командира и экипажа «Бывалого» никто и никогда не афишировал. Да и «Бывалый» здесь был вроде бы ни при чем: все сделали гвинейские военно-морские силы. Так, по крайней мере, писали газеты.

Весной 1973 года эсминец вернулся на Северный флот. Командира хвалили, объявляли ему благодарности, но дальше дело не пошло.

И слава богу. Потому как приказы он нарушил, а толку никакого не добился. Кому нужны были несколько наёмников? Хотя по любому – молодец.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>