Автоматические легионеры: Motobomba FFF

Юзер fonzeppelin продолжает цикл статей, посвященных управляемому оружию Королевских Вооруженных Сил Италии во время Второй Мировой Войны:

Главным недостатком авиационных торпед была вынужденно малая высота их применения. Торпеда могла быть безопасно сброшена с высоты не более нескольких десятков метров, что существенно повышало уязвимость торпедоносца – как для истребителей, так и для зенитного огня.

В начале 1930-ых, полковник Просперо Фрери предложил идею приводняемой на парашюте торпеды, которая могла бы быть сброшена с “нормальной” высоты бомбометания. Поскольку было невозможно предсказать, как именно спускающаяся на парашюте торпеда войдет в воду, Фрери собирался использовать на ней особый автомат курса, который двигал бы торпеду по зигзагообразной или спиральной траектории. По мысли Фрери, подобные торпеды можно было бы применять против неприятельских гаваней, либо против эскадр и конвоев в океане.

Прототип торпеды был разработан в 1935 году командой полковника Фрери, лейтенант-полковника Фиоре и инженеро Филпа. Она получила обозначение “мотобомба FFF”, по первым буквам фамилий разработчиков. Летом 1936 года, она была представлена итальянскому военному командованию и правительству (включая короля и дуче) в Вилла ди Валле. Результаты испытаний были вдохновляющими, и в 1938 году несколько доработанная торпеда была одобрена к принятию на вооружение.

Конструкция:

“Мотобомба” Фрери-Фиоре-Филпа была сравнительно компактной авиационной торпедой диаметром 50 см и длиной 260 см. Полностью снаряженная, она весила 350 килограмм, что позволяло подвешивать сразу несколько торпед под один бомбардировщик.

В движение “мотобомбу” приводил электромотор мощностью всего в 3,5 л.с, вращавший единственный трехлопастной пропеллер. Скорость оружия в результате не превышала 5-6 узлов, что, впрочем, едва ли было значимым недостатком. По мере расходования заряда, скорость падала, и к концу траектории составляла не более 3,9 узлов.

Электромотор питался от аккумуляторной батареи, занимавшей всю центральную часть корпуса торпеды. Батарея состояла из 1080 щелочных элементов, и давала постоянный ток напряжением около 270 вольт.

Система управления торпеды была устроена просто, но эффективно. Поскольку предсказать, как именно парашютирующая торпеда упадет в воду, было невозможно, обычный для торпед прямолинейный курс был просто неэффективен. После серии экспериментов с различными траекториями (включая зигзагообразные) было решено, что наилучшие результаты даст курс в виде постепенно раскручивающейся спирали.

“Мотобомба” в воде.

В механизме управления был предусмотрен вращающийся эксцентрик, который, вращаемый через понижающую передачу от вала винта, постепенно уменьшал угол отклонения рулей торпеды. В результате, “мотобомба” начинала движение с максимально отклоненными рулями (выписывая циркуляцию минимального радиуса) и постепенно увеличивала радиус циркуляции, описывая все большие и большие круги. Управление торпедой осуществлялось только в горизонтальной плоскости, контроль глубины отсутствовал и определялся только плавучестью торпеды. Параметры курса торпеды можно было настраивать, устанавливая эксцентрики разного размера.

Торпеда снаряжалась 120 килограммами торпекса. В действие боеголовку приводили сразу три (!) взрывателя, установленных в расположенных “треугольником” гнездах в носу торпеды:

* Ударный взрыватель, срабатывавший при лобовом контакте с корпусом цели. Этот взрыватель всегда устанавливался в самое верхнее гнездо боеголовки.

* Инерционный взрыватель, срабатывающий при любом резком сотрясении торпеды. Этот взрыватель устанавливался обычно в нижнее правое гнездо.

* Самоликвидатор с соляной таблеткой, постепенное растворение которой в воде высвобождало пружинный механизм и приводило к самоуничтожению торпеды через 45-50 минут. Этот взрыватель устанавливался обычно в нижнее левое гнездо.

Головная часть “мотобомбы” в музее. Видны вертушки детонаторов.

Все взрыватели были оснащены стандартными предохранительными “вертушками”, которые вращались набегающим потоком воды и взводили взрыватели только когда торпеды пройдут некоторое расстояние. Американский мануал по разминированию итальянских торпед упоминает, что в некоторых случаях самоликвидатор заменялся вторым инерционным взрывателем, и в этом случае торпеда после исчерпания заряда превращалась в плавающую мину.

Согласно итальянским данным, торпеду пытались оснастить магнитным неконтактным взрывателем, однако из-за инженерных проблем (возможно, связанных с помехами от работы электромотора самой торпеды) сделать это не удалось.

Сброс торпеды осуществлялся с высоты 4000-5000 метров (фактически, с высоты обычного бомбометания) при помощи парашюта, открывавшегося на высоте около 130 метров. На первых моделях “мотобомбы” использовался единственный парашют площадью 6 квадратных метров, закрепленный в центральной части. Испытания, однако, показали, что хотя эта схема и является полностью рабочей, вероятность повреждения торпеды при входе в воду можно значительно снизить, если входить в воду она будет вертикально. На серийных “мотобомбах” парашют стали закреплять в кормовой части, и кроме того добавили еще один, тормозной парашют площадью 1,5 квадратных метров для более плавного приводнения.

Приводнение опытных мотобомб (слева) и серийных (справа)

Погрузившись в воду, “мотобомба” сбрасывала парашюты. Их отделение высвобождало ртутное реле в системе питания двигателя. Носовая часть торпеды обладал несколько большей плавучестью чем кормовая, так что всплывая, торпеда приподнимала нос. Когда угол подъема носа достигал 20 градусов от горизонтали, ртутное реле в моторе автоматически замыкалось, подавая питание на мотор.

После включения мотора, “мотобомба” двигалась по постепенно раскручивающейся спирали, пока либо не ударялась о что-нибудь, либо не заканчивался заряд батареи. Если торпеда ни во что не попадала, то через 45-50 минут соляная таблетка в механизме самоликвидатора растворялась, и торпеда взрывалась.

Благодаря небольшим размерам и весу, “мотобомбы” могли подвешиваться в больших количествах на любые серийные итальянские бомбардировщики. Так, наиболее массовые “тримоторы” SM.79 “Спаривьеро” и SM.84 могли нести по четыре торпеды каждый. Более крупные SM.82 несли 6-8, а тяжелые Piaggio P.102B, теоретически могли нести до десятка “мотобомб”. Основным способом применения виделся сброс в центр плотного построения неприятеля (не столько с целью нанести реальный урон, сколько с целью заставить его рассеяться и сделать легкой жертвой для обычных торпедоносцев) и атаки на гавани.

Применение (Италия):

Хотя “мотобомба” была доступна еще в начале войны, итальянское командование относилось к этому оружию весьма критически. Будучи твердыми доктриналистами, итальянские генералы с подозрением относились к любому оружию, которое не вписывалось в установленные доктриной рамки. Сказывалось и нежелание принимать на себя ответственность за возможный неуспех нового, непровереного оружия. Поэтому разрешение задействовать “мотобомбы” (которых заказали всего 500 штук) было дано только в 1941 году, и весьма неохотно.

Боевой дебют нового оружия состоялся в июне 1941 года, когда Regia Aeronautica возобновила бомбардировки Гибралтара. Ночью с 5 на 6 июня 1941 года, два “тяжелых” (формально) бомбардировщика SM.82, груженые шестью “мотобомбами” каждый, направились к британской крепости. На середине пути, из-за непредвиденно сильной вибрации, моторы четырех торпед одного из бомбардировщиков вдруг самопроизвольно запустились прямо в бомболюке. Поскольку никакого внешнего выключателя предусмотрено не было, остановить моторы оказалось невозможно, и экипаж был вынужден избавиться от своей нагрузки и вернуться на базу. Второй SM.82 продолжил операцию, и сумел сбросить “мотобомбы” в гавань, без особого успеха.

Через шесть дней атаку повторили. На этот раз в ней принимал участие только один SM.82, несущий три “мотобомбы”. Хотя самолет вышел на цель без особых приключений, вмешались погодные условия. Две сброшенные торпеды отнесло ветром к испанскому побережью, где их потом отыскали испанские военные. Третья торпеда упала на испанский город Ла-Линея, и взорвалась, приведя к многочисленным жертвам. Спустя месяц, 13 и 14 июля атаки одиночных SM.82 повторили, и, наконец, добились некоторого успеха, торпедировав и повредив британский пароход в гавани. Также в июне 1941 атаке “мотобомбами” подверглась Александрия.

“Мотобомба” ранней модели спускается на парашюте.

Звездным часом “мотобомбы” стала операция “Пьедестал” в августе 1942 года. Британская попытка подкрепить осажденную Мальту была встречена яростным воздушно-морским сопротивлением итальянцев. В ход были пущены все технические новинки – от самолетов-снарядов генерала Рафаэлли и до “секретных” торпед.

12 августа, над Средиземным Морем развернулось ожесточенное воздушное сражение. После гибели британского авианосца “Игл”, итало-германское командование решило, что час решающей битвы настал. “Мотобомбам” в ней отводилась особая роль – сброшенные с большой высоты в ряды конвоя, они должны были рассеять британское построение, заставить его нарушить строй и дезорганизовать тем самым британскую оборону. Вслед за этим, большая группа итальянских торпедоносцев и германских пикировщиков нанесла бы одновременный удар по рассеявшимся кораблям, стремясь повредить возможно больше и не дать им достигнуть Мальты. И, наконец, другие образцы “секретного оружия” – радиоуправляемый самолет-снаряд S.M.82 A.R.P. и истребители Reggaine Re.2001 G/V со специальными бронебойными бомбами, должны были атаковать и вывести из строя британские авианосцы.

В 12.15, десять бомбардировщиков SM.84, вооруженные четырьмя “мотобомбами” каждый, под прикрытием истребителей атаковали британский конвой. Торпеды были сброшены прямо в центр построения. Британцы, не разобравшись, чем их атакуют, решили, что итальянцы пытаются поставить плавучее минное заграждение перед конвоем, и согласованно выполнили поворот “все вдруг” на 45 градусов – по чистой случайности, как раз против направления движения торпед. В результате, ни одна “мотобомба” в цель не попала, но страху на британцев нагнали (особенно когда британские капитаны сообразили, что это все-таки не мины, и что их спасла чистая случайность…)

Шесть “мотобомб” в бомболюке SM.82.

Тем не менее, “мотобомбам” все же удалось частично дезорганизовать оборону конвоя, тем самым открыв путь для последующей атаки. Историки сходятся во мнении, что атака могла бы быть очень успешной… если бы не задержалась почти на полчаса из-за организационных и механических проблем. Как следствие, очередной шанс был итальянским командованием упущен.

В целом, применение “мотобомб” итальянскими авиаторами успешным не было. Итальянское командование откровенно не доверяло этому новому оружию, и стремилось свести его применение к одиночным атакам на заранее оговоренные цели. Тем не менее британское командование в Средиземном Море было явно ими озабочено и отдало распоряжение сформировать на кораблях команды пулеметчиков и стрелков с винтовками, чьей задачей было “стрелять по парашютирующим снарядам, сбрасываемым в центр построения“.

Во время высадки союзников на Сицилии, Regia Aeronautica планировала использовать “мотобомбы” против союзных десантных сил, но в итоге все планируемые атаки либо были отменены либо сорвались по независящим причинам. В одном случае, атака не состоялась потому, что генерал, ответственный за нее, относился к противникам “мотобомбы” и непосредственно перед вылетом самовольно приказал снять торпеды и заменить их обычными авиабомбами (!!!). Тем не менее, американцы и англичане оценивали риск применения “мотобомб” весьма высоко, и сразу же после перемирия запросили предоставить в их распоряжение образцы нового оружия для исследований.

Применение (Германия):

Если бы “мотобомба” нуждалась в девизе, то “нет пророка в своем отечестве” стоило бы выгравировать на ее корпусе. В то время как итальянское командование относилось к новому оружию скептически, немецкое авиационное командование было от “мотобомбы” в полном восторге. Еще в 1939 году, по специальной просьбе германского правительства, Фрери организовал демонстрацию “мотобомбы” в Любекском заливе. Редкостная посредственность немецких авиационных торпед к этому моменту была уже притчей во языцах, и командование Люфтваффе открыто признавало, что “итальянские авиаторпеды превосходят все существующие немецкие по всем параметрам”.

По немецкому заказу, заводы в Риме изготовили 2000 торпед (в четыре раза больше, чем заказали сами итальянцы). На немецкой службе, “мотобомбы” обозначались как LT 350, и применялись в основном с бомбардировщиков Ju.88 и Do. 217, с внешней подвески.

Учебные LT 350 под носителем.

В отличие от итальянского, немецкое командование понимало, что добиться эффективности от LT 350 можно только при массированном применении. 19-20 марта 1943 года, более семи десятков торпед было сброшено на порт Триполи (к этому моменту уже находившийся под контролем англичан). Атака возымела успех: британский эсминец HMS “Derwent” был вынужден выброситься на берег во избежание гибели, и хотя и был в дальнейшем залатан, в строй уже не вернулся. Торговое судно “Ocean Voyager” было потоплено, и греческий пароход “Varvara” безнадежно поврежден.

HMS “Derwent”.

26-27 марта аналогичная атака была проведена против Алжира с задействованием 32 торпед. В результате было потоплено торговое судно “Empire Standard”.

13-14 апреля, немцы повторили рейд на Триполи, сбросив 70 “мотобомб” и повредив несколько кораблей. 15-16, три десятка торпед были сброшены на Бону. Все эти и последующие атаки отличались массированным применением нового боеприпаса, что и позволяло добиваться результатов.

В последний раз немецкие “мотобомбы” были массово задействованы 2 декабря 1943 года, в опустошительной атаке на порт Бари. Они были применены в числе прочего вооружения, против массово скученных кораблей, груженых боеприпасами и военным снаряжением. Противовоздушная оборона ввиду просчетов британского командования была совершенно неадекватна, и бомбардировщики атаковали практически в полигонных условиях, потеряв только один самолет. Двадцать восемь британских и американских транспортных кораблей были потоплены, еще двенадцать (включая два британских эсминца) повреждены. Наиболее же сильным ударом стало потопление американского транспорта “John Harvey”, груженого авиабомбами с ипритом. Американское командование доставило химические боеприпасы в Италию как противовес угрозе германских химических атак. В результате уничтожения “John Harvey”, иприт растекся по гавани что привело к химическому отравлению почти 700 человек.

Последствия атаки на Бари – “средиземноморский Пирл-Харбор” по масштабам, если не по последствиям.

Дальнейшее применение “мотобомб” немцами носило эпизодический характер. К началу 1944, союзная авиация полностью установила превосходство в воздухе, и немцы больше не могли организовывать массированные налеты, требуемые для успешного применения “мотобомб”.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>