База Краснознаменной Амурской флотилии в Хабаровске

Экскурсию проводит юзер varandej:

…трасса “Амур” спускается к мосту от всё той же Тихоокеанской улицы Хабаровска. Дальше по которой от развилки рукой подать до, пожалуй, самого необычного хабаровского района – Базы КАФ: настоящего военного порта за 800 километров от моря. Тут надо сказать, что “русский мир” на берега Амура и приносили вооружённые люди на речных судах – казаки Василия Пояркова и Ерофея Хабарова на своих стругах, и две сотни лет спустя Амурское войско во главе с пароходом “Аргунь” Николая Муравьёва-Амурского. В 1850 году Россия обзавелась Николаевском – колонией в устье Амура, куда пять лет спустя перебазировалась Сибирская флотилия, этот предшественник Тихоокеанского флота, и часть её кораблей вместо морских берегов стала патрулировать бескрайнюю реку. Некоторые торговые суда Амура также принадлежали военному ведомству с возможностью вооружиться в случае серьёзного конфликта. А таковой назревал: китайцы из бедных лёссовых провинций, в первую очередь Шаньдуна, всё активнее прорывались сквозь Ивовый палисад – стену, хранившую от подданных родную для Цинского дома Маньчжурию. Заречье с его шайками хунхузов и различными повстанцами всё более походило на Дикий Запад, но и Россия обжила Дальний Восток достаточно, чтобы задуматься о следующих рубежах. Наказные атаманы, коими здесь были военные губернаторы, вспомнили опыт запорожцев и волгарей, бывших в первую очередь речными пиратми, и в 1897 году учредили Амурско-Уссурийскую казачью флотилию, состоявшую из десятка пароходов с экипажами из амурского, уссурийского и забайкальского войск. Её базой служило устье Имана (нынешний Дальнереченск), а первым командиром (до 1901 года), в войске приравненным к сотнику, был будущий герой соцтруда и писатель-маринист Дмитрий Лухманов. Казачья флотилия исправно охраняла торговые суда на Амуре и Сунгари во время Боксёрского восстания (1898-1901), но назревавшая война с Японией очевидно требовала большего. В 1905 году был учреждён Отдельный отряд судов Сибирской флотилии, куда Морское ведомство свело все боеспособные суда Амурского бассейна. Наконец, в 1906 году, когда Тихоокеанский флот ушёл на дно Цусимы, а Япония враз сделалась ближе, для дальневосточных рек начали строить полноценные боевые корабли.

27а.

Первой, укомплектовавшись к 1909 году, на Дальний Восток поступила партия из 10 канонерских лодок “Бурят”, названых в честь коренных народов (кадр выше-выше), строившихся в Сормово и собиравшихся в Сретенске на Шилке. Следом, к 1910 году их дополнили 10 речных мониторов (кадр выше-ниже) “Шквал”, названных соответственно в честь погодных явлений – эти строились уже на Балтийском заводе в Петербурге и собирались в забайкальском посёлке Кокуй. В 1912 году в воды Амура вышло ещё 10 “посыльных судов” типа “Штык” (кадр ниже)  – первые в мире бронекатера от Путиловского завода, называвшиеся в честь различных видов ручного оружия, включая “Пистолет”. Уже в 1908 году вся эта сила стала называться Амурской военной флотилией, на последующие полвека с перерывами став мощнейшим в истории пресноводным военным флотом. Вернее – то в теории, а на практике за кораблями не поспевала береговая инфраструктура: основной их базой стал Хабаровск, а вот судоремонтные мастерские остались парой тысяч вёрст западнее – не то что в верховьях Амура, а на Шилке, в тех же Кокуе и Сретенске. Но как показала история, главный враг сильнейшего речного флота не из-за Амура скалился, а безумствовал на левом берегу. Гражданская война обернулась разбродом и шатаниями, и часть судов угнали японцы, а часть красные партизаны увели в верховья Зеи и там уничтожили, чтобы они не достались врагу. Советская Россия унаследовала на Дальнем Востоке чуть больше половины былой мощи…

27б.

…но даже этого хватило для первой победоносной кампании Амурской флотилии – конфликте за КВЖД, в ходе которого советское корабли столкнулась с китайской Сунгарийской флотилией. И в двух боях в октябре 1929 года полностью уничтожили её, не потеряв ни одного судна. В память об этой кампании и появилось в 1931 году название КАФ – Краснознамённая Амурская флотилия, и более того – одними названиями дело не ограничилось. В 1932 году в Хабаровске наконец появился собственный судозавод, а в 1935-37 годах на Амур начали массово поступать бронекатера, строившиеся десятком заводов на Волге, Каме и Неве. К 1941 году самураев от соблазна перейти границу у реки предостерегали 42 “днепровских бронекатера” проекта №1125 и 31 “амурский бронекатер” проекта №1124. У первых на вооружении стояли танковая башня и скорострельная пушка, у вторых – две танковые башни, одну из которых могла заменять пусковая установка от “Катюши”. К концу Великой Отечественной войны амурские волны бороздила армада, достойная ВМФ иных стран: флотилия состояла из 3 основных бригад с базой в Хабаровске, Зейско-Буреинской бригады с базой в Благовещенске, Сретенского (на Шилке), Уссурийского (с базой в Имане) и Ханкайского (то есть озёрного) отдельных отрядов, в состав которых помимо кораблей входило множество береговых и зенитных орудий и собственные ВВС в полсотни самолётов. В 1945 году вся эта мощь обрушилась на Маньчжоу-го: флотилия обеспечивала переправы и десанты (например – в Фуюань), взлом береговой обороны, а в Харбине вновь столкнулась с Сунгарийской флотилией, по большей части захватив её корабли прямо в порту. С трофеями да поступившим в Николаевск тяжёлыми мониторами типа “Хасан” Амурская флотилия в послевоенные годы достигла пика своего могущества…

28.

…но разгром в очередной раз пришёл с левобережья. В 1949 году за Амуром установился дружественный коммунистический режим, и если матёрый Сталин ещё понимал, что рано делать выводы, то его преемники поддались головокружению от успехов: в 1955 году речная армада была расформирована, а большинство кораблей пошли под нож. Лишь несколько речных танков уцелело как памятники, причём единственный “амурский бронекатер” стоит теперь в далёкой Ейске (куда попал с Дуная), а на набережной Благовещенска и в Хабаровске у въезда на Базу КАФ (кадр выше) – лишь однобашенные “днепровские катера”. Обелиск поставлен в 1967-м, катер-памятник – в 1975м, но отношения с Китаем начали портиться через считанные годы после ликвидации КАФ. Вновь Амурская дивизия речных кораблей Тихоокеанского флота была учреждена в 1961 году, а комплектовалась в основном в 1969-85-м, постепенно сделавшись грозной силой. Она пережила распада Союза, но в 1995 году впервые в своей истории перешла от Минобороны к ФСБ, став Амурской пограничной военной флотилией, впоследствии распавшейся на 5 отдельных бригад.

28а.

Ну а База КАФ продолжала существовать все эти годы, и вот на северных окраинах Хабаровска в городской пейзаж вклиниваются военно-морские сюжеты:

29а.

Тихоокеанская улица после катера (хотя и не сразу) сменяется улицей Руднева – причём известные мне источники не сходятся в том, о каком именно Рудневе речь: то ли карпатском партизане Семёне Рудневе, накануне Великой Отечественной возглавлявшем политотдел КАФ, то ли о Всеволоде Рудневе – командире “Варяга” (тем более улица была переименована к 50-летию его подвига). Трамвайная линия заканчивается кольцом у просторной площади со сталинским ДК “Северное сияние”, ранее принадлежавшем судозаводу.

29.

Напротив – администрация Северного округа Хабаровска в здании бывшего ПТУ (1939):

30.

За ДК по улице Хорышева можно было бы пройти к храму Александра Невского со сложной судьбой – основанный в 1943 году при Краснознамённой флотилии, за свою недолгую историю он трижды умудрился сгореть – в 1965, 1982 и 2014 годах. Увы, я досадно упустил преснофлотский храм при подготовке, так что даже не знаю, что он собой представляет ныне. На площади – памятник (1969) хабаровским судостроителям, не вернувшимся на родные стапеля с Великой Отечественной:

31.

А чуть поодаль – красный обелиск (1932) в память красных моряков и рыбаков, павших в Гражданскую, в 1945 году дополненный могилой краснофлотцев, погибших в Маньчжурии.

32.

Улица Руднева тянется дальше на север мимо бывшего дворца пионеров:

33.

И в основном выглядит как-то так – каменные дома конца 1930-х годов и построенные на смену деревянным домам пятиэтажки:

34.

Центр Базы КАФ отмечает водонапорная башня (1915) у перекрёстка улицы Руднева с улицей Ильича:

35.

Здесь же – почтамт неясного возраста с советским фасадом, но какой-то очень уж дореволюционной трубой:

36.

В его дворе – ещё один памятник (1967), на этот раз – краснофлотцам, павшим в Великой Отечественной:

37.

По окрестным дворам разбросан десяток краснокирпичных казарм и офицерских флигелей для экипажей “Бурят”, “Штыков” и “Шквалов”:

38.

Большинство из них теперь жилые дома, причём судя по весьма благообразному дядьке, пустившему нас пофотографировать за запертые ворота – не бедные:

39.

А вот бывший штаб Амурской флотилии тихонько стоит в глубине двора и по-прежнему занят каким-то учреждением:

40.

Судя по катерам во дворе – чем-то вроде речной полиции или рыбнадзора:

41.

Теоретически, тут можно было ещё походить, найдя, например, дореволюционные здания штаба тыла (ул. Авроры, 1) или узла связи (Руднева, 93). Несколько подробнее, в двух частях, этот район показывал dkphoto. Но в нашу прогулку быстро темнело, и мы направились по улице Ильича в сторону Амура. Здесь сохранился довоенный Дом командующего КАФ, ныне занятый роддомом. Мемориальная доска на нём посвящена Ивану Кадацкому-Рудневу, командиру КАФ в 1935-37 годах, и подозреваю, на самом деле главная улица Базы названа и вовсе в честь него:

42.

В конце – странно надостроенный Дом офицеров:

43.

Прежде его достопримечательностью была Базовская пушка – трофей Сунгарийского похода, японская осадная 280-мм мортира 1890-х годов, возможно когда-то работавшая по Порт-Артуру. Но уже в 1980-е годы памятник милитаризма отправили в металлолом, а на его месте устроили карусели, лет десять спустя сами повторившие её участь. Так что теперь за японскими трофеями ехать остаётся разве что на Сахалин.

43а.

За Домом офицеров начинается диковатый парк, больше похожий на лес, в дебрях которого припрятаны ещё мемориалы. И мы углубились туда, жилая взглянуть на собственно базу, занимающую Кировский (до революции – Осиповский) затон, отделённый от Амура длинным Заячьим полуостровом:

44.

Сперва взяв левее, мы вышли к обрыву прямо над руинами “Остона”, или “Хабсудмеха” – судозавода, основанного в 1932 году и работавшего не только на КАФ, но и на ТОФ, да и на гражданский флот тоже. Первым его изделием была морская подводная лодка “Щука”, а для Амурской флотилии тут делали, например, мониторы типа “Хасан”. Но всё в прошлом – завод был закрыт и разграблен ещё в 1990-х. В кадре – не основная площадка, а судоремонтный завод №179:

45.

Дальше мы поняли, что нам нужно на обрыв с другой стороны завода, и какая-то тропка вывела нас прямиком на территорию бывшего предприятия. На собачий лай вышла добрая сторожиха, и выслушав, кто мы и откуда, выпустила нас через ворота. Вскоре, по колено в мусоре, мы вышли на другой бугор, лишний раз убедившись, что именно с помоек и общественных сортиров открываются лучшие виды:

46.

Сторожихе мы объясняли, что хотим сфотографировать затонувший пароход, и она лишь пожала плечами: “так он же не виден почти”. Из воды около завода в октябре 2018 года торчали лишь труба и рубка:

47а.

Предполагается, что это колёсный пароход “Кемь”, спущенный на воду в 1938 году на Шилке, а в затоне ржавевший несколько десятилетий и в конце 1990-х начавший тонуть. В конце нулевых были даже попытки его вытащить и привести в порядок, но как видите – воз корпус и ныне там. Не знаю точно, продолжается его затопление или дело в уровне амурской воды, но куда интереснее судно на смотрится на зимних кадрах dkphoto, сделанных за 8 лет до нас.

48а.

За затоном – нынешняя Амурская флотилия в характерной бело-синей раскраске ФСБ. Правее пары плашкоутов стоит её неофициальный флагман, дитя умершего “Хабсудмеха” – малый артиллерийский корабль “Вьюга” (1985), последний из 11 “Слепней”. В основном же пограничная флотилия укомплектована ПСКрами – пограничными сторожевыми кораблями, которые от морских собратьев отличает более низкая осадка, а от речных сторожевых катеров – куда более мощное оружие. Обратите внимание на сами силуэты их надстроек и башни на носах – это действительно корабли в самом узком смысле этого слова. В основном в кадре “Москиты”, строившиеся в 1979-91 годах в Кокуе и Сретенске, а среди них, с длинным белым бортом – бронекатер типа “Огонёк” опять же с Хабаровского судозавода. Выпускавшиеся амурскими верфями для амурских волн, все эти корабли – эндемики:

48.

С кораблей доносились какие-то голоса из динамиков, и я было заволновался, не говорят ли они “в квадрате А посторонний” и “неизвестные проводят фотосъёмку” – как и после Гражданской войны, флотилия на старых кораблях вполне оправилась от смуты, и Хабаровск остаётся крупнейшим военным портом пресных вод. С другой стороны вплотную к затону подступает капитализм, но до чего хорош отсюда вид Амурского моста на фоне Большого Хехцира!

49.

Напоследок полюбуемся с моста Амуром – справа музей, а база КАФ под тем далёким синим обрывом:

50.

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>