Бендерская крепость

Увлекательный рассказ от [ljuser]varandej[/ljuser].

…Как-то давным-давно моя одноклассница неосторожно пошутила: “Я после школы в снайперы пойду, пацанов отстреливать!”, – и вдруг у учительницы посерело лицо, и она сказала таким стальным тоном, которого я никогда прежде не слышал: “Когда в городе, где мы жили, началась война, и в соседнем доме обнаружилась снайперша, её сбросили с крыши“. Класс примолк, и лишь мне хватило наглости спросить, а что же это был за город? Она ответила: “Бендеры, – после небольшой паузы, – на Украине”. В те времена я уже увлекался географией, из советского атласа знал, что Бендеры относятся к Молдавии, и лишь спустя годы понял, что Украину учительница помянула потому, что иначе был бы слишком долгий и неуместный разговор. Но эта фраза отпечатался в моей памяти на всю жизнь.

Из всех городов, посещённых в эту поездку, именно Бендеры произвели на меня самое сильное впечатление. Это город напряжённой тишины; город, раненный 20 лет назад – и чтоб зажила эта рана, должна, наверное, смениться пара поколений. Здесь просто иррационально ощущается, что люди не забыли ещё поступь войны.
Но кроме того, Бендеры и достопримечательностями не уступают Сороке или Бельцам. В сущности, до возвышения Кишинёва они и были столицей Бессарабии. О Бендерах мой рассказ будет из трёх частей: крепость, несколько военных мемориалов и собственно центр города + уже написанная четвёртая часть про Варницкий анклав, оставшийся за Молдовой. Для начала осмотрим самую известную достопримечательность – турецкую крепость времён Сулеймана Великолепного.

Впервые город у переправы упоминается под 1408 годом в послании Александра Доброго львовским купцам, как и многие другие молдавские города (например, Черновцы), и первоначально назывался Тягянякяча или (с 1460 года) Тигина. Скорее всего, его основали тиверцы, и название происходит от слова “тягать”, что опять же говорит о переправе. Есть версия, впрочем довольно спорная, что, Тигину, вместе с Хотином, Сорокой и Аккерманом, включил в свой “каменный пояс” Стефан Великий. Как бы то ни было, в 1538 году эти земли захватил Сулейман Великолепный, изгнав из Молдавии господаря Петра Рареша. Тигину он переименовал в Бендеры и наделил статусом райи – хотя вся Молдова была формально независимым турецким вассалом, Бендеры подчинялись непосредственно Порте. Для контроля над Бессарабией в 1540-х годах турки построили крепость, которую спроектировал сам Синан – один из величайших зодчих 16 века, которого можно поставить в один ряд с мастерами Возрождения, но только на мусульманском Востоке. Прожив около 100 лет, Синан построил более 330 зданий – крепостей, мостов, мечетей, училищ, создав неповторимый стиль Османской империи. На постсоветском пространстве сохранилось две его постройки – Бендерская крепость и мечеть Хан-Джами в Евпатории – другой османской райе на територии другого вассала, Крымского ханства. Вплоть до 1770-х годов Бендерская крепость оставалась непобедимой, по прямому назначению же использовалась вплоть до 2008 года (!), и потому почти не изменилась со времён постройки

2.

Хотя лучшие виды на крепость открываются с моста через Днестр, оттуда я наблюдал её лишь проездом – сходить на сам мост как-то не успел. Тем не менее, её устройство отсюда хорошо видно: небольшая (360 метров по периметру), но очень мощная Цитадель и огромная Внешняя крепость размером в 2/3 Московского кремля. С юга и запада, ближе к центру, во Внешней крепости всё ещё стоит гарнизон, с севера её занимает завод “Днестр-Авто”, выпускающий кузова для самосвалов. Именно с севера, со стороны, противоположной центру, и находится официальный вход в крепость… Главное только не спутать его с гораздо более заметной и красивой проходной завода:

3.

План крепости – с двумя нюансами. Во-первых, рубли в Приднестровье собственные, а не наши, и что бы понятен порядок цен – умножайте всё на 2,5; во-вторых, карта повёрнута на 90 градусов, то есть “запад” – на самом деле юг. Вход – справа, где жёлтенький корпус:

4.

Вид на ворота изнутри – это уже бывшая воинская часть. На проходной – музейный офис, где работают в основном симпатичные девицы моих лет: видно, что музей “с иголочки”, и сотрудницы набирались с нуля. Пять лет назад за попытку осмотра крепости можно было получить и пулю часового, в лучшем случае – разбирательство в органах; год назад сюда можно было попасть лишь по предварительной записи, ну а сейчас можно приходить в любое время. Как уже говорилось, после Варницкого КПП меня встретил Борис wwvvwwvv на своей машине, и первым делом мы поехали сюда. После недолгого разговора и расчёта нам открыли ворота, в машину подсела девушка-экскурсовод, и мы поехали в цитадель.

5.

Идти тут с полкилометра – это о масштабах Внешней крепости. Указатель на стене очень кстати – поверить, что впереди достопримечательность №1 всего Приднестровья, достаточно сложно:

6.

Хотя за поворотом уже открывается облагороженный плац:

7.

В центре которого стоит Ядро Мюнхгаузена. Это не шутка: “самый правдивый человек на свете” – реальное историческое лицо, саксонский барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен из Бонденвердера, в 1738-50 годах служил в русской армии и как адъютант принца Антона фон Ульриха участвовал в турецком походе фельдмаршала Миниха. Миних тогда взял Перекоп, Бахчисарай (столицу Крымского ханства) и Гезлёв (ныне Евпатория – уже упомянутая турецкая райя), Очаков и Хотин, но вот Бендерская крепость оказалась не по зубам даже ему. В принципе верхом на ядре Мюнхгаузен мог пролететь и над любой другой из перечисленных крепостей, но “оседлать” такой бренд придумали именно в Бендерах:

8.

Как всегда, я слаб в фортификационной терминологии, и не могу классифицировать все эти постройки с травой над крышами. В основном они пока просто заброшены, в корпус у входа я даже зашёл, распугав дремавших собак. Скорее всего, они уже не турецкие – в 1860-е годы Внешнюю крепость сильно перестроил и расширил Эдуард Тотлебен.

9.

Ну а больше всего внутри крепости понастроили при Советах. Например, вот этот заброшенный корпус – мне сложно сказать, какого он времени. Камень перед ним поставлен в 2011 году в память II Отдельного понтонно-мостового полка, базировавшегося здесь с Великой Отечественной до 1993 года. Говорят, это был единственный в мире полк, способный устанавливать временные железнодорожные переправы неограниченного тоннажа. Здесь плац ещё  не благоустроен, и видна многолетняя разруха. Левее начинается территория действующей воинской части.

10.

За поворотом, среди разрухи, бетонных стен и промышленной вони, уже видна Цитадель:

11.

Вся целиком. Обойти её по кругу невозможно – к правой (относительно кадра) стене вплотную подходит воинская часть:

12.

Стоянка – у вон того бастиона, а бастионы у крепости отмечены памятниками. Конкретно на том – опять же Мюнхгаузен. Хорошо видны внешние укрепления, которые здесь подходят к Цитадели ближе всего:

13.

Насколько я знаю, башни крепости не имеют своих названий – вообще, Бендерская крепость какая-то уж слишком совершенная, выверенная, правильная до бездушия. Ну правда – какие могут быть названия у башен, расположенных так? Хотя вот угловую теперь можно назвать башней Мюнхгаузена, среднюю слева – башней Котляревского, а самую левую – башней Потёмкина – ко всем им примыкают соответствующие памятники:

14.

…Русские брали Бендеры трижы – в 1770, 1789 и 1806 годах. Первые раз, под руководством Петра Панина, крепость осаждали два месяца, и наконец сумели сделать подкоп, разрушить одну из башен подземным взрывом и начать штурм, в котором с “нашей” стороны погибло около 6000 человек – треть всей армии Панина… но хотя победу признала пирровой сама Екатерина II, для турок первое в истории падение Бендер стало шоком, после которого крепость уже не смогла вернуть себе былое значение. В 1789 наместник Кейсарли Заран-оглу сдал крепость Потёмкину после переговоров и обстрелов, не доводя до штурма (тем более война была турками была уже фактически проиграна после поражений, которые нанёс им Суворов под Фокшанами и на Рымнике), а в 1806 году крепость и вовсе была занята после тайных переговоров и подкупа – наместник Гасан-паша “забыл” закрыть ворота, после чего турки сдались русским войска без боя, ну а закончилась та война присоединением Бессарабии к России.

Вид вдоль тех же бастионов на юг. Виден мост, связующий Бендеры с остальным Приднестровьем и бастион с памятником Потёмкину:

15.

Снова вид на север от Потёмкинского бастиона – вдали бастион Мюнхгаузена, а посредине треугольный бастион Котляревского, отмеченный соответствующим памятником. Иван Котляревский, один из известнейших украинских писателей, в 1806 году как офицер русской армии участвовал в тех самых тайных переговорах:

16.

А глядит он на памятник “Конституции Филлипа Орлика”, которую в последнее время украинская историография преподносит как “первую конституцию в мире”. О том, что в Бендерах, а точнее в нынешней Варнице, 4 года кантовался Карл XII, с которым сюда ушли и сторонники умершего здесь же Мазепы, я уже писал. Преемником Мазепы стал тот самый Филипп Орлик, “гетман в изгнании”, при котором в 1711 году был принят документ “Соглашения и постановления прав и вольностей Войска Запорожского”, или, на латыни, «Расtа еt Соnstitutiones legum libertatumge Ехercitus Zaporoviensis» – собственно, выделенное болдом слово, если его не переводить на русский/украинский, и преподносится как “конституция”, хотя на самом деле оно значит всего лишь “постановление” и встречается во многих документах разных эпох. Документ для своей эпохи весьма прогрессивный, но с современными конституциями имеющий очень мало общего. Ну а документы, которые можно назвать “прототипом конституции”, принимались во многих странах и раньше, от Литовского Статуса до Великой хартии вольностей. Украина же по Орлика должна была вступить в НАТО стать протекторатом Швеции – такой метрополии у украинцев действительно ещё не было.

17.

Вид на Южную стену от Потёмкинского бастиона. С памятником Конституции Орлика мирно уживается двуглавый орёл на надвратной башне:

18.

За башней напротив ворот проходит глубокий ров, а за рвом – “действующая” часть крепости, ограниченная уже валами Тотлебена:

19.

Туда экскурсоводы просят не фотографировать, хотя военные уже привыкли, что в прямой видимости от них бродят туристы, и если не слишком наглеть – вряд ли кто-то заметит. Но всё же сейчас войдём на крепостной двор… который лучше всего виден с всё той же надвратной башни. Крепость изнутри достаточно пустынна, единственное уцелевшее здание – пороховой погреб, где теперь обитает музей. На заднем плане уже упомянутый завод “Днестр-Авто”, левее которого виден и плац с ядром Мюнхгаузена. Стены и башни изнутри куда живописнее, чем снаружи:

20.

Удивительно, но при реставрации тут испольщуют настоящую черепицу:

21.

С которой уживается убогий хрущобный кирпич… впрочем, позволяющий чётко разграничить подлинное и воссозданное. На заднем плане – собор Александра Невского (1833) в Верхней крепости:

22.

По стенам можно беспрепятственно ходить:

23.

Забираться на башни, большинство из которых внутри пока совсем не обустроены:

24.

“Бастион Котляревского”. Хорошо видно, как укрепления каскадом спускаются к днестровским лугам:

25.

Одна из внешних башен. Со стороны реки крепость была особенно хорошо укреплена. Гарнизон же её достигал десятков тысяч человек:

26.

“Бастион Мюнхгаузена”. Видно, как линия укреплений, уже явно Тотлебенских, уходит вдаль параллельно Днестру. Впечатляют и заводские цеха, стоящие на древних куртинах. На стоянке две машины – на одной приехади музейные работники из Сорок по культурному обмену, на другой – какие-то неизвестные нам московские блоггеры, а позже подъехал автобус со школьной тургруппой:

27.

Разруха подступает вплотную:

28.

В общем, работ тут ещё непочатый край, но я не ожидал, что работы ведутся с такой интенсивностью и размахом: скоро у Приднестровья будет и своя достопримечательность “международного” уровня. Хотя основной посетители – всё равно школьные экскурсии. Ну а наиболее завершена реставрация как раз на Пороховом погребе – внутрь, правда, не попасть без экскурсовода с ключами:

29.

Под древними сводами – всякие пушки, знамена, скульптуры. Слева – диорама лагеря Карла XII и шведский драбант (телохранитель); справа – штурм 1770 года и турецкий солдат, русский солдат же на переднем плане:

30.

Макет крепости – удивительно и то, что в центральной части она почти не менялась: такой её построили, такой её взял Панин, такой она была воинской частью, такая она и сейчас:

31.

Здесь же археологические находки. Фирменное османское красноречие не спутать ни с чем! Хотя конечно до Мехмеда IV Сулейману Великолепному в этом жанре ещё далеко: “Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, — если у тебя хватит разума понять всё это. Султан Мохаммед IV“. Вообще же, отойдя немного от школьных учебников и хоть чуть-чуть копнув в историю Османской империи, которая в 15-16 веках была ещё и крупнейшей в мире индустриальной державой, невольно начинаешь уважать турок. На одной только свирепости империи не строятся.

32.

Напоследок взойдём на надвратную башню. По этой винтовой лестнице очень тяжело спускаться – идёшь-то легко и быстро, но голова от частых оборотов начинает кружиться уже на середине, а ниже ведь ещё одна крутая лестница!

33.

Вид на обращённую к Днестру стену. Отсюда пойдём по часовой стрелке:

34.

“Потёмкинские” башня и бастион. Я забыл подойти ближе к тем бюстам и посмотреть, а “в лицо” не узнал. Вариантов очень много: тут отметились в 1770 году – Кутузов, Тутолмин, Румянцев-Задунайский и даже (как просто солдат) впоследствии “мужицкий царь” Емелька Пугачёв; в 1789 году – Барклай-де-Толли, Иван Инзов (курировал переселением средиземноморских народов в Новороссию в 1810-20-х годах), опять же Кутузов, атаман Платов и тот самый одесский Де Рибас, а косвенно – Суворов, разбивший турецкую армию. Впрочем, как видно из пустых постаментов, “аллея героев” будет расти:

35.

За Днестром на многих кадрах видно огромное село – это Парканы (10,5 тыс. жителей), крупнейшее село Приднестровья, на 80% населённое болгарами – про них я уже писал в прошлой части о Приднестровье в целом. Через Парканы Бендеры срослись с Тирасполем, многоэтажки которого хорошо видны:

36.

Да и не только многоэтажки… Спортивный комплекс “Шериф”, один из крупнейших в бывшем Союзе, краса и гордость Приднестровья и предмет зависти кишинёвского правления. Заснять его поближе мне не удалось, но он реально грандиозен – см. хотя бы на вики. Из Бендер в Тирасполь ходит троллейбус №19, причём редкая в бывшем СССР междугородняя троллейбусная линия (17 километров) была построена в 1993 году и пущена ровно через год после начала боёв за Бендеры, и даже цифра “19” не случайно – такого числа в июне 1992 года началась война. Троллейбус этот – один из брендов ПМР, ходит раз в полчаса по городскому тарифу, и на 8/10 его маршрут пролегает через Парканы.

37.

Ещё одни ворота и мост. Если я не ошибаюсь, с этой территории военные только-только ушли. К слову, в “использовании по назначению” уже был один перерыв – в 1897-1921 годах, то есть вернулась в крепость именно Румынская армия после знаменитого Бендерского восстания 1919 года. Надеюсь, что нынешняя музеефикация крепости – уже окончательная:

38.

Вдали – Кицканский монастырь, тоже на правом берегу, но в Приднестровье. Основанный в 1859-64 годах румынскими монахами, не принявшими запрета служить на церковно-славянском языке, ныне в Приднестровье он играет ту же роль, что Кэприяна – в Молдове. Здания все конца 19 века, в том числе нетипичная для Молдовы колокольня-“свеча”, самая высокая в Молдове и ПМР (69 метров). Точнее, в кадре сразу два “самых высоких в Молдове и ПМР” объекта – труба (330 метров) принадлежит Молдавской ГРЭС в Днестровске, крупнейшему в регионе производителю электкроэнергии, к тому же полностью работающей на газу. До неё 45 километров, кадр снят 35-кратным зумом, и глазом труба почти не видна; за колокольней просматриваются ещё три трубы, принадлежащие той же ГРЭС. А на переднем плане видны ободранные столбы – накануне распада СССР здесь начали впервые в Молдове электрифицировать железную дорогу, но до смыкания с сестью Украины не дотянули всего нескольких километров.

39.

Воинская часть в бывших крепостных валах. По центру, уже снаружи, чуть-чуть видна главка – это мемориал Защитникам Приднестровья у моста, который я ещё покажу в следующей части:

40.

Внешняя башня, ров и собор Александра Невского (1833):

41.

Никак не пойму, почему планировка “полковых храмов” 19 века так отличается от планировки гражданских? Вдалеке виден Преображенский собор (1815-20) в центре города:

42.

На углу – одна из двух нереставрированных башен. Интересно, что на углах со стороны Днестра башни многогранные, а на обратной стороне – круглые:

43.

Ещё одна башня, в прошлом тоже проезжая, и уже знакомый завод. Вдали –  огромный элеватор, судя по виду, румынской постройки, над вокзалом Бендеры-2. Это микрорайон Солнечный, отделённый железной дорогой от Варницы:

44.

Ну а вид на крепостной двор, замыкающий круг, я уже показал. Так что посмотрим на Солнечный поближе. Видите собор – это ещё один мемориал “Бендерское воинское кладбище”, посвящённый героям всех войн в истории этого города. А чёрные поля вдали – уже Молдова:

45.

…Однако Бендеры заслуживали бы посещения и без крепости. В следующей части – о многочисленных мемориалах, которыми этот город буквально набит.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>