Бендеры (Тигина). Часть 2: город мемориалов

Завершение рассказа от [ljuser]varandej[/ljuser].

…Даже в бывшем СССР не так много городов, на долю которых за последние два с половиной века выпало столько войн: три русско-турецкие войны между 1770 и 1812 годами; Первая Мировая; Бендерское восстание 1919 года против новой румынской власти; Великая Отечественная и наконец Приднестровский конфликт в июне 1992 года. Конечно, решающую роль в бендерском самосознании сыграл именно последний – не самый кровавый, но случившийся слишком недавно и к тому же ставший “точкой невозврата” в истории Приднестровья. Нынешние Бендеры просто набиты всевозможными военнными мемориалами, включая памятники Бендерской крепости и обелиск Карла XII в молдавском анклаве Варнице.
Я решил собрать их в один пост: Воинское кладбище, памятники у вала Внешней крепости, мемориал защитникам Приднестровья у моста, обелиск Великой Отечественной и памятник жертвам Холокоста на набережной, музей Бендерской трагедии в старом городе и “Чёрный забор” у вокзала. Вокзалы, кстати, покажу тоже здесь – целых три штуки.

От крепости мы с Борисом поехали прямо к Воинскому кладбищу – самому молодому и крупному из бендерских мемориалов. С моста успел заснять вокзал Бендеры-2 – небольшой, но транзитный: после 1992 года Бендеры-1 оказались в тупике, здесь же проходят в том числе московские поезда. Несмотря на современность, у вокзала очень симпатичный интерьер. Чуть дальше и Бендеры-3, обслуживающие Варницу и принадлежащие соответственно Железной дороге Молдовы (а не Приднестровья), но я их так и не увидел. Элеватор я сначала принял за румынский, но как пояснил yasinkov, он построен в 1976 году по уникальному (точнее, экспериментальному проекту) с очень тонкими стенками:

2.

За элеватором – многоэтажечный район Солнечный, в центре которого и находится Бендерское воинское кладбище. Ему принадлежит вон та колоннада, а на переднем плане, у перекрёстка – Триумфальная арка. О её прототипе, Арке Бендерской улицы в Кишинёве, я уже писал – поставленная в 1807 году (а Бессарабия де-факто принадлежала России уже тогда) в честь взятия Бендерской крепости, она была снесена при румынах как символ “русской оккупации”. В принципе сравнив старую и новую фотографии, можно увидеть, что реплика гораздо грубее своего прототипа:

3.

Вход на кладбище. Перед колоннадой – памятник Потёмкину:

4.

Мемориал был открыт в 2008 году на месте заброшенного военного кладбища, где были похоронены солдаты, погибшие в Крыму в 1854-55 и на Балканах в русской-турецкой войне 1870-х годов. Территорию расчистили, над могилами (хотя тут вся земля – одна сплошная могила) поставили кресты. Церковь имеет хорошо узнаваемый прототип – в Москве на Поклонной горе.

5.

Чёрные надгробия с надписями – это памятники комендантам и важнейшим офицерам Бендерской крепости. Вот как пример надпись на ближайшем:
Генерал-майор
Збиевский Тимофей Иванович
Комендант Бендерской крепости.
Родился в 1767 году. Из польских шляхтичей. Умер в 1828 году.
с 01.04.1783. – рядовой II батальона Екатеринославского Егерского корпуса.
1789 – участник взятия Бендерской крепости, Каушан и Аккермана.
11.12.1790 – участник штурма Измаила.
с 11.12.1790 – поощрён чином поручика
.
и т.д. – послужной список до самой смерти.

6.

Вдалеке – памятник защитникам Бендер в 1992 году:

7.

Особенно впечатляет, как вплотную к кладбищу подступает город:

8.

С краю – уцелевшие старинные надгробия, причём судя по надписям – не только воинские:

9.

10.

В общем, место, вполне достойное кишинёвского мемориала “Вечность”:

11.

Дальше мы поехали к центру вдоль вала Внешней крепости – а тут стоит сказать, что его от центра отделяет железная дорога, и между крепостью и путями мрачновая недопромзона. Тем не менее, памятниками переполнена даже она – вот например обелиск в честь солдат Первой Мировой, поставленный чуть ли не в этом году:

12.

Сами валы Внешней крепости – это работа уже не турок, а Эдуарда Тотлебена, лучшего российского фортификатора 19 века:

13.

Впрочем, как и большинство крепостей того времени – довольно невзрачные:

14.

Однако за ними по сей день стоят военные:

15.

Вал полностью скрывает казармы, гаражи, склады – всё это было видно с крепостной башни в прошлой части. Отсюда же – лишь главки Александро-Невского собора (1833):

16.

Ещё один памятник, если я не ошибаюсь, Панину – хотя и с огромными потерями, но он впервые взял Бендерскую крепость в 1770 году, положив конец её непобедимости:

17.

Здесь же – памятник Русской славы (1912). Хотя в Молдавии эта дата больше ассоциируется с Бухарестским договором и вхождением Бессарабии в состав России, всё же памятник победе над Наполеоном:

18.

Здесь же – ещё одна могила, а стало быть некогда было ещё одно кладбище. В низине на заднем плане – железная дорога с идущим товарянком, на заборе надпись “Россия – гарант мира и стабильности”:

19.

А перейти железную дорогу – выйдешь к Мемориалу Памяти и Скорби. Впрочем, я туда вернулся лишь спустя три дня, перед отъездом назад. Этот мемориал соорудили всего через год после конфликта, в 1993 году, тогда же открылась троллейбусная линия в Тирасполь и маршрут №19. В сотне метров от мемориала – пост российских миротворцев.

20.

О Приднестровском конфликте и его современных трактовках я уже писал в посте о Приднестровье в целом. Как бы то ни было, главным камнем преткновения стали именно Бендеры, расположенные на правом берегу Днестра… но при этом образующие единое целое с Тирасполем и изначально вступившие в ПМР. В 1990-1992 годах город был в состоянии двоевластия – например, здесь присутствовала и приднестровская милиция, и молдавская полиция. Но как и большинство войн, битва за Бендеры началась с провокации – 19 июня 1992 года молдавские полицейские задержали приднестровского офицера Игоря Ермакова, и кто-то открыл по ним огонь – обе стороны обвиняют в этом друг друга. Тем не менее, полицейские доставили офицера в изолятор, атаки участка продолжились, и начальник бендерской полиции Виктор Гусляков (это к вопросу об “этничности” конфликта) запросил помощи в Кишинёве. 20 июня Молдова ввела войска, заняв в первый день почти весь город… кроме крепости, где базировалась российская 14-армия, при поддержке которой приднестровцы вскоре отбили мост, а к 22 июня – и большую часть города. Начались уличные бои, продолжавшиеся до 7 июля, в которых погибло около 1000 человек – примерно поровну с обеих сторон. Однако основным эпизодом той войны была именно битва за мост – единственную связь Бендер с остальным Приднестровьем. У моста – и самый крупный пост миротворцев, и самый старый мемориал:

21.

На стенке в форме взрыва – поимённое перечисление 489 погибших приднестровцев (из которых 132 – мирные жители, в том числе пятеро детей). Конечно, это не Грозный и не Душанбе, масштабы зверств и обстрелов другие, но… всё равно война есть война:

22.

Перед “взрывом” – новенький (2012) памятник Александру Лебедю. О том, как он пресёк боевые действия, пригрозив ударом по Кишинёву, я уже писал несколько раз. Хотя формально Молдова воевала не с ПМР (его же как бы не существует) и даже не с безымянными “повстанцами”, а с Россией, Лебедь, присланный туда для мирного урегулирования, действовал вопреки указаниям Ельцина и Грачёва, и логику свою сформулировал сам “…со Снегуром в переговоры вступать не буду. Я генерал Российской Армии и её предавать не намерен», – и к чёрту все нормы международного права, о них – лишь после прекращения огня. В 1993 году Лебедь был отозван из Приднестровья, в Чечне он же подписал Хасавюрсткие соглашения (фактически, предоставившие Ичкерии независимость), в 1996 был отправлен в отставку, в 1998 стал губернатором Красноярского края и погиб в 2002 году, налетев вертолётом на линию электропередач.

23.

Вокруг основного мемориала – несколько отдельных памятников:

24.

А среди тех, кто воевал на приднестровской” стороне, силы были самые разные – от казаков до украинских националистов.

25.

Продолжение этой темы – в центре города. Вот эти три здания на отходящей  от площади Ленина Советской улице занимает краеведческий музей. Ну а вон тот чёрный козырёк отмечает Мемориальный музей Бендерской трагедии, созданный в 1997 году:

26.

У входа:

27.

Музей состоит из двух залов, вход туда бесплатный, а фотосъёмка свободная – что в общем-то понятно, насколько я знаю, и в прибалтийских музеях оккупации так. Композиция в углу озаглавлена “В таком состоянии бендерчане застали свои дома после конфликта”:

28.

Тут представлены фотографии, оружие, прострелянные предметы (в том числе одежда военная и гражданская), краткие истории тех, кто и как погиб. Мне тяжело было на это смотреть, и сложно это комментировать. Когда в город входит армия, всегда бывает примерно одно и то же, чьей бы эта армия ни была:

29.

30.

31.

Второй зал – мемориальный. Все 489 погибших здесь представлены фотографиями, все словно глядят на вошедшего:

32.

А вот место Великой Отечественной в бендерских мемориалах не так уж велико – судя по всему, конфликт 1992 года её просто затмил. Хотя ведь и тогда за Бендеры воевали очень жестоко, и город (особенно прилегавшие к крепости районы) был очень сильно разрушен. О Великой Отечественной напоминает в первую очередь обелиск на набережной:

33.

И памятник жертвам Холокоста у заброшенного речного вокзала:

34.

35.

Наконец, последний мемориал (1977) – у железнодорожного вокзала Бендеры-1. Хотя он посвящён “славе железнодорожников”, в первую очередь здесь идёт речь о революции:

36.

Как таковой Гражданской войны в Бессарабии не было – о Молдавской Демократической республике и Сфатул-Цэрии (парламенте), который провозгласил её вхождение в состав Румынии, я уже писал в том же посте, где мемориал “Вечность”. Во многом Бессарабию сдали Румынии белые, потому что в противном случае она досталась бы красным. Румыния заняла Бессарабию не без сопротивления, и крупнейший бой развернулся зимой 1918 года за Бендеры, а его продолжением стало Бендерское восстание 27 мая 1919 года, поднятое местными большевиками, и подавленное в тот же день румынами и французами (точнее, алжирцами французской армии). Одно из трёх антирумынских восстаний в Бессарабии – чуть ранее бунтовали украинцы в Хотине, а в 1924 году – крестьяне в райне Татарбунар. В Бендерах же после битвы 1918 года и после восстания румынами было расстреляно несколько сотен человек, в память о которых ещё в 1969 году поставили памятник “Чёрный забор”. Изначально он стоял за путями у депо, непосредственно на месте расстрелов, а сюда был перенесён с постройкой мемориала:

37.

В вагонах поезда же находится музей. Рабочие в Бендерах отличились ещё в 1877 году на стройке железной дороги, устроив едва ли не первую в Российской империи стачку:

38.

Музей был закрыт, но судя по фотографиям wwvvwwvv, небезыинтересен. Например, что за агрегат справа?

39.

С большевистским музеем соседствует доска памяти жертв НКВД на вокзальном здании, которую я показывал в общеприднестровском посте. А вон там, за путями, изначально стоял Чёрный забор:

40.

На привокзальной площади тихо и пусто:

41.

Вокзал Бендеры-1 построен после войны, и некогда был основным. Сейчас он стоит в тупике, и через него не проходит ни одного пассажирского поезда:

42.

Тем не менее, здесь размещаются дирекция и кассы:

43.

Такого я ещё не видел – действующий вокзал без поездов и пассажиров:

44.

Грузовые поезда, правда, ходят – но мало. Станция выглядит мёртвой, в основном тут, как я понимаю, отстаивается резервный состав. А ведь именно Бендеры были первой железнодорожной станцией в Бессарабии:

45.

А ещё близ вокзала мы видели молдавских полицейских в чёрной форме, и так как это был мой первый день в Приднестровье, без подсказки Бориса я бы не обратил на них внимания. Но один их пост здесь по-прежнему действует. И именно на вокзале то чувство “напряжённой тишины”, которое не отпускает в Бендерах ни на минуту, достигает своего апогея:

46.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>