Беспроводные мушкетеры: самоходная мина Vehicule Kegresse

В предыдущей теме юзер fonzeppelin рассмотрел телеуправляемую танкетку Vehicule P капитана Помелле из общего цикла “Беспроводные мушкетеры”. Но это был не единственный образец телеуправляемых наземных машин, над которыми работала французская армия.

“Конкурентом” капитана Помелле выступил известный автоконструктор и изобретатель Адольф Кегресс. Некогда личный шофер царя Николая II и изобретатель полугусеничного автомобильного привода, после русской революции Кегресс вернулся на родину и стал одним из ведущих инженеров фирмы “Ситроэн”. По его проекту, фирма успешно организовала серийное производство гражданских и военных полугусеничных автомобилей и популяризировала этот вид транспорта. Уйдя на пенсию в 1934 году, Кегресс посвятил свои усилия в основном изобретательской деятельности.

С началом Второй Мировой Войны, Адольф Кегресс озвучил и популяризировал идею “небольшой противотанковой машины”. В интервью французской прессе, он обрисовал проект управляемой по проводам гусеничной машины – достаточно легкой и компактной для переноски – которая, по его мнению, могла бы использоваться как “сухопутная торпеда” для подрыва неприятельских танков и укреплений. Такое оружие, по мнению Кегресса, придало бы французской пехоте широкий спектр новых возможностей, значительно усилило бы ее в обороне и в наступлении.

Хотя концепция самоходной мины Кегресса в определенной степени перекликалась с телеуправляемой танкеткой Помелле, между двумя проектами существовала значительная доктринальная разница. Помелле рассматривал свою беспилотную танкетку как специальное осадное оружие, состоящее на вооружении специализированных подразделений. Кегресс же весьма дальновидно рассматривал свою самоходную мину как универсальное вооружение, используемое обычной пехотой. Фактически, его самоходная мина должна была стать своего рода “гусеничной противотанковой ракетой” на вооружении пехотных рот – которую бы транспортировали вместе с прочим оружием поддержки и применяли по необходимости.

Конструкция:

Самоходная мина Кегресса, она же Vehicule K (от Kegresse) или Engin Special K, была узкой и компактной машиной. Длина ее составляла около 1,2-1,5 метра, ширина – не более 50 сантиметров, и высота – менее 50 сантиметров. Корпус ее был плоским и узким, с закругленными носом и кормой. Собирался он из закаленных стальных листов толщиной около 5 миллиметров, что придавало машина определенную устойчивость к пулям из ручного оружия и осколкам.

Мина Кегресса преодолевает препятствие.

(Прим. автора: Следует отметить, что в текстах, посвященных Vehicule K, часто – ошибочно! – указываются размеры немецкого “Голиафа”. Который, хотя и будучи производной от Vehicule K, все же не был точной копией)

Шасси машины было предельно упрощенным, и развивало предшествующие идеи Кегресса в области гусеничного транспорта. Ведущее колесо находилось в передней части корпуса, направляющее в кормовой. Шесть соединенных попарно катков на каждый борт опирались на резиновую гусеничную ленту. Поддерживающих катков не имелось, сверху машины гусеница просто лежала на крыше корпуса.

В движение самоходную мину приводили электромоторы, питаемые от пары автомобильных акуумуляторов в боковых нишах гусениц. Каждый электромотор работал на свою гусеницу. Оба мотора могли быть реверсированы – вместе, для заднего хода, или по-отдельности, для поворота мины. Предельная скорость на ровной поверхности составляла порядка 10-15 км/ч. Запаса хода, предположительно, хватало на 30-40 минут вождения.

Серийная мина Кегресса на полигоне.

Управление машиной осуществлялось по проводам. В кормовой части Vehicule K размещалась катушка трехжильного провода длиной 1500 метров, соединявшего пульт управления оператора с исполнительными реле внутри мины. Один провод управлял поляризованным реле питания моторов, и передавал команды ВПЕРЕД-СТОП-НАЗАД: в зависимости от положения переключателя на пульте управления, реле замыкалось в прямом (ВПЕРЕД), нейтральном (СТОП) или реверсированном (НАЗАД) положении.

Второй провод предназначался для передачи команд ВПРАВО-ПРЯМО-ВЛЕВО, и управлял поляризованным реле, контролировавшим направление работы моторов Vehicule K относительно друг друга. При нейтральном положении переключателя (ПРЯМО), оба мотора работали в одном направлении (вперед или назад, в зависимости от установки предыдущего переключателя). Если оператор смещал переключатель вправо или влево, один из моторов реверсировался, в то время как второй продолжал работать, и самоходная мина проворачивалась на месте.

Третий провод служил для подрыва боевого заряда мины. Вся контрольная система была очень компактной, оптимизированной для применения пехотой на поле боя. Пульт управления питался от обычных батареек и носился на груди оператора. Максимальное удаление мины от оператора ограничивалось 1500 метрами, однако на практике, из-за сложности отслеживания движения сравнительно компактной – да еще и камуфлированной – мины, практическое удаление, вероятно, было значительно меньше. Исходя из немецкого опыта, можно предположить, что практическая дальность применения мины Кегресса не превосходила 500-800 метров.

Прототип мины Кегресса на испытаниях. На заднем плане оператор.

Вооружалась самоходная мина Кегресса 60-килограммовым подрывным зарядом, устанавливавшимся в передней части. Подрыв заряда осуществлялся командой оператора по третьему контрольному кабелю при помощи электрического взрывателя. Сброс нагрузки не предусматривался: самоходная мина была одноразовой. Помимо транспортировки взрывчатой нагрузки, Vehicule K также могла использоваться для разведки минных полей и проделывания проходов в заграждениях. Есть также непровернные предположения, что Vehicule K могла использоваться для дистанционной постановки обычных мин (в этом случае команда на подрыв заряда пережигала крепления расположенной снаружи мины) и для постановки дымовых завес (в этом случае взрывчатый заряд заменялся дымовой шашкой).

Британские “Notes on German preparations for invasion of the United Kingdom” упоминают интересную деталь: согласно им, французская Vehicule K была водонепроницаемой, и могла преодолевать своим ходом небольшие водные преграды (а также, предположительно, запускаться с десантно-высадочных средств для атаки берега). Разумеется, контролировать движение мины под водой было бы весьма затруднительно – вероятно, для этой цели ее потребовалось бы оснастить буксируемым поплавком или мачтой с флажком. Следует заметить, что немецкий “Голиаф” Sd.Kfz 302 возможностью подводного вождения не обладал.

История:

Первый прототип самоходной мины Кегресса был построен в 1939 году. Этот прототип сильно отличался от последующей машины: аппаратура управления была смонтирована на платформе сверху шасси (видимо, с целью более удобного обслуживания), и для каждого из трех управляющих проводов имелась отдельная катушка. Несмотря на свой неказистый вид, прототип успешно прошел испытания, и Кегресс часто выводил его “на прогулку” в парке рядом со своим домом в Круассе-Сюр-Сен, неизменно привлекая внимание зевак – и, разумеется, прессы.

Прототип Vehicule K 1939 года.

Этот новый прототип был представлен военным, и произвел на них самое благоприятное впечатление. Хотя самоходная мина Кегресса существенно уступала по возможностям телеуправляемой танкетке Помелле, она была простой, компактной, и дешевой в производстве. Использование проводного управления хотя и делало ее более уязвимой для пуль и осколков (или удачно оказавшегося неприятельского солдата с лопатой), но в то же время значительно увеличивало надежность и позволяло использовать несколько машин одновременно без риска взаимных помех. Нравилась военным и компактность машины Кегресса – в то время как танкетку Помелле можно было перевозить только на грузовике, мина Кегресса сравнительно легко перекатывалась пехотинцами на транспортной тележке.

Не дожидась завершения испытаний, французская армия разместила огромный заказ на 6000 самоходных мин Vehicule K. Основным производителем, вероятно, должна была выступить фирма “Ситроэн”, с которой у Адольфа Кегресса имелись давно налаженные отношения. Предполагалось, что первые мины должны начать поступать на вооружение летом 1940 года.

Пока промышленность занималась освоением производства мины, Кегресс продолжал испытания. Многочисленные пробные забеги самоходной мины – как в парке Круассе-Сюр-Сен, так и на военных полигонах – продемонстрировали обнадеживающие результаты. Мина легко преодолевала неровности местности и некоторые искусственные препятствия, не путалась в кустарнике и колючей проволоке. Хотя операторы испытывали определенные проблемы с отслеживанием мины, они не шли ни в какое сравнение с проблемами, испытываемыми операторами “конкурента” – танкетки Помелле.

Были также предприняты некоторые эксперименты по улучшению возможностей мины. Так, имеется ряд фотографий, на которых показаны две идущие параллельно Vehicule K, соединенные неким подобием гибкого моста. Предположительно, такая “спарка” предлагалась как средство транспортировки более мощных (и тяжелых) подрывных зарядов для уничтожения железобетонных укреплений. Результаты ее испытаний неизвестны, однако нельзя не отметить разницу между французским и немецким подходом: в то время как немцы, стремясь увеличить возможности “Голиафа”, организовали производство новой модели мины, французы предпочли скомбинировать две серийных.


Две соединенные “мостом” Vehicule K демонстрируют способность преодолевать препятствия.

В мае 1940 года, после очередных успешных испытаний, армия удвоила заказ. Теперь предполагалось произвести уже 12000 (!) самоходных мин Кегресса, и насытить ими пехотные батальоны. Однако, к производству приступить не успели: в июне 1940 началась битва за Францию.

Катастрофа, постигшая французское государство, застала Адольфа Кергесса врасплох. Во избежание захвата, прототипы Vehicule K срочно утопили в Сене… но эта мера оказалась недостаточной. В отличие от Помелле – который, будучи военным, вел свои разработки приватно – Адольф Кегресс был весьма публичной персоной, и его “оружие победы” широко освещалось в прессе. Немцы, тоже читавшие французские газеты, прекрасно знали о существовании Vehicule K, и быстро разобрались, где его искать. Прототип машины был поднят немецкими военными со дна реки, отремонтирован и испытан. Результаты вдохновили немецкое командование ничуть не меньше французского: фирме “Borgward”, занимавшейся разработкой дистанционно управляемых танкеток для Вермахта, поручили разработать на основе Vehicule K серийную машину для германской армии.

Немецкий “Голиаф”. По-своему мил.

При этом немецкие инженеры оставили неизменной систему управления, но значительно переделали шасси, заменив резиновую гусеницу Кегресса металлическими траками, увеличив ширину машины и усилив бронирование. Так появилась самоходная мина Sd.Kfz. 302 “Голиаф”, а позднее (в связи с дефицитом стратегических материалов), и ее оснащенная бензиновым мотором версия Sd.Kfz. 303. В ходе войны, “Голиаф” применялся с некоторым успехом, но особой боевой славы не снискал, и в общем и целом был признан малоэффективным решением: громоздким, и с недостаточной проходимостью для широкомасштабного применения.


Другие телеуправляемые машины:

Помимо описываемых выше специализированных машин Vehicule P и Vehicule K, французская армия также интересовалась созданием телеуправляемых машин на базе устаревшей бронетехники. Особый интерес в этом представляли знаменитые легкие танки Renault FT 17. К лету 1940 года, на вооружении Франции все еще состояли восемь батальонов этих некогда революционных, но теперь уже устаревших танков, а общее количество имевшихся в запасе FT 17 достигало почти двух тысяч (в основном сильно изношенных).

В 1940 году, было выдвинуто предложение разоружить стоявшие в резерве танки, снять с них башни (которые можно было бы использовать на новых легких танках и бронеавтомобилях – французская бронетехника отличалась очень высокой стандартизацией по башням), а корпуса и шасси оснастить системой дистанционного управления и использовать как подрывные машины. При этом рассматривались как кабельные, так и радиоуправляемые системы. Управлять французским “телетанком” предполагалось либо с другого разоруженного FT 17, либо с командного танка Renault R-35.

Проект FT Telecommande получил “зеленый свет” в апреле 1940, когда началось переоборудование 300 танков из резерва. Однако, к моменту поражения Франции, ни один “телетанк” еще не был готов. Есть основания полагать, что – как и в случае с Vehicule K – достижениями французов воспользовались немцы, в 1941-1942 довольно активно занимавшиеся переоборудованием в подрывные машины устаревших и трофейных танков и бронетранспортеров.

Представляет интерес подсчитать общее количество телеуправляемой боевой техники, которую французская армия рассчитывала получить к 1941 году:

* Телеуправляемые танкетки Vehicule P – 2000 шт.
* Самоходные мины Vehicule K – 12000 шт.
* Телетанки FT Telecommande – 300 шт.
* Итого – 14300 шт.

Для сравнения, за годы войны немцы произвели:

* Телеуправляемые танкетки Borgward IV – 1181 шт.
* Самоходные мины Goliath Sd.kfz 302 – 7564 шт.
* Самоходные мины Goliath Sd.kfz 303 – 4929 шт.
* Самоходные мины Springer Sd.kfz. 304 – 50 шт.
* Телетанки на базе трофеев – 60 шт.
* Итого – 13784 шт.

Источники:

1939-1940 French Armament – David Lehmann (2006)
* Les Vehicules Blindes Francais 1900-1944 – Pierre Touzin, E.P.A. (1979)
Notes on German preparations for invasion of the United Kingdom (1942)
* Pommellet Et Kegresse Les Précurseurs Des Missiles Antichars – Autres Militaria (?)
* Unmanned Systems of World War I and II – Everett H.R., MIT press (2015)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>