Беспроводные мушкетеры: Супер-Фау-2 на французской службе

Заканчивает цикл юзер fonzeppelin:

Представление о Фау-2 как о прародительнице всего послевоенного ракетостроения весьма… популярно. Но верно это лишь в отношении французского ракетостроения. В то время как США и СССР, начав с немецких дизайнов, очень быстро ушли в сторону собственных, французы поступили наоборот: начав со своих дизайнов, перешли к немецким.


Первоначально, французы собирались начать с того же, с чего и все остальные: с испытаний немецких Фау-2. Было заключено предварительное соглашение с американскими оккупационными властями, о передаче французам десяти немецких ракет с печально известного завода-концлагеря “Миттельверк”. Однако, когда французы собрались забрать ракеты, то получили неожиданный отказ: американское правительство пересмотрело соглашение. Немецкие наработки по баллистическим ракетам были сочтены слишком важными для безопасности Соединенных Штатов, чтобы делиться ими даже с союзниками – тем более таких, в вооруженных силах которых было в то время полным-полно коммунистов, и им сочувствующих из бывших членов Сопротивления.

Французы обиделись, но не отчаялись. Возможность такого развития ситуации предусматривалась заранее, и у французов уже был готов “план Б”: воспроизвести Фау-2 собственными силами, используя чертежи и оборудование немецких фирм-субподрядчиков. Программа получила кодовое название “проект 4211” и предполагала максимальное использование труда “трофейных” немецких ракетчиков. Летом 1946 года в Верноне (Нормандия) был организован исследовательский центр LRBA (фр. Laboratoire de Recherches Balistiques et Aeronautiques – Лаборатория Баллистических и Авиационных Исследований), в которой работали три десятка немецких ракетных специалистов. Планы предусматривали изготовление набора компонентов для тридцати ракет Фау-2, которые затем предполагалось отправить в Алжир для сборки и испытаний.

Однако, проект 4211 быстро забуксовал на месте. Хотя французским военным удалось собрать материалы и оборудование для создания 75% компонентов Фау-2, оставшиеся 25% оказались нерешаемой задачей. Как назло, среди этих 25% деталей были и гироскопы автопилота, электромеханический “мозг” ракеты. Попытки добыть гироскопы у США и СССР увенчались лишь незначительным успехом: американцы разрешили французам ознакомиться с конструкцией и работой автопилота, но готовых образцов не предоставили. Кроме того, быстро стало ясно, что на организацию ракетного полигона в Алжире уйдет куда больше времени и денег, чем предполагалось.

К этому времени, впрочем, французским инженерам стало ясно, что Фау-2 – отнюдь не последнее слово в ракетостроении. При всех своих поражающих воображение (в то время) размерах и мощи, конструкция немецкой ракеты была… старомодна. Не имея возможности адекватно просчитать нагрузки, фон Браун и к.о. создали перетяжеленную конструкцию с несущим каркасом и взятым “с потолка” избыточным запасом прочности. Многие компоненты двигателя и системы подачи топлива были скрупулезным воспроизведением идей Роберта Годдарда середины 1930-ых.

Установка ракеты EA-46/51 EOLE на стартовый стол. Начатая с хорошим заделом, эта программа, однако, не увенчалась успехом – во многом из-за успеха немецкого конкурента.

Французы считали, что их собственные инженеры смогут сделать ракету лучше. И небезосновательно. Команда Жан-Жака Бари, осуществившая летом 1945 года запуск первой французской жидкотопливной ракеты EA-41, уже работала над более совершенным аппаратом. Их новая ракета EA-46, работающая на жидком кислороде и керосине, должна была стать основой для целого семейства перспективных ракетных двигателей.

Тем не менее, совсем игнорировать богатый немецкий опыт французам тоже казалось непрактичным. Имевшийся коллектив немецких специалистов, обладавших значительным опытом в работе над Фау-2 выглядел слишком ценным “имуществом”, чтобы просто его расформировать. Проект 4211 переориентировали в пользу создания новой линии ракет, развивающих конструкцию Фау-2.

Super-V-2

В основу работ немецкие конструкторы положили созданный в 1944-1945 проект ракеты А8. Дальнейшее развитие А4 (т.е. Фау-2), ракета А8 должна была иметь удлиненный фюзеляж, и работать на долгохранящемся топливе – скорее всего, азотной кислоте и керосине. Хотя такая топливная пара была менее энергетически эффективна, чем керосин и жидкий кислород на Фау-2, ракета на азотной кислоте была несравнимо проще в обслуживании и предстартовой подготовке.

В 1946 году, в рамках проекта 4211 была представлена следующая программа, получившая название Super-V-2:

Линейка ракет А4 (она же Фау-2), А8 (она же R2S) и реконструкция A9 (она же R2M)

* Ракета R1 – экспериментальная ракета на основе конструкции Фау-2, но с двигателями на топливной паре азотная кислота + керосин и вытеснительной подачей компонентов при помощи порохового газогенератора. Рассматривалась как испытательный стенд для отработки технологий долгохранящегося топлива. При необходимости, однако, могла быть запущена в производство как баллистическая ракета, способная доставить боеголовку весом в 1000 кг на дистанцию до 1500 км.

* Ракета R2 – дальнейшее развитие Фау-2 с двигателями на жидком кислороде + керосине (аналогичными немецкому прототипу) но усовершенствованной конструкцией. Должна была иметь несущие топливные баки, разделенные общей перегородкой. Подача компонентов предполагалось осуществлять с помощью турбонасоса. Также как и R1 рассматривалась как испытательный стенд для отработки новых конструкторских решений, но при необходимости, могла бы быть использована как боевая ракета с аналогичными характеристиками.

* Ракета R2S – должна была объединить наработки по R1 и R2: использовала в качестве топливной пары азотную кислоту + керосин, подаваемые турбонасосом, имела несущие топливные баки, разделенные общей перегородкой. По сути дела, являлась реализацией немецкой А8 (удлиненная Фау-2 на долгохранящихся компонентах), спроектированной в конце войны. R2S изначально рассматривалась уже как боевая ракета, способная доставить 1000-кг боеголовку на дистанцию в 1800 км, или облегченную 500-кг боеголовку на дистанцию в 2250 км.

* Ракета R2M – должна была стать завершением всей программы, той самой “Супер-Фау-2”, которую хотели представить немецкие ракетчики. Согласно сохранившимся материалам, она представляла собой развитие концепции немецкой ракеты А9 – сверхзвукового ракетного планера, запускаемого по баллистической траектории, а затем, по возвращении в плотные слои атмосферы, использующего аэродинамические плоскости для сверхзвукового планирования к цели.

По сути своей, R2M представляла собой R2S, оснащенную дельтавидным крылом и способную (теоретически) к планированию в стратосфере. Она работала на топливной паре азотная кислота + керосин. Для запуска ракеты предполагалось использовать связку твердотопливных ускорителей, облегчающих отрыв от стартовой площадки. По расчетам, R2M могла бы доставить боеголовку весом в 1000 кг на дистанцию до 3600 км, позволяя с территории Франции обстреливать цели в Восточной Европе и Советском Союзе.

Немецкие специалисты достаточно оптимистично полагали, что весь проект – вплоть до создания R2S – может быть реализован в первой половине 1950-ых. После чего Франция получила бы мощный арсенал ракетного сдерживания, выводящий ее на одно из первых мест в мире. Причем в качестве потенциальной нагрузки для перспективной R2M многозначительно указывалась и “специальная” (пускай даже немецкие ракетчики имели о ней крайне смутное представление)…

И последствия

Однако, особого интереса проект у французского правительства не вызвал. Программа “Super-V-2” была слишком масштабной и комплексной. Хотя инженеры CEPA выполнили значительные теоретические проработки в отношении двигателей и системы подачи топливных компонентов для ракеты R1, в металле был изготовлен и испытан только газогенератор двигателя с тягой в 40 тонн.

Итоговая же цель – планирующая ракета R2M – вызывала у французских военных закономерные подозрения. Немецким конструкторам было справедливо указано, что они не имеют никакого опыта создания сверхзвуковых планеров (не считать же за таковой два неудачных пуска оснащенной крыльями А4b?), а также что планирующая ракета потребует принципиально новой системы наведения (которую немцы благоразумно оставляли “за скобками”). В целом, R2M подозрительно смахивала на очередное “вундерваффе”, и немецким ракетчикам ясно дали понять, что французское правительство платить за это не будет.

Ракета “Вероника” – “одна десятая” от Супер-Фау-2. Оказалась крайне успешной, и стала основой для последующих французских боевых и космических ракет.

Единственным, что реально заинтересовало французских военных, было использование азотной кислоты и керосина в качестве долгохранящейся топливной смеси. С точки зрения практического применения в боевых условиях, такая комбинация была значительно выгоднее жидкого кислорода и керосина. Поэтому, хотя работы над Super-V-2 были прекращены в 1948 году, группа инженеров получила заказ на разработку экспериментальной суборбитальной ракеты, использующей эту топливную пару. Так началась программа “Veronique”, в итоге легшая в основу всей французской космонавтики.

Источники:

Сайт Astronautix.
* The V2 and the German, Russian and American Rocket Program – Reuter, Claus (2000).
* The True Beginnings of French Aeronautics 1938-1959 (Part I) – Philippe Jung, AAS History Series, Vol.28 (2007)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>