"Безумству храбрых поем мы Славу…"

Героизм одного на 90% состоит из глупости, безалаберности и беспечности других”

Маленький сюжет большой войны

photo_yak-1b_40

17 апреля 1943 года  будничная задача передислокации обернулась трагедией, подробности которой и поныне доподлинно неизвестны никому.

Эскадрилью  291-го истребительного полка, 265-ой ИАД, 3-го ИАК,  в роли лидера, обеспечивающего навигацию, возглавлял бомбардировщик Пе-2. Выведя десяток “яков” в искомый квадрат над летным полем Ростова-на-Дону, “пешка”, прощально махнув серебряным крылом, развернулась и легла на обратный курс, а истребители пошли на посадку на аэродром… Таганрога, занятый немцами.

В результате из-за преступной ошибки экипажа бомбардировщика наши ВВС в считанные минуты потеряли шесть летчиков и, соответственно, столько же боевых машин Як-1.

Возможно, этот эпизод так бы и остался еще одной каплей в море неизученных фактов, коими богата Великая Отечественная, если бы не одно “но”: именно в тот самый день, 17 апреля, в Таганроге немцы похоронили со всеми воинскими почестями двух советских летчиков. С чего вдруг? За какие заслуги? Вторая мировая война изначально ничем не напоминала средневековые рыцарские баталии с нередкими проявлениями великодушия и благородства, скорее, наоборот, она была одной из самых жестоких и кровопролитных в истории человечества, в которой примерам искреннего уважения к противнику практически места не находилось.

Молодые таганрогские энтузиасты Александр Заблотский и Иван Заболотский, которые уже на протяжении нескольких лет изучают эти события педантично и исключительно ответственно, в силу чего история приобретает все более четкие и зримые очертания…
…На рассвете 17 апреля командир эскадрильи Як-1 капитан А. Егоров поднял в небо с аэродрома Россоши группу истребителей из 10 машин вслед за своим лидером — “пешкой” лейтенанта Зотова. Последний, добросовестно, по его разумению, выполнив свою миссию, ретировался, а истребители стали парами заходить на посадку. Три “яка” успели сесть на летное поле, прежде чем остальные сообразили, что аэродром-то — немецкий. От огня фашистских зениток три боевые машины загорелись и свечками рухнули на землю. Можно предположить, что потерь могло быть и больше, если бы и гитлеровцы не растерялись: вряд ли они ожидали нежданной-негаданной посадки русских на свой аэродром. В эту чудовищную западню угодил сам капитан Егоров, его заместитель старший лейтенант Иван Единархов и пилот младший лейтенант О. Горбунов. Взлететь офицеры уже не смогли — перегретые двигатели самолетов отказывались подчиняться, а потому оказались перед незавидным выбором — умереть или сдаться в плен.
К сожалению, документальных подтверждений того, как развивались события дальше, нет. Их не обнаружилось даже в бундесархиве, куда обратились таганрогские исследователи А. Заблотский и И. Заболотский. Генрих Борисович Гофман, ссылаясь на рассказы местных жителей, которые, конечно же, тоже нельзя принимать за чистую монету, трактует ситуацию так: увидев, что немцы окружают его самолет, капитан Алексей Егоров, выхватив пистолет и уничтожив более десятка гитлеровцев(!), последнюю пулю приберег для себя. А Иван Единархов (его имя Гофману было не известно) после бесплодной попытки запустить двигатели истребителя поджег свою боевую машину, сгорев вместе с ней

Несколько другая версия развития событий того далекого трагического дня:

Вот что пишет об этом Герой Советского Союза полковник С. Шпуняков: “Один из полков корпуса, следуя за лидером, пришёл прямохонько на немецкий аэродром в Таганроге. Командир эскадрильи Егоров, его заместитель Единархов и ещё один лётчик успели приземлиться прямо в лапы фашистам. Ещё трое на посадку зашли и грохнулись дымящимися обломками под огнём немецких зениток. Не успели повоевать ребята. Егоров пытался из пистолета отстреливаться, убил двух немцев, но его и замкомэска застрелили. Погиб и севший с ними пилот”.
Однако эта история имела свое продолжение, потому что немцам достался наш истребитель. А может, и два… Как вспоминает знаменитый летчик-ас Александр Иванович Покрышкин, уже позднее, в самый разгар “кубанской мясорубки”, его во главе восьми американских “аэрокобр” направили на таганрогский аэродром с конкретной задачей: расстрелять стоящий там Як. Чей? Либо Егорова, либо Горбунова. Однако на летном поле советского истребителя не оказалось — немцы успели его припрятать. А через несколько дней Покрышкин встретился с этим самолетом в небе: пилота выручила интуиция, и он успел в последний момент увернуться от очереди краснозвездного соседа. Впоследствии этот Як под прикрытием “мессершмиттов” не единожды видели наши пилоты. Кстати, разобрались с ним довольно оперативно — в один из дней командование запретило вылеты всех Яков без исключения. Приказ, как и ожидалось, не выполнил только один — оборотень, которого тут же обнаружили и завалили “аэрокобры”.
Столь же оперативным было и расследование случившегося: не прошло и десяти дней, как приказом маршала авиации Новикова Зотов и Каримов были преданы суду военного трибунала, а люди, ответственные за штурманскую подготовку частей, поплатились (большинство, правда, временно) своими должностями и воинскими званиями. Со слов известного советского авиационного теоретика В. Алексеенко, члены одного экипажа “бомберов” после неудачного лидирования якобы застрелились. Впрочем, документального подтверждения этому пока не найдено.
ПРИКАЗЫ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР 1943-1945 гг.
ТОМ 2; № 112
ПРИКАЗ О НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОМ ЛИДИРОВАНИИ САМОЛЕТАМИ Пе-2 1-го БОМБАРДИРОВОЧНОГО АВИАКОРПУСА ИСТРЕБИТЕЛЕЙ 3-го ИСТРЕБИТЕЛЬНОГО АВИАКОРПУСА
№ 0318 27 апреля 1943 г.
Для переброски 3-го истребительного авиакорпуса с Воронежского фронта на другой фронт командиру 1-го бомбардировочного авиакорпуса было приказано выделить в качестве лидеров 16 лучших экипажей на самолетах Пе-2.
Перебазирование началось 16.4.43 г. В результате преступно халатного отношения к делу со стороны экипажей и их начальников 7 экипажей из 16 потеряли ориентировку, из них экипаж 82-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка 1-й гвардейской дивизии: летчик-лейтенант Зотов, штурман эскадрильи старший лейтенант Каримов — предательски привели группу истребителей вместо Ростова в Таганрог, занятый противником, где, став в круг, предложили производить посадку. Несмотря на открытый противником артиллерийский огонь из ЗА, 3 самолета Як-1 во главе с командиром эскадрильи 291-го полка Егоровым произвели посадку в Таганроге и попали в руки врага. 3 самолета Як-1 были сбиты ЗА противника на кругу аэродрома и там же, горящие, упали. Остальные 4 самолета с преступником-лидером вернулись на аэродром Ростова.
3 экипажа: летчик 854 бап 293 бад младший лейтенант Малеев, штурман корабля старший сержант Сероглазов, летчик того же полка старший сержант Данилов, шутрман звена лейтенант Малышко и летчик 81-го гвардейского бомбардировочного авиаполка 1-й гвардейской авиадивизии (стажер Омской школы летчиков) лейтенант Назаров при штурмане звена лейтенанте Лаврове — потеряли ориентировку в самых простых условиях и привели свои лидируемые ими группы истребителей вместо аэродрома Миллерово в Чертково, где и произвели посадку в поле, разбив 2 Як-7б, 1 Пе-2 и 1 Пе-2.
Экипаж 82-го гвардейского авиаполка 1-й гвардейской авиадивизии лейтенант Рыбалко со штурманом эскадрильи капитаном Сербковым заблудились и привели свою группу истребителей не на аэродром Миллерово, а в станицу Вешенская, где и произвели посадку в поле, разбив один самолет Як-7б.
Экипаж 804 бап 293 бад: лейтенант Поляков, штурман звена младший лейтенант Жариков, лидируя группу истребителей из Обояни в Россошь, потеряли в воздухе группу и вернулись на аэродром вылета, а истребители самостоятельно благополучно прибыли в Россошь.
Экипаж 854 бап: летчик-лейтетант Лысенко со штурманом звена лейтенантом Крыловым заблудились и завели группу истребителей вместо Ростова в район между Ростовом и Таганрогом. Истребители, видя блуждание лидера, бросили последнего и самостоятельно вернулись в Ростов, где и произвели посадку, а горе-лидер пришел вслед за истребителями.
Расследованием на месте этого возмутительного факта заместителем командующего воздушными силами Красной Армии генерал-полковником авиации Ворожейкиным установлено:
Командиры дивизий: 1-й гвардейской — полковник Добыш и 293-й — полковник Грибакин никакого участия в подборе выделяемых экипажей на ответственное задание не приняли. Не поставили перед лидерами задачи, не проверили их и не проинструктировали. Штурманы: авиадивизии 1-й гвардейской — майор Янченко, 293-й — майор Аксенов и 1 бак — майор Савченко никакой работы по поднятию в дивизиях и в корпусе штурманского дела не ведут. Люди ожирели от безделья и превратились в безответственных чиновников. В корпусе и дивизиях потеря ориентировки не является исключением. Еще в январе месяце 1943 г. на Волховском фронте из-за потери ориентировки три группы возвратились с боевого задания на свои аэродромы с бомбами, не найдя цели. Три группы из-за потери ориентировки бомбили незаданные цели.
8.4.43 г. на Воронежском фронте 8 Пе-2 81-го гвардейского авиаполка 1-й гвардейской авиадивизии в результате потери ориентировки сбросили бомбы на деревню, занятую нашими войсками, в 15 км от линии фронта и в 40 км от заданной цели. Бомбы упали в поле и только 3 из них — в деревню.
В корпусе и дивизиях вошло в систему при полетах в группе ориентироваться одному ведущему, все остальные штурманы представляют собою мертвый и неполезный груз.
Во всех этих безобразиях при перелете вина ложится и на самих истребителей, которые шли за лидером с завязанными глазами, но которые обязаны, были и каждый из них во всех случаях любого полета ориентироваться самостоятельно. И если бы истребители ориентировались в исключительно простом происходящем перелете, тогда бы не было никаких блужданий, потерь в людях и самолетах.
Приказываю:
1. Командиру 1-й гвардейской авиадивизии полковнику Добышу и командиру 293-й авиадивизии полковнику Грибакину за плохую подготовку в штурманском отношении дивизий, за самоуспокоенность, слабую дисциплину и отсутствие требовательности объявить выговор и предупредить, что если они в срок до 15 мая не выправят штурманских и бомбардировочных недочетов, то оба будут сняты с занимаемых должностей, понижены в звании и назначены с понижением.
2. Штурманов дивизий: 1-й гвардейской — майора Янченко и 293-й — майора Аксенова за исключительно слабую штурманскую подготовку дивизий снизить в военном звании до “капитан” с испытательным сроком до 1 августа 1943 года, после чего командиру 1 бак донести мне о их работе со своим заключением.
<…>
5. Штурмана корабля 854-го полка старшего сержанта Сероглазова откомандировать в 1-й штурмовой авиакорпус рядовым стрелком на Ил-2. Пусть штурмовики его научат ориентироваться, а командиру 1 шак генерал-лейтенанту авиации тов. Рязанову донести мне о работе Сероглазова к 1 июля 1943 г.
<…>
7. Летчика 82-го гвардейского авиаполка Зотова и штурмана эскадрильи Каримова арестовать и предать суду военного трибунала.
8. Командира 82-го гвардейского авиаполка майора Анисимова за плохую подготовку полка арестовать на 15 суток с удержанием за каждые сутки ареста 50% зарплаты и предупредить, что, если полк к 15 мая окажется неподготовленным в штурманском отношении, то он будет снижен в звании и назначен с понижением. Не налагаю взыскания на врио командира 854-го полка капитана Королева только потому, что он командует полком всего лишь один месяц, но требую в самый кратчайший срок поднять подготовку полка на должную высоту во всех отношениях.
9. На остальных виновников командиру 1 бак наложить взыскания своей властью. <…>
10. Командующему 2-й воздушной армией генерал-лейтенанту авиации Красовскому отпустить для корпуса на боевую подготовку 150 т авиационного бензина. В срок до 1 мая организовать облет района предстоящих действий для корпуса, установить за работой корпуса постоянный контроль и не стоять в стороне, а лично помочь командиру корпуса навести порядок в частях корпуса.
11. Начальнику Главного управления боевой подготовки ВВС Красной Армии генерал-лейтенанту авиации Кондратюку в срок между 15 и 20 мая проверить состояние корпуса во всех отношениях и результаты проверки доложить мне.
12. В целях упорядочения оперативных перелетов начальнику штаба ВВС Красной Армии разработать инструкцию по организации и проведению оперативных перелетов и представить мне на утверждение к 5.5.43 г.
13. Приказ проработать со всем летным составом, кроме пунктов 1 и 9, которые объявить только до командиров полков включительно.
Заместитель народного
комиссара обороны
маршал авиации НОВИКОВ
Александр БЕРЕЗИН

 

Зато доподлинно известно другое — всю последнюю декаду апреля доблестно сражались в небе над Кубанью летчики 291-го истребительного полка: к концу кампании в строю осталось лишь 8 самолетов.
Так вот правдой является и то, что гитлеровцы похоронили двух наших истребителей со всеми воинскими почестями, отдав должное их храбрости и отваге. И то, что в списках летчиков, награжденных за мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, вы не найдете ни капитана Егорова, ни старшего лейтенанта Единархова… Они покоятся на старом кладбище Таганрога в неприметном месте, под скромным памятником с изображением боевого самолета и надписью “Безумству храбрых поем мы Славу!”. Рожденные летать, они были вынуждены вступить в свой главный и последний бой не в небе, а на земле. На той самой, которая и приняла их в свои вечные объятия. И доказали, что бывают поражения, слава которых вызывает зависть у победителя. И не столь уж важно, сколько фашистов успел отправить к праотцам Алексей и отчего загорелся самолет Ивана.
Биографии героев!!
2
ЕГОРОВ
Алексей Гаврилович
1916-1943
Родился 17 (30) сентября 1916 года в деревне Татарниково ныне Сасовского района Рязанской области. В 1932 окончил 6 классов школы, в 1934 – ФЗУ. Работал токарем.
В армии с ноября 1937. В 1938 окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Присвоено воинское звание «младший лейтенант».
Служил на Дальнем Востоке; младший лётчик, командир звена 29-го истребительного авиационного полка. Летал на И-153 и И-16. 4.05.1940 получил воинское звание «лейтенант».
С ноября 1941 – заместитель командира, а затем командир авиаэскадрильи 306-го истребительного авиационного полка (на Дальнем Востоке). 8.06.1942 получил воинское звание «старший лейтенант». В декабре 1942 лётный состав полка был передан в 291-й истребительный авиационный полк.
С января 1943 – в 8-м запасном авиационном полку (ст.Багай-Барановка Вольского района Саратовской области), прошёл переобучение на «Яках». Присвоено воинское звание «капитан».
Назначен командиром авиаэскадрильи 291-го истребительного авиационного полка.
Погиб 17 апреля 1943 года.

Жена – Егорова Валентина Захаровна

Из архивов ЦАМО

fullimage - Средство просмотра фотографий Windows

ОБД Мемориал - Maxthon Cloud Browser 4.4.5.30006

1

ЕДИНАРХОВ
Иван Яковлевич
1917-1943

Родился 7 (20) августа 1917 года в селе Нижняя Хила ныне Шилкинского района Читинской области. В 1933 окончил 7 классов школы в селе Казаново этого же района и области.
В армии с сентября 1938. До октября 1939 обучался в Читинской военной авиационной школе лётчиков. В июле 1940 окончил Батайскую военную авиационную школу лётчиков. Присвоено воинское звание «младший лейтенант».
Направлен в 168-й резервный авиационный полк (на Дальнем Востоке). С декабря 1940 – младший лётчик, пилот, командир звена 306-го истребительного авиационного полка (на Дальнем Востоке). 30.07.1942 получил воинское звание «лейтенант». В декабре 1942 лётный состав полка был передан в 291-й истребительный авиационный полк.
С января 1943 – в 8-м запасном авиационном полку (ст.Багай-Барановка Вольского района Саратовской области), прошёл переобучение на «Яках».
Назначен заместителем командира авиаэскадрильи 291-го истребительного авиационного полка.
Погиб 17 апреля 1943 года.

ОБД Мемориал - Maxthon Cloud Browser 4.4.5.3000

ОБД Мемориал - Maxthon Cloud Browser 4.4.5.3000
Их было двое - Maxthon Cloud Browser 4.4.5.30004

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>