Битва за Могадишо: большой провал американцев в Африке

История человечества не в последнюю очередь связана с войнами. Успешные походы против врагов, героическая оборона – такие события часто становятся поводами для праздничных мероприятий. Наверное, у любого народа были сражения, в которых воины продемонстрировали выдающуюся отвагу и наилучшие качества. Сражение при Фермопилах, битва на Чудском озере, Грюнвальдская битва, Трафальгарское сражение, сражение у атолла Мидуэй, оборона Сталинграда и множество других битв на разных континентах и в разные эпохи известны по сей день и являются важными для наций. Есть своя важная дата и у разобщённого гражданской войной народа Сомали, когда люди собрались вместе и дали, по их мнению, достойный отпор врагу. Это сражение в Могадишо 3-4 октября 1993 года.
Сражение в Могадишо, или День Рейнджера, очень часто называют ещё “Падением Чёрного ястреба” в честь одноимённого фильма Ридли Скотта. Культовый фильм очень точно описывает происходившее в Могадишо в тот день. У самих американских военных выражение “хочешь, чтобы получилось как в “Чёрном ястребе”?” означает, что кто-то решил создать ситуацию, которая может привести к жаркой битве с кучей посмертных медалей за проявленный героизм. Американцы хоть и героизировали это сражение, но сделали выводы и всеми силами стремятся подобного избегать.

Предыстория сражения начинается с прихода миссии ООН в Сомали. Первые гуманитарные организации столкнулись в Сомали с откровенным грабежом со стороны местных группировок. Введение миротворческих войск позволило решить проблемы гуманитарных поставок. Второй задачей было прекращение гражданской войны. Миссия UNOSOM-II ставила целью разоружить бандформирования и начать восстановление государства. Однако лидерам группировок такой сценарий не понравился. Их устраивало сложившееся положение дел. В стране они имели ореол народных защитников и убеждали население, что американцы снова хотят сделать Сомали колонией. Почему быть благоустроенной колонией хуже, чем умирать от голода в развалинах, оставаясь “независимыми”, они не объясняли.

“Все солдаты без колебаний приняли версию своего командования о том, что вожди противоборствующих кланов довели народ в гражданской войне до того, что люди просто умирали от голода тысячами. Когда цивилизованные страны послали гуманитарную помощь, лидеры группировок разграбили её и убили тех, кто пытался сопротивляться. Поэтому цивилизованный мир решил взять вождей на короткий поводок и предложил самым злостным преступникам быстро исправить то, что они успели натворить. Этой информации было для всех вполне достаточно, и очень мало из того, что солдаты увидели здесь после прибытия на базу в конце августа, как-то смогло переменить их мнение. Могадишо напоминал апокалиптический мир из кинофильма, где царствовали и управляли бродячие банды головорезов на старых автомобилях. Армия верила, что она здесь, чтобы убрать худших главарей и восстановить в стране цивилизованный порядок”.

Особенно миротворцы не устраивали лидера группировки Сомалийский Национальный Альянс Мухаммеда Фараха Айдида. После того как силы ООН прекратили работу его радиостанции, Айдид объявил миротворцам войну и с июня 1993 года начал устраивать регулярные нападения на них. Начинается охота на Айдида, в которой главную роль играли американцы. Потери среди мирного населения при попытках поймать Айдида только добавляли ему популярности среди сомалийцев.

В конце августа американцы разворачивают специальную группу “Рейнджер” под командованием генерал-майора Уильяма Гаррисона. В её состав входили спецназовцы “Дельты”, рейнджеры 75-го полка и эскадрилья вертолетов 160-го авиаполка армейской авиации специального назначения. Сливки американской армии. Спецназ быстро развернулся и начал охоту на Айдида и его полевых командиров. Но рейды не достигали цели, и Уильям Гаррисон вскоре начал испытывать давление со стороны политиков США.

 

“Рискованным было и само время назначенной операции. Оперативная группа сил специального назначения в Сомали предпочитала работать ночью. Пилоты вертолётов 160-го авиаполка специального назначения имели большой опыт ночных полетов и называли сами себя “ночными охотниками”, поскольку могли вести свою машину при полной темноте с приборами ночного видения так же уверенно, как и ярким днем. Лётчики 160-го авиаполка участвовали практически во всех спецоперациях сухопутных сил со времен Вьетнамской войны. Когда полк не воевал, он тренировался, и уровень подготовки пилотов действительно превосходил всякое воображение. Казалось, пилоты не боялись ничего и летали туда, куда не могли проникнуть ни пехота, ни техника. В темноте скорость и точность совместных ударов вертолётов, спецназа и рейнджеров становились уже убийственными. Ночь давала и ещё одно преимущество: многие сомалийцы, особенно молодые люди, передвигавшиеся по городу на автомобилях с установленными в кузове крупнокалиберными пулемётами, употребляли “кат” – местную траву, содержавшую слабый амфетамин, по виду похожую на обычный салат. Они начинали принимать наркотик с полудня, и днём наступал пик их жизнедеятельности, они были возбуждены, активны и были готовы к решительным действиям. Ночью же впадали в состояние апатии и физического упадка. Сегодняшняя же дневная операция была запланирована на самое невыгодное в тактическом отношении для спецназа время. Но всё дело было в том, что такую возможность захватить двух высших руководителей в клане Айдида упустить было просто невозможно. Также, до этого в городе в дневное время без осложнений были проведены уже три рейда, а сам риск – это часть профессии солдата. Спецназ и десантники были сильными ребятами, и именно поэтому были именно здесь, в Сомали”.

Надо заметить, что сбитые 3 октября американские вертолёты были не первыми подобными потерями группы “Рейнджер”. До конца сентября вертолёты 23 раза получали повреждения при обстрелах. А 25 сентября во время ночного вылета на патрулирование был сбит “Чёрный ястреб” из 101-й дивизии. Около 2 часов ночи на высоте 30-40 метров он получил попадание из гранатомёта в топливный бак. При падении погибли два бортстрелка и пассажир в грузовой кабине. Оба пилота выжили. Несколько часов они скрывались от охотившихся за ними местных жителей. По счастливому стечению обстоятельств помог им местный житель, который не сдал пилотов жаждущим крови соплеменникам, а помог выбраться к своим. Этого сомалийца американцы потом нашли и предложили ему вознаграждение. Пентагон объявил, что останки погибших обнаружены, но это была ложь. Один из боевиков Айдида, присутствовавший на месте крушения, впоследствии рассказал, что тела погибших американцев в буквальном смысле разорвали на куски. Часть останков триумфально пронесли по рынку Бакара, а голову одного из солдат выставили на рынке и показывали желающим за деньги.

В таких условиях группа “Рейнджер” встретила начало октября. Серия неудачных рейдов, претензии со стороны высших командиров, сложные отношения с местным населением. И когда утром 3 октября агентурная разведка передала данные о местонахождении двух “министров” Айдида, было принято решение осуществить рейд по их захвату в неблагоприятных для американцев дневных условиях.

“Асфальт взлётной полосы сотрясся от рёва запущенных моторов, пульсирование многочисленных двигателей наложилось друг на друга. Каждого захватило ощущение себя в качестве части огромного сжатого кулака военной мощи. Горе врагу, ставшему на его пути! Обвешанные гранатами и боекомлектом, сжимающие в руках винтовки солдаты ждали наступающего со странной смесью страха и нетерпения, их сердца всё более учащённо стучали под бронежилетами. Командиры последний раз проверили готовность групп, бойцы прочитали про себя молитвы, по сто раз проверили оружие, повторили каждое своё движение после приземления, кто-то даже успел совершить свои непонятные ритуалы – все сделали то, что могло хоть как-то подготовить их к бою.

В 15:32 командир группы в первом “Блэкхоке” с позывным “Супер 64″ услышал по прибору внутренней связи голос своего пилота, уоррент-офицера Майкла Дюранта, в нём было явственно слышно удовлетворение:

– “Айрин”, вашу мать!! – вопил он”.

В первоначальной операции по захвату принимали участие 50 бойцов “Дельты”, 75 рейнджеров, 16 вертолётов (8 Black Hawk и 8 Little Bird), 1 разведывательный самолёт P-3 Орион, 3 разведывательных вертолёта OH-58 “Кайова”. Группы захвата заложников (“Дельта”) и блокирования прилегающей территории (Рейнджеры) должны были высадиться с вертолётов, очень быстро выполнить штурм и захват и эвакуироваться на автоколонне из 9 автомобилей “Хамви” и 3 пятитонных грузовиков M939. Всю операцию предполагалось осуществить в течение часа.

“Толпы сомалийцев приближались по улице Халвадиг. Другие вели беспокоящий огонь с перекрёстных улиц. Рейнджеры же пока были связаны жёсткими правилами открытия огня: миротворческим войскам было предписано вести только ответный огонь и только после определения, откуда они были обстреляны, но такой подход не срабатывал против толпы на улице. Всем было ясно, что по группам стреляют, бойцы наблюдали в толпе вооружённых людей, но те умело перемешивались с безоружными, в том числе с женщинами и детьми. В этом смысле сомалийцы вели себя очень странно: обычно гражданское население как от огня бежит с места происшествия, как только становятся слышны выстрелы и взрывы. Но в Могадишо при любых отголосках далёкого боя люди сразу бежали туда, откуда они доносились. Здесь присутствовал всеобщий порыв: увидеть всё самим! Занявшим боевые позиции на улицах рейнджерам оставалось только про себя молить глупцов уйти с линии огня”.

Начало операции было успешным. Были захвачены 24 боевика, включая двух министров Айдида. Однако появилось первое осложнение. В ходе десантирования на тросах рядовой Блэкбёрн сорвался с высоты 20 метров и требовал срочной эвакуации. Наземная группа разделилась, и Блэкбёрна экстренно отправили на базу на трёх “Хамви” под командованием сержанта Струкера. При прорыве колонны Струкера был смертельно ранен пулемётчик Дом Пилла.

“Они приближались к тому перекрёстку, где им нужно было повернуть на дорогу, ведущую на базу. Струкер видел, как выпущенные из гранатомётов снаряды летели через улицу. Казалось, весь город стрелял в них. Они продолжали нестись как одержимые, стреляя во все стороны. Их снова вызывали по связи. “Что у вас происходит?” “Не хочу говорить об этом”. “У вас есть потери?” “Да, один”. Струкер не хотел распространяться об этом в эфире. Он был опытным солдатом, прошёл Панаму и Персидский залив. Он знал, как такие вести действуют на мораль. И ещё он боялся паники. “Кто это и каково его состояние?”, – продолжали спрашивать. “Это Пилла”. “Состояние?” “Убит…” При этом известии все переговоры в эфире прекратились, наступила полная тишина”.

При погрузке основной части колонны примерно в 16:20 был сбит первый “Чёрный ястреб” Супер-61 Клиффа Уолкотта. Часть бойцов штурмовой группы начала двигаться к месту аварии. Один из вертолётов Little Bird выполнил посадку в районе катастрофы, и его пилоты эвакуировали двух раненых бортстрелков. На место высаживается группа поиска и спасения (ПСС или CSAR), обнаружившая двух мёртвых пилотов и двух тяжелораненых снайперов. Бойцы CSAR заняли оборону на месте катастрофы, позже к ним присоединились группы “Дельты” и Рейнджеров (около 90 человек).

“Супер 61 высадил отделение рейнджеров и теперь осуществлял их поддержку с воздуха. Два бортстрелка и два снайпера из спецназа “Дельта” вели огонь по целям внизу. Каждый раз, когда обтекаемый чёрный вертолёт проплывал вверху, это придавало людям внизу чувство уверенности которое дельтовцы называли “тёплым и пушистым”.

В Объединенном командном центре камеры с вертолётов слежения показывали сцену крушения борта Супер 61 в реальном времени. Командующий генерал Уильям Гаррисон и его офицеры видели чёрный вертолёт пилота Клиффа Уолкотта, летящий медленно на малой высоте. Затем облачко дыма рядом с хвостовым ротором. Неуклюжее вращение вертолета вокруг своей оси. Два оборота по часовой стрелке, нос задрался вверх, брюхо ударилось о край здания, нос резко ушёл вниз, лопасти разлетелись на куски, фюзеляж рухнул в узкий переулок на бок в облаке дыма, пыли и обломков.

Сквозь шум винтов и шум в эфире Майкл Дюрант услышал голос друга Клиффа “Элвиса” Уолкотта: “61-й… падаем…”. Голос Элвиса был спокойным и безэмоциональным. Как будто 61-й не падал, а спокойно заходил на посадку.

Новость быстро распространилась в эфире. Вместо монотонного спокойствия голоса в эфире были наполнены тревогой: “Чёрный ястреб” сбит в городе! 61-й сбит!”

Все понимали, что последствия этого крушения будут тяжёлыми. Десятая Американская миссия в Сомали, переданная одним президентом другому, только что потерпела крах. Честолюбивые надежды бюрократов Объединенных наций были погребены под дымящейся горой искорёженного металла, пластика и человеческой плоти в пыльном переулке в северной части Могадишо.

Тем временем место сбитого Супер-61 занимает “Чёрный ястреб” Супер-64 Майкла Дюранта. Через десять минут нахождения над целью (примерно в 16:40) он получает второе за этот день попадание из РПГ в хвостовую балку. После попадания машина какое-то время сохраняла устойчивость и управление. Однако при возвращении на базу из-за полученных повреждений разлетается хвостовой винт, и вертолёт падает в нескольких километрах от места падения Супер-61. Команды поиска и спасения для него уже нет. Точка падения оказалась на достаточно большом расстоянии от наземных сил, и достичь её было невозможно. При падении погиб один бортстрелок, второй был тяжело ранен. Пилоты остались живы, но получили серьёзные травмы спины и переломы.

“Небо было заполнено вертолётами. Боевики Моалима пытались держаться вместе в толпах людей, движущихся к месту битвы. Они знали, что американцы будут стараться не стрелять в боевиков, окружённых мирным населением. Боевики набросили простыни и полотенца на плечи, чтобы скрыть оружие. Автоматы прижимали к бокам, чтобы их не заметили с воздуха. Но их заметили. В эфире звучало:

– Вижу около 7-8 человек, бегущих с оружием…

– Среди них есть женщины и дети…

– Группа людей пересекает улицу…

Моалим и его люди были ветеранами, наёмниками. Хотя в Могадишо все сейчас воевали с американцами бесплатно. После того как США атаковали лидеров клана Хабр Гидр этим летом, противостоящие партии перестали воевать друг с другом и вместе обратились на общего врага.

Моалим, молодой парень, худой, с запавшими щеками и жидкой бородкой, сколотил небольшой отряд наёмников из мужчин его деревни. Деревня представляла собой лабиринт грязных улочек между хижинами и лачугами с жестяными крышами к югу от Бакарского базара. Таких людей, как Моалим и его отряд, называли “муурйян”, или бандиты.

Услышав шум приближающегося вертолёта, один из боевиков опустился на одно колено и направил гранатомёт вверх. Нацелив его в заднюю часть вертолёта, который летел на уровне крыш, гранатомётчик выстрелил, граната попала в задний ротор. Куски ротора разлетелись от взрыва. Затем в течение нескольких секунд ничего не происходило”.

Какое-то время место падения вертолёта Дюранта прикрывал “Чёрный ястреб” Супер-62 Майка Гоффины. На его борту помимо пилотов находилось два бортстрелка и три снайпера из “Дельты”. Снайперы сделали несколько запросов командованию на разрешение высадиться на землю и прикрыть сбитый вертолёт до подхода основных сил. После третьей попытки генерал Гаррисон дал добро снайперской паре Рэнди Шугарта и Гэри Гордона на высадку. В течение часа Шугарт и Гордон сдерживали наступление боевиков и толп сомалийцев. Какое-то время Супер-62 Гоффины поддерживал бойцов “Дельты”. Но, получив попадание из гранатомёта, был вынужден совершить аварийную посадку за городом. Экипаж эвакуировали другим вертолётом.

“Дюрант был настоящим профессионалом своего дела. Он служил в особом 160-м полку “Ночные охотники”. Дюрант участвовал в боевых вылетах во время войны в Персидском заливе и Панаме. Соседи по району не знали о его профессии. Даже его семья не знала, где он сейчас находится. Ему дали только два часа на сборы в Сомали. Он успел заскочить домой, чтобы попрощаться с женой и детьми и извиниться за пропущенный день рождения сына.

… Дюранта охватила паника. Ему нужно было сдерживать сомалийцев. Он слышал их голоса за стеной. Потом голоса замолкли, и двое попытались перелезть через стену. Дюрант стрельнул, и они спрыгнули назад. Он не успел заметить, задел ли кого нибудь. Снова мужчина попытался перелезть стену. Дюрант застрелил его. Другой вылез из-за угла с оружием. Дюрант убил и его. Внезапно на другой стороне машины вспыхнула бешеная перестрелка. Он услышал крик агонии Шугарта, и всё затихло…

Улицы были забиты озлобленными людьми, стекавшимися к сбитой машине. Они хотели убить этих американцев, которые спустились с неба и открыли огонь по их друзьям и соседям. Несмотря на яростный огонь со стороны солдат на месте крушения, толпа продолжала напирать.

В течение прошедших месяцев рейнджеры совершали налёты на город в любое время дня и ночи. Вертолёты зависали низко, сила их лопастей срывала жестяные крыши лачуг. Рейнджеры десантировались на верёвках, чтобы уничтожать и арестовывать лидеров клана Хабр Гидр. Это было оскорблением для Сомали. В этот день вся накопленная ненависть вскипела, и многие были уже мертвы.

Люди набросились на американцев. Только один был ещё жив. Он кричал и размахивал руками, когда толпа схватила и потащила его, разрывая одежду. Люди кромсали ножами мёртвые тела американцев. Другие отрывали конечности. Вскоре все бегали, крича и демонстрируя друг другу оторванные части тел.

Когда Моалим оббежал хвост сбитой машины, он изумился, найдя ещё двух американцев. Один, тяжело раненный или убитый, растянулся на земле. Другой пилот был ещё жив. Он не стрелял, положив оружие себе на грудь и сложив руки поверх него.

Толпа протекла мимо Моалима и набросилась на этих двоих. Люди начали бить и пинать пилота. Но до полевого командира внезапно дошло, что американец был более ценным живым, чем мёртвым. Рейнджеры потратили месяцы, захватывая сомалийцев в плен. Теперь они могли обменять пленников на пилота. Моалим схватил пилота за руки и выстрелил в воздух, крикнув, чтобы люди отступили назад.

Моалим и его люди сформировали кольцо вокруг пилота, защищая его от толпы. У пилота был пистолет и нож. Сомалийцы боялись, что он спрятал ещё оружие. Они знали также, что пилоты носили радиомаяки в одежде, чтобы их было легче найти. Поэтому они содрали с него одежду.

Один молодой парень дотянулся и схватил зелёную идентификационную карточку, висящую на шее. Он сунул её в лицо Дюранту и закричал на английском: “Рейнджер, рейнджер, ты умрёшь в Сомали…”

Оказавшись без поддержки в неравном бою, мастер-сержант Гэри Гордон и сержант 1-го класса Рэнди Шугарт погибли при защите экипажа сбитого Супер-64. Там же погибли правый пилот Рэй Франк и бортстрелок Томми Филд. Майкл Дюрант попал в плен, в котором провёл 11 дней.

Гэри Гордон и Рэнди Шугарт посмертно получили высшую награду вооружённых сил США – медали Почёта. Это был первый эпизод получения такой награды после Вьетнамской войны. Всего за 150 лет существования медали Почёта было награждено около 3500 человек.

“Для рейнджеров, оставшихся на базе, битва в городе казалась и далёкой, и в тоже время очень близкой. Они не могли, подобно командованию в Объединенном центре, наблюдать сражение на экранах мониторов. Но они слышали, что происходило в эфире, и этого было достаточно. Можно было точно сказать, что операция провалилась в ад. Они слышали голоса, дрожащие от страха и эмоций. Их лучшие друзья и братья были в западне и погибали. Полнота происходящего ощутилась особенно резко, когда искорёженный и расстрелянный “Хамви” сержанта Доминика Пиллы вкатился в ворота базы.

Спецназовцы “Дельты” действовали как машины. Пополнив амуницию, они были готовы к рывку обратно. В них не было видно колебаний или тени сомнения. Рейнджеры же все были основательно потрясены.

Даже те рейнджеры, кто хранил видимое спокойствие, внутри чувствовали то же самое. Как они могут вернуться в этот ад? Они чудом спаслись, избежали смерти… Целый город пытался убить их…”

Тем временем наземная автоколонна предприняла попытку прорваться к месту падения первого вертолёта. Однако ожесточённый огонь сомалийцев и ошибки управления не позволили это сделать. Колонна сумела вернуться на базу, понеся тяжёлые потери. Половина личного состава была убита или ранена.

“Перед посадкой Томас оттянул Струкера в сторону. “Сержант, я не могу ехать с вами…”. Подчинённые Струкера ожидали, что он взорвется.

Вместо этого Струкер тихо ответил Томасу как мужчина мужчине. Он попробовал успокоить Томаса. Но Томас был спокоен. Он всё рассчитал точно. Он женился всего несколько месяцев тому назад. И он не собирался поехать обратно и умереть.

Томас повторил настойчиво: “Я не могу этого сделать…”. Ему было всё равно, какую цену ему придётся заплатить за такой отказ. Он принял решение.

“Слушай, – сказал Струкер. – Я понимаю твои чувства. Я тоже женат. Не думай о себе, что ты трус. Я знаю, что ты боишься. Я тоже боюсь. Я никогда не был в подобной ситуации. Но нам нужно туда идти. Это наша работа. Разница между трусом и мужчиной не в том, что один боится а другой нет, а в том, как ты поступаешь, когда боишься”.

Томасу не понравился такой ответ. Он отошёл в сторону. Но в момент, когда они собрались выезжать, Струкер заметил, как Томас забрался в одну из машин”.

В 17:45 была предпринята попытка прорваться к месту падения второго вертолёта на сформированной колонне из 22 машин. Уже на входе в город она завязла в боях и была отозвана назад. В городе оставалось около ста бойцов “Дельты” и рейнджеров.

К восьми вечера командующий Уильям Гаррисон был вынужден обратиться за помощью к другим силам ООН. Пока готовились наземные машины, блокированные американцы продолжали ожесточённое сражение со всем городом. Значительную поддержку им оказывали лёгкие вертолёты Little Bird. За ночь они совершили не менее 6 вылетов на каждую машину с очень большим расходом боеприпасов.

“На другой стороне переулка командир группы первый лейтенант Лэрри Перино наблюдал, как группа детей приближалась к их позиции, указывая на них вооружённым людям. В ответ рейнджеры бросили светошумовые гранаты, которые моментально рассеяли детей. Перино ещё добавил очередью перед их ногами, дети разбежались окончательно.

На одном из перекрёстков женщина в развевающемся розовом платье пробежала мимо грузовика с водительской стороны. Водитель держал пистолет наготове и стрелял во всё движущееся. “Не стреляй! – заорал Спалдинг. – Она с ребенком…” В этот момент женщина повернулась. Держа ребёнка в одной руке, она подняла пистолет в другой. Спалдинг выстрелил в неё. Он выстрелил ещё 4 раза, пока она не упала. Он надеялся, что не задел ребенка. Он недоумевал, как могла мать сделать подобное с ребёнком в руках. О чём она думала?”

Вытаскивали американцев силами четырёх пакистанских танков, 24 малайзийских БТР, а также американских “Хамви” и грузовиков. Эвакуация на стадион, контролировавшийся силами Пакистана, закончилась только к 6:30 утра. Причём мест в технике не хватило на всех, и часть измотанных боем бойцов вынуждена была возвращаться пешком (Могадишская миля). Машины ушли вперёд, и бойцы почти километр двигались без прикрытия.

Потери американцев составили 18 человек убитыми и 73 ранеными, один попал в плен.

У пакистанцев был убит один боец и ранено двое.

У Малайзии – один убитый и 7 раненых.

Потери сомалийцев в этом сражении точно неизвестны. Мухаммед Айдид заявил, что было убито 315 человек и ранено 812. Один из командиров Айдида заявил, что потери среди боевиков составили 133 человека. Потери же среди гражданского населения, по его мнению, установить не удалось, но они были велики. Максимальное число погибших сомалийцев, которое озвучивалось – 1500 погибших и 3000 раненых.

Если считать только потери, то сомалийцы проиграли с разгромным счётом, но при этом они победили. CNN на весь мир продемонстрировала кадры, на которых жители Могадишо таскали по городу растерзанное тело одного из бойцов “Дельты”. Американское правительство приняло однозначное решение о полном выводе американских войск из Сомали. С Айдидом было заключено временное перемирие. Был возвращён из плена пилот Майкл Дюрант. К марту 1994 года американцы полностью покинули Сомали. В течение года из страны вышли и другие миротворцы ООН.

Это событие оставило след в американской культуре: было написано несколько книг и снят фильм Black Hawk Down. Фильм снят при поддержке Пентагона, и в нём приняли участие настоящие бойцы 75-го полка рейнджеров и 160-го авиаполка специального назначения. Причём некоторые пилоты, принимавшие участие в съёмках фильма, действительно были в том бою.

Но, конечно, ещё большее влияние это сражение оказало на Сомали. За один ожесточённый бой, длившийся менее суток, не считаясь с потерями, граждане Могадишо смогли отстоять своё право на продолжение гражданской войны, которая длится уже три десятка лет.

Солдаты и ветераны Армии США в начале октября 2018 года бегут “Могадишскую милю” в память о событиях 1993 года.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>