Британские солдаты образца 1879 года

Небольшой фрагмент об облике и оружие британских военнослужащих регулярных пехотных частей в ходе войны с зулусами.

Красный цвет в те годы был символом Британской Империи, он окрашивал её земли на карте мира. Потому что завоёвывали их для империи солдаты в красных мундирах, что отличали британскую армию с кромвелевских времён. Пехота и инженерные части носили однобортные алые мундиры с пятью латунными пуговицами, с манжетами и воротничками, окрашенными в полковые цвета, и темно-синие брюки с алыми лампасами, заправленные в чёрные кожаные высокие ботинки. Офицеры носили либо похожий красные мундир либо синие патрульные жакеты с галунами.

Голову защищал лёгких пробковый шлем заморской службы, покрытый белым холстом, с латунной полковой кокардой. Снаряжение дополняли белые ремни и пояс, на котором висели сумки и подсумок с патронами, штык, а также вещмешок, где обычно лежали немногочисленные личные вещи и лёгкий перекус в виде сухарей. Через левое плечо перекинута фляжка с водой на ремне.

e0r0QBh

Но в поле воины Империи не походили на изображаемых в фильмах людей в чистой алой форме и белоснежных шлемах. Особенно это относилось к частям в Южной Африке. Новый комплект формы выдавался военнослужащим раз в год по весне, а большинство частей месяцы провели в ходе недавно закончившейся войны с коса в поле, пробираясь по заросшим колючим бушем холмам, нещадно рвавшим дешевую ткань мундиров. Так что мундиры и брюки у солдат к началу 1879 года были выцветшие, изношенные, латанные-перелатанные заплатками различных цветов. Не лучше выглядели и разбитые на бездорожье ботинки, источавшие невообразимый аромат смеси пота с мочёй, которой было принято бороться с грибковыми заболеваниями ног. Белый цвет шлемов также остался в прошлом – в целях маскировки их в поле красили в грязно-коричневые тона, с помощью спитого чая, кофейной гущи или вываренной коры.

Вооружены были британские пехотинцы казнозарядными нарезными винтовками Мартини-Генри, явившимися результатом сотрудничества двух европейских оружейников – швейцарца Фридриха Мартини и Александера Генри из Эдинбурга. Легкая и удобная в обращении однозарядная винтовка полюбилась солдатам. Она имела традиционный калибр 11,43 мм, длину метр с четвертью, массу 3,8 кг. Стреляли из неё патронами конструкции Эдварда Боксера из латунной фольги, начинявшимися чёрным порохом, с безоболочной свинцовой цилиндрической пулей. Простота заряжания позволяла вести огонь лёжа или с колена.

Прицел винтовки был размечен до 1400 метров, но обычно залповый огонь открывали с дистанции 500 метров. На стрельбище хороший стрелок мог делать до 20 выстрелов в минуту и точно поражать цели на километровой дистанции. Средний британский пехотинец в боевых условиях делал 5-6 выстрелов в минуту и уверенно поражал врага на дистанции от 250 метров.

Но при быстрой стрельбе начинали сказываться отдельные недостатки данного оружия. Ствол быстро нагревался, так что после 5-6 выстрелов к нему уже нельзя было притронуться из-за жара, солдаты по примеру буров защищали руки, обматывая вокруг ствола куски сыромятной коровьей кожи. Пороховой нагар после пары десятков выстрелов резко усиливал отдачу, что приводило к синякам на плечах и шее, а порой и разбитым носам. Белый едкий дым от выстрелов жалил глаза и першил горло, а тому же закрывая обзор, вынуждая делать паузы между залпами, чтобы дать дыму рассеяться.

Патроны Боксера добавляли проблем, в раскалённом казённике тонкая латунь начинала плавиться и прилипала, делая невозможным выброску гильзы эжектором. К счастью, резкое движение щомпола с ударом о цевьё выбивало из казённика остатки гильзы. Патроны также были весьма восприимчивы к воздействию окружающей среды, как вспоминал Редверс Буллер по итогам войны: “Хороший ливень делает треть патронов непригодными”.

В боевых условиях солдат нёс по 70 патронов – в двух белых прямоугольных сумках спереди на поясе, по обе стороны от пряжки ремня находилось по две бумажные упаковки с 10 патронами каждая. Чуть ниже справа, на бедре висел черный кожаный подсумок, куда высыпались 30 патронов, которые и использовались в первую очередь для ведения огня. К винтовке “Мартини-Генри” крепился трёхгранный штык полуметровой длинны, бывший грозным оружием в умелых руках.

Офицеры были вооружены револьверами и саблями. Штатный Бомон-Адамс особо не котировался среди офицеров, активно использовавших своё право покупать револьверы любой системы, которая им нравилась. Но только обеспечение таких нештатных револьверов боеприпасами было уже личной заботой господ офицеров. Отправляясь на юг Африки, многие офицеры также брали охотничьи ружья, в надежде разжиться ценными трофеями.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>