Британское танкостроение во ВМВ

   Еще одна “экскурсия” по сайту Imperial War Museums. На этот раз с “экскурсоводом”, в роли которого выступает Ян Картер (Ian Carter) – предположительно сотрудник музея. Он рассказывает о британской борьбе за создание эффективных танков во время второй мировой войны, иллюстрируя рассказ фотографиями танков.
   Перевод с английского выполнен мною с привлечением Google-translate. Отдаю себе отчет (и надеюсь на понимание и прощение) в том, что “литературность” перевода оставляет желать лучшего, но, как мне кажется, серьезных смысловых искажений я не допустил.

   В мае 1945 года, когда война в Европе подошла к концу, шесть прототипов совершенно нового британского танка были спешно отправлены на фронт в надежде, что они могут быть испытаны в бою. Танк был Centurion, ставший впоследствии одним из самых успешных из всех послевоенных британских проектов. После многих лет борьбы Британия наконец-то создала хорошо вооруженный и хорошо защищенный боевой танк. К сожалению для многих британских танкистов Второй мировой войны, было слишком поздно. Германия потерпела поражение, но ее танки и противотанковые орудия оказались существенно превосходящими британские до самого конца войны.
   На протяжении большей части Второй мировой войны британская армия имела череду танков, которые варьировались от плохих до едва адекватных. Некоторые были слишком быстро поставлены в войска и оказались ненадежными. Другие слишком долго разрабатывались или достигли определенной степени готовности лишь после многочисленных доработок. Большинству не хватало бронирования чтобы противостоять вражескому противотанковому оружию.
   С 1943 года британские бронетанковые дивизии были вооружены американским Sherman. Хотя сам по себе этот танк почти всегда превосходил танки противника, он был не очень надежным и не доступным в большом количестве. Это было свидетельством как американской промышленной мощи, так и провала производства танков в Великобритании. Запоздалый британский эквивалент, Cromwell, устарел к тому времени, когда он поступил в войска. Его более могущественный преемник, Comet, безусловно был лучшим британским танком времен войны, но он появился только в последние недели военных действий. Centurion мог бы изменить ситуацию, но он принадлежит к послевоенному поколению танков. Так почему же Британии понадобилось так много времени чтобы создать действительно эффективный танк?

   Довоенные события
   Семена неудач были посеяны до войны, когда разоружение, экономический спад и глубоко укоренившийся консерватизм армии препятствовали развитию бронетанковых войск. Были некоторые эксперименты с развертыванием механизированных формирований, но не было реального стимула для правильного включения танков в структуру армии, не было принято твердых решений относительно доктрины или того, какие танки требовались. С приближением новой войны и перевооружением Британии кавалерия, наконец, отказалась от своих лошадей, но армия отставала от других видов войск в финансировании. Стратегическим приоритетом правительства была домашняя оборона, что означало направление львиной доли ресурсов на Королевские ВВС, ВМС и противовоздушную оборону. На оснащение механизированных экспедиционных сил выделялось мало средств.
   Британцы были пионерами в танковой войне. Танки появились из-за необходимости выйти из тупика на Западном фронте во время Первой мировой войны и оказались достаточно эффективными, даже если их мобильность и надежность были низкими. Изначально они предназначались для поддержки пехоты в лобовых атаках по ничейной земле, но были проблески и их будущего потенциала в августе 1918 года, когда более быстрые танки Whippet прорвались и вызвали беспорядки в глубине немецких линий. После войны армия была значительно уменьшена в размерах. Танковые войска выжили, но сократились с 25 батальонов до четырех. Они стали Королевским танковым корпусом в 1923 году. Несмотря на то, что кавалеристы настаивали на том, что лошадь все еще должна играть определенную роль, военное министерство стремилось к тому, чтобы армия была механизирована. Было создано новое Управление механизации для разработки конструкции танков вместе с производителями, в которое в то время входили только Vickers Ltd и Royal Ordnance Factory в Вулвиче.
   Для их сторонников танки были оружием стремительного использования, задачей которого не должно было являться исключительно преодоление проволочных заграждений и траншей обороны. Специалисты по танкам, такие как полковник Джон Фуллер и Бэзил Лидделл Харт, отвергли старую концепцию танка времен Первой мировой войны и призвали к созданию более легких и быстрых моделей, подходящих для мобильной войны. Некоторые видели группы танков, работающие независимо, в то время как другие считали, что они должны составить ядро мобильных группировок. В 1927 году была создана Экспериментальная механическая группа для проверки этих теорий. В 1931 году была сформирована постоянная танковая бригада, а к 1937 году – две танковые дивизии. Механизация армейских кавалерийских полков происходила накануне войны. Но даже на этом позднем этапе все еще не было четкой концепции относительно того, как следует применять бронетанковые силы.

THE BRITISH ARMY IN THE UNITED KINGDOM 1939-45© IWM (H 257) Танк Vickers Medium Mk II в лагере Бовингтон в Дорсете, ноябрь 1939 года. На заднем плане виден легкий танк Mk IV. Танки Vickers Mediums состояли на вооружении Королевского танкового корпуса с 1923 по 1938 год. Некоторые из них использовались для обучения в Великобритании и Египте в первые годы Второй мировой войны.
   Основными британскими танками, находившимися в эксплуатации большую часть этого периода, были Vickers Mediums – тяжелые транспортные средства, вооруженные 3-х фунтовыми (47 мм) орудиями. Различные попытки произвести замену потерпели неудачу по техническим или финансовым причинам. Много усилий было потрачено на новый тяжелый танк А1 Independent, разработка которого шла десять лет прежде чем был прекращена в 1933 году. К 1936 году армия решила, что ей нужно три основных типа танков для удовлетворения различных тактических требований: легкие танки для разведки, тяжелые сильно бронированные “пехотные танки” для поддержки лобовых атак пехоты, и быстрые “крейсеры” для прорывов во вражеский тыл. Это было решение, заведшее в тупик разработку британских танков.
BRITISH ARMOURED FIGHTING VEHICLES 1918-1939© IWM (KID 195) Танк Vickers Light Tank MK VIB. Эти танки составляли основную часть британских бронетанковых подразделений во Франции и Западной пустыне в 1940 году. В 1941 году они были выведены из эксплуатации, но некоторые еще использовались в дальнейших боевых действиях в Греции и на Крите.
   Легкий танк Vickers Mark VI, запущенный в производство в 1936 году, был самым массовым британским танком в преддверии войны. Это было маленькое и дешевое изделие, но вооруженное только пулеметами. Было отмечено, что у легких танков есть важная разведывательная задача, они были полезны при выполнении функций колониальной полиции, но не подходили для основных бронетанковых войск. Для действий “танк против танка” требовалось что-то более мощное, чем пулемет и броня, способная противостоять лишь пуле винтовки.
BRITISH ARMOURED FIGHTING VEHICLES 1918-1939© IWM (KID 1081) Танк поддержки пехоты Mk I Matilda I (A11), 1939 г., был “малобюджетным” танком и производился в ограниченном количестве. Их было слишком мало чтобы сыграть существенную роль на полях битв и производство было быстро прекращено после Дюнкерка.
   Традиционалисты в рядах армии отдали предпочтение пехотному танку, по сути, возврату к Первой мировой войне. Угроза нового европейского конфликта означала возможное возвращение к окопной войне, которая требовала, чтобы танки могли преодолевать траншейные заграждения и противостоять самым тяжелым снарядам. Наиболее высокопоставленным сторонником был генерал-майор сэр Хью Эллес, генеральный инспектор (Master-General) боеприпасов и человек, ответственный за закупку танков. Эллес командовал танковым корпусом во время Первой мировой войны и можно было ожидать, что он будет продвигать более радикальные концепции теоретиков танковой войны. Вместо этого он предпочел A11 Matilda, – небольшой тяжелобронированный танк с экипажем из двух человек, предназначенный для массового использования при поддержке атак пехоты. Возможно, он был дешевым в производстве, но его пулеметное вооружение являлось серьезным ограничением, а корпус был слишком мал, чтобы поставить большую башню. Гораздо больший танк, A12 Matilda, был заказан вместо него и поступил на вооружение в 1938 году. Этот “Matilda Senior” имел самую толстую броню из всех танков в то время и 2-х фунтовую (40 мм) пушку – на тот момент одно из самых эффективных противотанковых средств из существующих танковых орудия. Он был построен Вулканским литейным заводом, в Уоррингтоне, первым новым предприятием, которое начало производство танков, но выпуск был медленным, поскольку танк состоял из больших сложных отливок, которые требовали специальных навыков.
THE BRITISH ARMY IN NORTH AFRICA© IWM (E 101) Крейсерский танк Mk I (A9), “Арнольд”, 1-й Королевский танковый полк, Аббасия, Египет, 30 мая 1940 года. A9 Cruiser Mk нес службу в британских экспедиционных силах в 1940 году, а также в Западной пустыне. Его малая скорость и тонкая броня делали его крайне неэффективным. Крейсер A10 Mk II был похож, но имел дополнительную броню, крепившуюся на корпусе болтами.
   Концепция крейсерского танка в большей степени соответствовала доктринальным идеям специалистов по танкам. Первыми двумя были Mk.I A9 и Mk.II A10. Оба вооружены 2-х фунтовой (40 мм) пушкой. A10 был бронированной версией, предназначенной для работы с пехотой и классифицировавшийся как “тяжелый крейсер”. Они оба были произведены в небольших количествах и оба имели ограниченное применение в начале войны. Очень существенное влияние на довоенную концепцию крейсера оказал официальный визит в Советский Союз в 1936 году для наблюдения за танковыми маневрами Красной Армии. Британская делегация была впечатлена внедорожными характеристиками советских танков серии БT, которые были основаны на проекте американца Джона Уолтера Кристи. Превосходная система подвески и авиационный двигатель V12 Liberty танка Кристи были использованы в будущих британских крейсерских танках, первым из которых был Mk.III A13, построенный Nuffield Mechanisations & Aero. Небольшое количество их было изготовлено в 1939 году.
THE BRITISH ARMY IN FRANCE 1940© IWM (F 4590) Танк A13 Cruiser Mk IV в Юппи (Франция), 26-29 мая 1940 года. Впервые на британских танках подвеска Кристи была использована на A13 Cruiser Mk III. Mk IV был модифицированной версией с дополнительной броней. Оба варианта использовались 1-й бронетанковой дивизией во Франции и 7-й бронетанковой дивизией в Северной Африке в 1940-1941 гг.
   Поражение во Франции
   Великобритания начала период крупного перевооружения в 1937 году, но оно имело серьезный перекос в сторону ВВС и Королевского флота. Армия разместила срочные заказы на новые модели танков, но не было достаточно времени или производственных мощностей, чтобы обеспечить их выполнение. Работу пришлось выполнять более широкой группе коммерческих компаний, не имевших предшествующего опыта в строительстве танков, что привело к проблемам в производстве и контроле качества. Подавляющее большинство поставленных танков были практически бесполезные Light Tank Mk VI. В недавно созданном Королевском танковом корпусе в сентябре 1939 года имелось в наличии всего 143 пехотных и крейсерских танков. К ним не было запасных частей и очень немногие экипажи были обучены сражаться на них.
   Кампания во Франции в 1940 году быстро показала, насколько плохо вооружены британские танковые войска. Крейсерам и легким танкам не хватало бронирования для того, чтобы противостоять немецким противотанковым пушкам. Лучше бронированные Matildas были более эффективными и создали немцам проблему во время англо-французской контратаки в Аррасе. Но такие действия только задержали неизбежное, и все британские танки во Франции были либо уничтожены, либо брошены при отступлении. Бригадир Вивьян Папа, советник по танкам командующего британскими экспедиционными силами лорда Горта, доложил о последствиях плохой тактики и техники. Частичная атака на сосредоточенные немецкие войска обречена на провал. Надежность была главной проблемой, так как многие танки ломались во время длинных дорожных маршей. Наиболее важной была необходимость в лучшей защите и силе удара: “На наших боевых танках должна быть более толстая броня, и на каждом танке должна быть пушка. Двухфунтовое (40 мм) орудие достаточно хорошо сейчас, но это временно. Мы должны смонтировать что-нибудь помощнее и сделать 40-80 мм бронирование”.
   Основная проблема заключалась в том, что ширина британских танков должна была находиться в пределах стандартной железнодорожной колеи для перевозки. И, в отличие от германских и других стран, британские конструкторы помещали боевой отсек между гусеницами и подвеской, чтобы придать танку более низкий общий профиль. Это ограничивало диаметр турели, что, в свою очередь, влияло на размер орудия, которое можно было установить. Вес тоже был проблемой – танки должны были быть достаточно легкими, чтобы перевозиться за границу и использовать стандартные военные мосты. Все это означало, что не было никакого способа легко модернизировать существующие танки или улучшать те, которые все еще находились на чертежной доске.
   Другим более общим фактором была сложная забюрократизированная структура, стоящая за разработкой и производством танков. Старое конструкторское бюро танков военного ведомства, созданное в 1931 году, никогда не имело особого влияния на проекты, предлагаемыми Виккерсом. Его задача заключалась в том, чтобы выпускать спецификации и предлагать улучшения для конечных продуктов, и эта ситуация сохранилась и когда Британия перевооружалась и к производству танков были привлечены другие фирмы. В августе 1939 года новое Министерство снабжения взяло на себя ответственность за поставку оружия в армию. Его основная задача состояла в том, чтобы стимулировать производство, особенно поставки танков, но это означало еще меньшее сотрудничество между производителями и конечными пользователями. Был создан новый Департамент танкостроения, но, опять же, он должен был выступать в качестве консультанта и имел лишь ограниченное влияние на то, что придумывали производители.
   В попытке скоординировать разработку и производство танков в 1940 году был создан новый комитет – “Совет по танкам”. В него входили представители Министерства снабжения, Военного ведомства и производителей. Сначала созданный комитет выполнял функции только консультирования и отчетности, были частые изменения председателей, членов и круга подведомственных вопросов. Лишь постепенно ему были даны дополнительные исполнительные полномочия по проектированию и закупкам. И только в конце 1942 года танковая политика была должным образом синхронизирована между военным министерством, министерством снабжения и производителями.

   Количество за счет качества
   На поставку танков по-прежнему влияло искусственное разделение их на пехотные и крейсерские, а также навязывание меняющихся требований военного ведомства. В декабре 1939 года в ожидании возобновления боевых действий по типу Первой мировой войны Генеральный штаб потребовал, чтобы две трети производимых танков были пехотными. Год спустя, после опыта во Франции, приоритет был отдан разработке крейсерских танков. Производство легких танков было быстро прекращено, а функция разведки перешла к броневикам. Крейсерскими танками стали оснащать танковые дивизии или отдельные танковые бригады для мобильных операций, а пехотные танки были сведены в отдельные танковые бригады для поддержки пехоты. Это основное разделение оставалось в силе до конца войны.
   Какими бы ни были оперативные требования армии, производство в первые годы войны имело преимущество над конструкцией. Массовое увеличение производства было необходимо чтобы восполнить потери, понесенные во Франции, и обеспечить оборону Британии. Уинстон Черчилль сам заказал максимальное производство существующих типов танков, хороших или плохих. 1379 танков были изготовлены в 1940 году, опередив немцев. Одним из неприятных последствий было то, что разработка более мощной танковой пушки также была отложена. Проектирование нового 6-ти фунтового (57 мм) орудия уже было завершено, но производство 2-х фунтового не могло быть прервано. 6-ти фунтовая пушка не будет установлена на британский танк до мая 1942 года.
AN ARMY TRAINING EXERCISE IN BRITAIN, 1942© IWM (TR 103) Танк Covenanter (A13 Cruiser Tank Mk V) во время учений. Covenanter был усовершенствованным вариантом оригинального A13. Он поступил в войска в 1940 году, но был настолько ненадежным, что его пришлось использовать в основном в качестве учебного.
   Это внимание к количеству, а не к качеству, было главной причиной того, что следующие два крейсерских танка, принятые на вооружение в 1941 году, были построены в таком большом количестве несмотря на очевидные недостатки. На начало войны оба находились в стадии проектирования и были сделаны под 2-х фунтовую (40 мм) пушку. A13 Covenanter был низкопрофильным, “тяжелым крейсером”, производным от оригинального A13. Запущенный в производство прямо с чертежной доски в апреле 1939 года он в итоге стал впечатляющим провалом. Танк страдал от проблем с охлаждением двигателя, которые так и не решились, и его пришлось перевести в разряд учебных. A15 Crusader был еще одной модификацией A13. Пошедший в производство без надлежащих испытаний и контроля качества, он быстро приобрел репутацию ненадежного. Это был основной британский танк в кампании в Западной пустыне, где песок и жара усугубили его механические проблемы.
THE BRITISH ARMY IN NORTH AFRICA 1942© IWM (E 17110) Крейсерский танк Crusader (A15 Cruiser Tank Mk VI). Он участвовал в боевых действиях в Северной Африке в период с июня 1941 года по май 1943 года, после чего в значительной степени был заменен американским Шерманом. Всего было построено 5300 штук.
Продолжение в следующем посте

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>