Быть гусаром – каково это? Часть 1. Гусарский сон

Юзер major-colville рассказывает о превратностях гусарской службы:

Юмористический рассказ 1897 года о «подрагунивании» кавалерии в 1882г. Главный герой – типичный офицер вымышленного гусарского полка второй половины 1870х гг.

Атака Киевских гусар, Русско-турецкая война 1877-78гг.

Атака Киевских гусар, Русско-турецкая война 1877-78гг.

«То было в доброе старое «гусарское» время, время отелей старого типа— «заездов», путешествий на долгих и т. д. Рыжий гусар Федька только что вернулся из отпуска в дружную полковую семью буромазиновцев.

Одетый с иголочки, с большим запасом капиталов, радостно он был встречен товарищами и кредиторами.

—Слухал, корнет Федкин зруцился з отпуску с деньгум? — сообщали евреи друг другу на базаре местечка.— Мозе-з по векселю даст.

Но радость их была непродолжительна: на ближайшей ярмарке деньги ушли на покупку бешеной тройки в масть полка, а остаток на вспрыски покупки*.

На другой день после ночного кутежа, окатившись холодной водой, в «нормальном положении», т. е. без гроша, отправился Федька на дежурство. Щеголем прокатился он на тройке по местечку до квартиры командира; с любовью взглянул на гусара-часового, вытянувшегося перед корнетом; явился перед светлые командирские очи, получил нагоняй за гвардейские шнуры на венгерке и принял дежурство.

Худ. И.П. Прянишников "На бивуаке". Часовой у штандарта Лейб-Гвардии Гусарского полка.

Худ. И.П. Прянишников “На бивуаке”. Часовой у штандарта Лейб-Гвардии Гусарского полка.

Отпустив должностных, Федька уселся на жёстком диване в дежурной комнате. Голова после вчерашней попойки трещала, Федька снял фуражку и… задремал…

_____

Мягкое осеннее утро. На знакомом военном поле выстроен полк,— ждёт командира полка; перед полком на серой кобыле толстый майор** с налитым лицом и седыми усами он — Федька. Да и полк знакомый, родные буромазиновцы на серых конях, но что за притча! — в синих рейтузах!

Офицер 27го драгунского Киевского полка, 1892г.

Офицер 27го драгунского Киевского полка, 1892г.

— Ишь, немецкая… Жалко чакчир, на ученье вывел в допотопных рейтузах, — подумал Федька про свое начальство. — Да что это в полку шесть эскадронов ? — да шесть***.

Федька пересчитал их тщательно. Но вот Федькин двойник встрепенулся, раздалась команда для встречи, блеснули клинки. К полку на вороном окне скакал офицер в сюртуке.

— Неужто это командир полка?!  Для бригадного — молод; но отчего он в сюртуке, а не в венгерке? Да и не к месту вороной конь у командира серых гусар. Что за маскарад!

Федька взглянул па своего двойника, ужас — на нем был сюртук, драгунские лядунка и шарф.

Вот адъютант в мундире и драгунском шарфе… Страшное подозрение закралось в Федькину душу.

28й драгунский Новгородский полк, 1892г.

28й драгунский Новгородский полк, 1892г.

Между тем офицер в сюртуке принял честь, лихо, на карьере, поздоровался с полком и повел его вперёд. Федька, примиренный немного за лихой подъезд, рассматривал командира, пока тот пропускал полк.

— Усы и морда гусарские,— решил Федька, — но чего он так и офицеры вырядились!

Мимо него проходили люди. Лихо загнув фуражки на бок, убрав животы, чертом проезжали взводы на серых конях мимо командира.

Худ. И.П. Прянишников, Николаевское кавалерийское училище на маневрах, 1888г.

Худ. И.П. Прянишников, Николаевское кавалерийское училище на маневрах, 1888г.

— Ну, молодежь нас не осрамит, поддержит старую славу, — думал Федька, провожая глазами взводы, но он вздрогнул — у людей не оказалось шнуров.

С трепетом в сердце смотрит он на следующий взвод, впереди молодой офицер на сером коне, за ним люди; Федька невольно закрыть глаза как перед грозой, потом с трудом открыл: люди близко, на них венгерки без шнуров, вместо сабель, драгунские «беременные» шашки.

Драгунские офицеры 1882г. Справа бывшие гусары - Павлоградец и Ахтырец.

Драгунские офицеры 1882г. Справа бывшие гусары – Павлоградец и Ахтырец.
Трубач 5го гусарского Александрийского и обер-офицер 12го гусарского Ахтырского полка, 1869г.

Трубач 5го гусарского Александрийского и обер-офицер 12го гусарского Ахтырского полка, 1869г.
И снова драгуны 1882-1897гг.

И снова драгуны 1882-1897гг.

— Начальник дивизии приказал 101му полку стать у оврага и по нем строить дивизию, — услышал Федька над своим ухом, оглянулся, белокурый офицер в форме «момента»**** на строевой лошади рапортовал об этом командиру.

— Это он про наш полк, зачем номер? Сегодня мы 102й, завтра 2й, ведь гусары в дивизии одни,— думал Федька, следя за скачущим назад «моментом». — Да у нас и название есть.

Федька с любовью вспомнил, как командир «настоящий» оборвал «момента», когда тот сказал на маневрах:

— Тут станет биваком 34й гусарский полк.

— Тридцать четвертым полком мы десять лет, а 6уромазиновцами двести-с, капитан*****.

Сконфузился капитан, да накачали мы его, буромазиновцы, на славу.

Поручик 6го лейб-драгунского Павлоградского полка в ненавистном автору рассказа сюртуке, начало ХХ века.

Поручик 6го лейб-драгунского Павлоградского полка в ненавистном автору рассказа сюртуке, начало ХХ века.

А полк стал на свое гусарское место в дивизии. Вот и начальник дивизии. Батюшки, да это «наш шеф». Как ему сюртук не идет! Но «шеф» здоровается с полками поочереди. Федька ждет знакомого: «Здорово, мои гусары!» Но слышит: «Здорово, буромазиновцы!».

— Что это с «шефом» сделалось? Неужели нас в драгуны переименовали? — думал Федька. — По мундирам, сюртукам и номеру — так.

Федька поник головой.

1й гусарский Сумский полк до 1882г.

1й гусарский Сумский полк до 1882г.

Ученье дивизии кончилось, полк  двинулся знакомыми улицами домой. Вот уланская артель, вот мост, квартира командира. Сомнения нет, штандарт понесли туда. Слава Богу, марш-то знакомый.

3й драгунский Сумский полк, начало ХХ века.

3й драгунский Сумский полк, начало ХХ века.

Федька в родной артели, все по старому: знакомые цвета, надписи и портреты.

— Кто-то будет ставить сегодня шампанское? — подумал он и взял столовый прибор…

_____

Страшный крик раздался в дежурной комнате и Федька проснулся. Над ним стоял, с кием в руках, выскочивший из биллиардной на крик поручик «Степа».

— Федька, что с тобой, чего кричишь?

Но с Федькой творилось что-то неладное: во все глаза смотрел он на венгерку товарища и вдруг выпалил:

— А ты сюртук отчего не надел?

Потом схватил фуражку и бросился па улицу.

— Ваше в—дие, позвольте вести людей на обед?— отрапортовал ему дежурный вахмистр.

На нем была ловко сшитая венгерка.

Вот идут с баками люди, первый, второй, третий и четвертый эскадроны, все в кителях и чакчирах. Поют молитву. Федька легко вздыхает, чего он боялся, не случилось: пятый и шестой эскадроны не прошли… Решено—  он видел сон и читал во сне. На приборе было написано: «артель 102го драгунского Буромазиновского полка, корнет Ураган» — вот что заставило закричать Федьку. Эта надпись подтверждала все его подозрения.

_____

Собрались гусары обедать, закусить. Поручик «Степа» сейчас и объявил о Федькином странном поведении. Пристали к Федьке, при гробовом молчании прослушан был его рассказ о сне. Федька кончил, молчали гусары, молчал и командир, крутя седые усы.

— А офицеры каковы? — спросил он.

— Молодцы, настоящие гусары!

— Ну, чего же струсили: какую бы мы форму не надели, и как бы мы не назывались — мы всегда будем буромазиновцы, а с вас штраф за каверзный сон, им на всю компанию уныние навели.

Худ. М. Зичи "Гусарская пирушка", 1871г.

Худ. М. Зичи “Гусарская пирушка”, 1871г.

— Кому из офицеров 102го драгунского полка ставить шампанское, господа? Адъютант, послать за трубачами, авось придут в венгерках для успокоения прозорливого Федьки.

Так закончился Федькин сон».

М. К-нъ.

Худ. П.П. Соколов "Лейб-гусары".

Худ. П.П. Соколов “Лейб-гусары”.
Худ. В.В. Мазуровский. Дело лейб-гвардии Гусарского полка при селении Телише в 1877 году, 1888г.

Худ. В.В. Мазуровский. Дело лейб-гвардии Гусарского полка при селении Телише в 1877 году, 1888г.

*«То специфическое отношение  к местечковым евреям со стороны офицерства, которое давало бесчисленные темы для старых еврейских анекдотов, для похождений развеселых корнетов, выведенных Крестовским, к 90м годам значительно изменилось. Буянили еще изредка неуравновешенные натуры, но дебоши не облекались уже ореолом, а ликвидировались негласно и прозаически – вознаграждением потерпевших или командирским воздействием».

** Чин майора был упразднён в мае 1884 года.

***С 11 августа 1883г. вместо четырех эскадронов в полку было положено иметь шесть.

****Прозвище офицеров Генштаба, которых не любили за снобизм, ученость, карьеризм и вообще. Произошло от их любимых выражений «надо поймать момент», «не упустить момент для атаки» и т.п.

*****Номера в официальные наименования полков были введены в 1864г.

5й гусарский Александрийский и 6й гусарский Клястицкий полки. Таблицы форм 1875г.

5й гусарский Александрийский и 6й гусарский Клястицкий полки. Таблицы форм 1875г.

Красной нитью через весь рассказ проходит, конечно, тема «подрагунивания» уланских и гусарских полков и лишения их яркой формы.

«Новая форма была введена уже летом 1882 года. Армия стала неузнаваемой. Исчезли гвардейские каски с плюмажем, кепи и шако с султанами, эффектные мундиры с цветными лацканами, уланки и ментики, сабли и палаши. Весь этот блеск был заменен долгополыми кафтанами на крючках, широкими шароварами и низкими шапочками поддельного барашка. Офицеры стали походить на обер-кондукторов, гвардейские стрелки — на околоточных надзирателей, фельдфебеля — на сельских старост в кафтанах с бляхой. Солдаты в своем сермяжном обличий стали похожи на паломников, особенно в армейской пехоте, где были упразднены ранцы и вместо них введены «вещевые мешки» — точная копия нищенской котомки — носившиеся через плечо. Кавалерия уныло донашивала уланки, кивера и ментики со снятыми шнурами и споротым шитьем, раньше, чем по примеру пехоты облачиться в зипуны. Офицеры стремились смягчить уродство новой формы, каждый на свой вкус. Одни укорачивали мундир на прежний образец, другие, наоборот, удлиняли, приближая его к сюртуку, третьи по примеру стрелков утрировали напуск шаровар, доводя их до носков сапог. В результате — иностранные корреспонденты, видевшие русскую армию в Маньчжурии, поразились, что нельзя было встретить двух офицеров, одинаковым образом одетых».

Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.

Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.
Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.

Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.

«Условия службы в кавалерии стали неприглядными. Новые дикие наименования — «Бугские драгуны», «Павлоградские драгуны», «Ахтырские драгуны» — резали ухо кавалеристам и щемили их сердце. Многие офицеры покинули ряды конницы, особенно когда «подрагуненные» полки были одеты в кафтаны и армяки нового псевдорусского покроя и двинуты в захолустные стоянки на западную границу, откуда стала чувствоваться угроза. В Киевском гусарском полку, например, все офицеры подали в отставку, когда их полк, существовавший двести с лишним лет, был переименован в драгунский 27-й. Только что назначенный тогда командиром Павлоградского полка — «шенграбенских гусар» — Сухомлинов с горечью вспоминает об этом вандализме: «Рационализм у нас в течение долгих лет только разрушал и, не пользуясь содействием современной техники, не давал взамен ничего нового, лучшего. Так, вверенная мне часть из блестящего гусарского полка стала армейским драгунским номера 6-го полком, с традициями которого можно было познакомиться только в архивах, а не по форме одежды и гордому виду людей, ее носящих».

«Полк прибыл из окрестностей Москвы, где Павлоградские гусары пользовались большим почетом. (В “Войне и мире” Л.Н. Толстой изобразил их особенно красочно и картинно.) Наименование “Шенграбенские гусары” они получили за победоносные сражения с французами в ноябре 1805 года под Шенграбеном. Я застал их в Сувалках – под названием Павлоградских драгун».

Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.

Яркая гусарская форма сохранялась в Гвардии.

«Не в меру усердная экономия делала полк неприглядным и затрудняла службу. Гусарскую форму надо было донашивать, но все то, что можно было считать излишним, требовалось сдать в интендантство. Поэтому с гусарских киверов сняли металлические государственные гербы и приказали эти бирюзовые колпаки носить вместо фуражек! Эти совершенно выцветшие головные уборы делали драгун смешными. Печальный вид имел эскадрон в строю: в рядах стояли люди в отмененной гусарской форме, а перед ними – офицеры в не вполне законченном драгунском обмундировании. Гусарские сабли висели на драгунской портупее через плечо, так как транспорт с драгунскими шашками затонул где-то на Волге…

Когда я в день приема полка ложился спать, слезы потекли у меня из глаз. Я так и не смог заснуть. Было все гораздо хуже, чем я думал и мог ожидать».

Смену формы на местах затягивали как только могли. В Лубенском полку офицеры даже производства 1883г. пошили себе гусарскую форму, рядовые носили доломаны до 1885г., пока не износили все сроки хранящейся в цейхгаузе одежды. Многие носили отмененную гусарскую форму в свободное от службы время. Уходящие в запас солдаты иногда шили себе «форму времен Александра II, чтобы щеголять ей в деревне, или хотя бы снимаются у фотографа в этой форме». Новыми мундирами были недовольны даже «настоящие» драгуны, например, в Стародубовском полку почему-то считали, что реформа 1882г. отменила «кирасирские» мундиры, как напоминании об их прошлом.

Драгуны 1897г.

Драгуны 1897г.

В 1897г., идя на встречу пожеланиям, форма драгун была немного улучшена – заменены мундиры и даны цветные фуражки – околыш темно-зеленый, а вот тулья цветная. Но зато приборные цвета стали, как в пехоте, привязаны  к месту в дивизии (хотя были исключения, куда без них). Так получилось, что почти все гусары, кроме двух полков, получили белый приборный цвет.

39й драгунский Нарвский полк, 1897-1900гг. Видны пальто, мундиры обр.1897г. и сюртуки.

39й драгунский Нарвский полк, 1897-1900гг. Видны пальто, мундиры обр.1897г. и сюртуки.

Заканчивается рассказ все же в примирительном тоне, что заставляет вспомнить еще одну цитату.

«Хоть полк и сожалеет о своем старом мундире, но дух гусарский останется в нем навсегда, и если Сумскому драгунскому полку пришлось быть в деле, то противник узнал бы в нем старый гусарский полк» –  ответил командир Сумцев Клюге-фон-Клюгенау на вопрос военного министра Ванновского в 1883г.

Последние драгуны - запасные 1907г., 6го эскадрона 8го гусарского Лубенского полка.

Последние драгуны – запасные 1907г., 6го эскадрона 8го гусарского Лубенского полка.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>