Архив рубрики: Российская империя

Саундтреки войн. Крымская война (1853–1856)

Ко времени Крымской войны музыкантов уже стали убирать с поля боя — и одновременно во всех странах наблюдается бурный взлет штабных духовых оркестров; мода на такие военные оркестры возникает и на гражданке. И сразу музыки в войнах становится меньше. Официозная песня от автора «Боже, царя храни» Алексея Львова под названием «Жизни тот один достоин» на слова князя Горчакова — уникум своего рода и тоже не пережила своего времени, хотя ее можно услышать в современной записи.

Читать далее Саундтреки войн. Крымская война (1853–1856)

Врангелевская авиация над Керченским проливом

4d68a545e61d9d3f60b0ac9bd6fb1918.jpg

Боевые действия белой и красной авиации в Крыму, Северной Таврии и на Таманском полуострове в 1920 году — малоизученная тема. История этого противостояния в небе подробно описана в двух источниках. Первый — изданная в 1967 году в СССР книга бывшего командира Правобережной авиагруппы И. К. Спатареля «Против чёрного барона». Второй — статья «Работа Белой авиации в Крыму и Северной Таврии в 1920 году», опубликованная в журнале «Вестник Воздушного Флота» № 13 за 1922 год и представляющая собой доклад, сделанный бывшим белым лётчиком-наблюдателем Сергеем Покровским, перешедшим впоследствии на службу в Красную армию.
Там есть лишь описание деятельности авиации 13-й советской армии и ряда врангелевских авиаотрядов, работавших на главных направлениях — на Херсон, Бериславль, Перекоп, Александровск и главным образом в Северной Таврии. О защите побережья Керченского пролива, воздушных налётах белых на Таманский полуостров, а также активном использовании авиации 9-й Кубанской армии красных почти ничего неизвестно.

Читать далее Врангелевская авиация над Керченским проливом

Братское кладбище Первой мировой

Юзер e-strannik про интересный мемориал:

1 августа 1914 года Российская Империя вступила в Первую Мировую войну, и вскоре великая княгиня Елизавета Федоровна предложила создать в Москве братское кладбище. Для этого был организован сбор пожертвований и был закуплен земельный участок — сад села Всехсвятского. В начале февраля 1915 года в начались первые погребения. Центральную часть отвели для погребения православных, часть — для католиков и лютеран, часть — для иноверцев, и еще часть — для сестер милосердия.

1. Больших памятников здесь не было: лишь простые кресты и живые цветы. Могилы на Братском кладбище располагались ровными рядами и не имели оград. На каждой из них была табличка с надписью и маленький деревянный крест. Среди прочих захоронений выделялись могилы авиаторов, на которых были установлены пропеллеры, снятые с боевых машин. Всего к 1917 г. на территории Братского кладбища было похоронено 17,5 тысяч рядовых, 581 офицер, 51 сестра милосердия, 14 врачей и 20 общественных деятелей. К тому времени кладбище занимало территорию в 25 десятин. Читать далее Братское кладбище Первой мировой

1918. Сувенирный альбом 1-го полка латышских стрелков

Часть 1.

Подполковник Дарсенс, командир батальона
1. Подполковник Дарсенс, командир батальона

Группа солдат возле своего вагона на станции Кача Енисейской губернии
2. Группа солдат возле своего вагона на станции Кача Енисейской губернии

Читать далее 1918. Сувенирный альбом 1-го полка латышских стрелков

Италия. Милан. Суворов

Как известно во время своего Итальянского похода Суворов помимо всего прочего посетил (ну как посетил, “казачьим полком майора Молчанова был занят Милан” ) столицу Ломбардии.

Вот как это событие описывается в книге дореволюционного историка А. Ф. Петрушевского«Рассказы про Суворова» (кстати, автор книги сам по себе личность интересная):

“[После поражения на реке Адда] Французы торопливо отступали, чуть не бежали [от Суворова], к Милану и, оставив в нем гарнизон, не теряя минуты, пошли дальше. Вслед за ними ворвались в город казаки. Как только они появились, миланский народ встал бунтом против французских сторонников, и казакам же пришлось заботиться, чтобы не произошло большого кровопролития.

Но скоро подошли союзные войска, а с ними и Суворов. Апреля 18 (по старому стилю), в Светлое Христово Воскресенье по нашему календарю, толпы народа с раннего утра повалили навстречу Суворову, за город, с духовенством, крестами и хоругвями. Суворов слез с коня, подошел к католическому архиепископу под благословение, поцеловал ему руку, приложился ко кресту. Въезд в город вышел самый торжественный; улицы, окна, балконы были битком набиты народом, даже на крышах не оставалось живого места. Все это махало шляпами и платками и кричало в голос на разные лады, так что гул гудел по городу. Впереди всего шествия ехал один русский чиновник и раскланивался на обе стороны; его приняли все за Суворова, и к нему понеслись все крики и приветствия.

“Въезд Суворова в Милан”. Художник А. Шарлемань, ок. 1901

suvorov-in-milan-big
Читать далее Италия. Милан. Суворов