День “Если”

Нередко можно встретить утверждение о том, что жители Американского континента относились ко Второй Мировой войне менее серьёзно, так как противник на их землю не вторгался, и в оккупации им хлебать горя не довелось. Это утверждение, разумеется, справедливо. И, более того, сами жители Американского континента об этом прекрасно в курсе – ну, по крайней мере, были в курсе непосредственно во время войны. Канадские власти, например, были заметно обеспокоены тем, что население воспринимает войну с Германией как совершенно его не касающийся междусобойчик где-то за океаном, и в силу этого крайне неохотно и скудно жертвует деньги на облигации военного займа. Возникла идея наглядно продемонстрировать канадцам, что это такое – гитлеровская оккупация. Продемонстрировать наглядно – весомо, грубо и зримо, как говорится.

Для этого была затеяна акция под названием If Day (День “Если”) – беспрецедентная по своей масштабности живая инсценировка вторжения немцев. В качестве цели была выбрана провинция Манитоба (одна из центральных) и её столица, город Виннипег. “Вторжение” произошло 19 февраля 1942 года. В нём участвовали три с половиной тысячи Виннипегских стрелков, игравших самих себя (то есть, защитников провинции), и несколько тысяч актёров, изображавших солдат и офицеров Вермахта. Некоторых из них можно видеть на фото ниже. Продолжение истории – под катом.

Всё началось в полшестого утра. Действо было организовано с размахом: палили пушки и пулемёты, каталась бронетехника. Над провинцией кружили самолёты с крестами на крыльях, имитируя бомбометание – они пикировали над заранее присмотренными местами, куда были накануне заложены взрыв-пакеты, подрываемые командами наблюдателей с земли. В безнадёжной попытке задержать “блицкриг” канадскими военными были “взорваны” мосты – на них провели эпический фейерверк взрыв-пакетами и дым-шашками, после чего засыпали проезжую часть каменным мусором и перекрыли движение. Сражение было, разумеется, полностью срежиссировано заранее, все боеприпасы были холостыми, а все взрывы производили с таким расчётом, чтобы ни в коем случае никто не пострадал, но смотрелось это крайне внушительно. После полутора часов “отчаянного сопротивления”, окружённый и численно уступающий противнику канадский гарнизон, отступивший почти к самой мэрии Виннипега, капитулировал. Его солдат разоружили и “взяли в плен”, а по главной улице города двинулась колонна победителей.

“Нацистские захватчики” входят в Виннипег – роль страшных панцеров небезуспешно играют бронетранспортёры Bren Carrier.

Ворвавшись в город, “оккупанты” начали вести себя вполне соответственно. Началось разграбление магазинов и частных домов, закрывались церкви, подвергались аресту учителя и священники, в ресторанах посетителей вышвыривали на улицу, и место за столами занимали новые хозяева, кормить и поить которых, разумеется, следовало бесплатно. В общественном транспорте были расклеены объявления о том, что под страхом наказания запрещается сидеть в присутствии немецкого офицера. Все обнаруженные наличные деньги изымались, взамен них выдавались “оккупационные рейхсмарки”. Торговцев газетами хватали прямо на улицах, газеты у них отбирали как “антинемецкую канадскую пропаганду” и на месте рвали в клочья или сжигали. Вместо них распространялся спецвыпуск газеты “Виннипег Трибьюн”, переименованной в “Дас Виннипегер Люгенблатт” – он наполовину состоял из спешно убранных и вымаранных статей, вместо которых красовались пустые места, а наполовину из написанных на плохом английском заметок, восхваляющих арийскую расу и нацизм, и плоско переведённых с немецкого анекдотов. В колонке редактора содержалось извинение за нехватку “качественного журналистского материала” и обещалось, что в ближайшее время, когда будут найдены “патриотичные и талантливые авторы” взамен “уволенных щелкопёров-пропагандистов прежнего режима”, качество газеты обретёт новый, невиданный ранее уровень.

“Нацисты” изымают у продавца газет тираж


Изъятые газеты сжигают на костре

С флагштока перед мэрией был сорван флаг Британского Содружества и на его месте поднят флаг со свастикой. Мэр и городской совет были “арестованы” – их, подгоняя прикладами, провели по центральной площади, погрузили в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Все городские служащие были вывезены в оперативно возведённый за городом “фильтрационный лагерь”.

“Арест” городского правительства

Было объявлено, что город отныне переименован в Гиммлерштадт, а центральная улица – в Гитлерштрассе. По радио запустили пропагандистский спектакль “Свастика над Канадой”, а после его окончания на закольцовке крутили объявление, содержащие новые законы, устанавливаемые “оккупантами”. В них говорилось, что городе вводится комендантский час, запрещаются собрания, упраздняются все военные и парамилитарные организации, вводится нормирование продуктов и ресурсов (в частности, молоко полагалось только детям до пяти лет по три с половиной чашки в неделю, а мыла – не более одного куска на семью в месяц), остальное изымается в пользу германской армии. В пользу германской армии также реквизировался весь автомобильный транспорт. Всем владельцам домов было приказано приготовить место для размещения на постой пяти немецких солдат. Владение огнестрельным оружием, утаивание продуктов, попытки покинуть провинцию без письменного разрешения и оказание сопротивления оккупационным властям обещали карать смертью. Всех, кто выказывал малейшее возмущение происходящим, хватали и отправляли в лагерь.

“Разграбление” жилого дома


Подъём нацистского флага перед мэрией города


“Арестованных” горожан конвоируют в лагерь

Несмотря на то, что об инсценировке несколько раз предупреждали заранее (впервые – за две недели), как в газетах, так и по радио, нашлось немалое количество людей, которые приняли её за чистую монету. С одной стороны, их искренний испуг добавил ощущения достоверности происходящему, но с другой, некоторые жители узнали о своих соседях вещи, которых, может быть, знать и не хотели. Например, то, что их соседи побегут к ряженым “фашистам” со списками адресов, по которых проживают еврейские семьи. Никаких официальных санкций к таким “сознательным гражданам” по итогам инсценировки применено не было, но отношение окружающих, думается, приобрело соответствующую окраску.

Плакат за авторством известного карикатуриста Артура Шика, посвящённый мероприятию: “Если Гитлер и его свора нацистов вторгнутся в Виннипег…”

Организации мероприятия остаётся только восхищённо аплодировать – невзирая на количество привлечённых людей и технических средств, а также рискованную импровизационную сущность того этапа, который подразумевал общение “захватчиков” с гражданскими, пострадали всего два человека. Один из солдат потянул лодыжку и одна из горожанок порезала от неожиданности палец, когда в её доме внезапно погас свет. Бутафорских раненых и убитых, разумеется, было огромное количество – стонущие замотанные испачканными красным тряпками люди в форме переполнили местные больницы, дав врачам и медсёстрам немного прочувствовать стресс и панику полевого госпиталя.

В пять часов вечера власти поблагодарили всех участников инсценировки за труды, а граждан – за понимание и сочувствие. Все “конфискованные” и “украденные” вещи были возвращены владельцам, за уничтоженные газеты и книги, съеденную еду и выпитые напитки выплачена материальная компенсация, все “арестованные” были выпущены на свободу. Участники спектакля – военные, полицейские и актёры, изображавшие нацистов – прошли парадом по центральной улице Виннипега. После этого на здании Монреальского банка была вывешена огромная карта “оккупированной” провинции, разделённая на 45 секторов. По мере того, как граждане Канады жертвовали деньги на военные облигации, на сектора по очереди прикреплялся британский флаг, и они считались символически “освобождёнными” – по одному за каждый миллион канадских долларов. За первые же двенадцать часов сбора было собрано три миллиона, всего же канадцы пожертвовали более шестидесяти миллионов – на треть больше изначально планировавшейся организаторами суммы в 45 миллионов. Двенадцать часов, которые жителям провинции пришлось прожить хоть и в игрушечной, театральной, но всё же оккупации, произвели неизгладимое впечатление на граждан – даже на тех, кто наблюдал за происходящим только по радиорепортажам. В истории же это мероприятие осталось как единственный, пожалуй, пример столь масштабной и проработанной рекламно-пропагандистской акции, осуществлённой не в виртуальном пространстве газет и радиоэфира, а в реальности.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>