Динабургская крепость в Даугавпилсе

[ljuser]varandej[/ljuser] продолжает знакомить нас с укреплениями Прибалтики

В первой части о Даугавпилсе я показал его центр, во второй – старые предместья с моленными староверов. Но дело в том, что центр Даугавпилса – не Старый город: Динабург был расселён и снесён в 1810-26 годах под строительство крепости – подобная история повторялась, только несколько позже, в Бобруйске и Бресте. Крепость строилась и расширялась до 1878 года, но за это время по назначению использовалась лишь в двух польских восстаниях, а в 1897 году как моральное устаревшая была упразднена – позже там были казармы, склады, тюрьма, при нацистах – концлагерь, а в 1948-93 годах Даугавпилсское высшее военно-авиационное инженерное училище, впоследствии переехавшее в Ставрополь и вошедшее в состав аналогичного училища там. Однако ни разу не осаждённая серьёзным противником, крепость прекрасно сохранилась, а представляет собой по сути целый район. Среди фортификации первой половины 19 века Динабургская крепость в бывшей Российской империи не имеет никаких аналогов.

В прошлой части я уже показывал спутниковый вид Даугавпилса, на котором крепость с её “звездой” бастионов отчётливо видна ниже центра по Двине. С тех пор её план почти не изменился – вот переснятая в крепостном музее схема. Старая часть крепости отмечена чёрным, более молодые укрепления – синим. Основной рассказ пойдёт про хорошо заметную Цитадель, а вот Мостовое укрепление напротив с 1897 года занимает вторая в городе Гривская тюрьма.

2.

Вот как они выглядят ныне – внутри хорошо заметен район с прямой сеткой улиц. Размер Цитадели – примерно 1200х800 метров, поэтому во всей красе её можно оценить лишь с самолёта:

3.

От центра Даугавпилса крепость отделена эспланадой – так называли незастроенную и безлесную местность вокруг, которая хорошо простреливалась из укреплений. Ныне на её месте многоэтажечный район. На подступах к крепости – валы Южного форта:

4.

И похожий на ворота виадук Петербургско-Варшавской железной дороги (1860):

5.

Крепость окружает уму непостижимое количество бастионов, редутов, люнетов, куртин и прочих сооружений, которые я вполне могу перепутать. Старый ров превратился в болото:

6.

Главные Николаевские ворота (на вводном кадре) давным-давно закрыты – некогда к ним подходил мост, разрушенный видимо в Первую Мировую войну, который и стерегло заречное укрепление. Ныне главный вход в крепость – расположенные неподалёку, на юго-восточном углу, Михайловские ворота:

7.

Думаю, не стоит пояснять, что у ворот внешние укрепления особенно забористы:

8.

На воротах ещё есть двуглавый орёл, которого я умудрился не заметить, а вот оказался наблюдательнее. Внутрь крепости свободно можно въехать на машине.

9.

А вот выехать так просто уже не получится – а никак ты шпиён хранцузский? На самом деле выезд, конечно, через другие ворота:

10.

Ныне крепость активно реставрируется, и проект очень красивый – часть зданий предполагается музеефицировать, в других устроить рестораны, культурные центры, театры, офисы, а в третьи – переселить государственные органы из центра. Нижние Николаевская и Михайловская улицы уже в идеальном виде, но сначала покажу вот это запущенно здание:

11.

Это ни что иное, как иезуитский коллегиум 18 века, ярчайшее напоминание о том, что Динабург сделал городом Стефан Баторий. До войны тут стоял высокий (60 метров) костёл Непорочного Зачатия Девы Марии (1748-69), самый северный образец “виленского барокко”, прекрасно маркировавшего земли Великого княжества Литовского (хотя тут формально было совладение Литвы и Польши). В 1811 году российская власть даже не выгнала иезуитов, а выкупила у них землю и здания, и костёл стал Крепостным собором. При I республике в нём проводились службы всех трёх ветвей христианства – католические, лютеранские и православные. Но в 1944 году, при наступлении Красной Армии, немцы взорвали башни (ведь это был ориентир), ну а оставшуюся часть доломали уже в 1960-е годы.

12.

Теперь пойдём в цивильную часть крепости – на Николаевскую улицу к Артиллерийскому арсеналу (1830-33), где теперь располагается Арт-центр имени Марка Ротко. Вид у всего этого действительно чудесный. Справа – один из пороховых складов:

13.

С того угла, откуда был снят кадр выше, к Арсеналу примыкают Николаевские ворота (в которых планируется снова сделать главный вход в крепость) и Водоподъёмное здание (1865-66, на “башню” действительно непохожее.

14.

Внутри которого ныне туринфоцентр и музей Динабургской крепости. У входа сложены разные находки – такие вещи можно увидеть даже в окнах заброшенных зданий, не говоря уж про казематы.

15.

Но самое интересное – если посмотреть вверх:

16.

16а.

Можно подняться непосредственно к водонапорному баку и даже заглянуть в него – туристы уже накидали монеток:

17.

В основном зале под баком – мундиры, макеты и карты. Встретили нас там чрезвычайно приветливо – молоденькая девушка из туринфоцентра, говорившая с небольшим акцентом, и пожилой русскоязычный экскурсовод, который провёл нам экскурсию бесплатно и очень подробно, но при этом не занудно. Музей тут недавно, и люди в нём явно увлечены своим делом – одна из самых красивых тенденций постсоветского пространства!

18.

Главная улица крепости – всё же проходящая по другую сторону Арсенала Михайловскаяя. Она уже реконструирована сама по себе, но прилегающие дома пока ещё в запустении:

19.

Здесь же и плац, на который глядит отреставрированный фасад Комендантского дома (1820-30) – это была не столько резиденция коменданта, сколько штаб и административный корпус. Здесь будет размещаться Латгальское региональное управление полиции:

20.

За Комендантским домом – Комендантский сад, в центре которого неработающий фонтан “Слава русского оружия”, в 1912 году спаянный из остлуживших своё пушек. Рядом ещё какой-то постамент (в кадр не попал) – был может Ленин, а может и Алёша…

21.

На обратной  стороне сада крепостной госпиталь, открытый в 1827 году. Говорят, советские вояки оставили его Латвии в идеальном состоянии – но всё было разворовано и распродано в 1990-е, и ныне здание просто заброшено. Администрация хочет устроить в нём бизнес-центр, но пока не удаётся найти даже инвестора.

22.

А в основном крепость выглядит так – казармы, склады, отремонтированная проезжая часть, зелёный вал в перспективе. Здесь в кадре Александровские ворота на северной стороне крепости, через которые мы выезжали:

23.

На улицах крепости явно многовато машин, да и люди, я заметил сразу, на туристов и музейных работников, непохожи. Динабургская крепость со времён упразднения училища – жилой район, и жизнь тут явно идёт как-то по-другому.

24.

Внутри немало и откровенных пятиэтажек, где видимо жили офицеры с семьями. Какого времени пушка близ  коллегиума – судить не берусь, похоже на конец 19 века:

25.

Всё вместе – какой-то замкнутый мирок, где вряд ли есть двое людей, незнакомых друг с другом, а нарезавшего вокруг нас мальчика на велосипеде я видел и на фотографиях Дарриусса. Типичные пейзажи улиц, дворов, подворотен:

26.

27.

28.

Здесь же заброшенные постройки авиационно-инженерного училища:

29.

30.

В том числе натуральный ангар:

31.

32.

Последие ворота – Константиновские, сохранились хуже всего и ведут в никуда:

33.

Но мы немного прошлись по валу:

34.

В казематах крепости обитает ещё и крупнейшая в Прибалтике популяция летучих мышей.

35.

Один из самых странных жилых районов, что я видел:

36.

Вид того же вала снаружи:

37.

Мостовое укрепление с длинным С-образным корпусом сохранилось ещё лучше, хотя моста давно уже нет, а его самого с 1897 года занимает тюрьма. Две тюрьмы (не СИЗО) на 100-тысячный город – явный перебор:

38.

Узниками крепости были декабрист Вельгельм Кюхельбекер (1827-31) и татарский поэт и герой войны Муса Джалиль (сентябрь-октябрь 1942), однако – в самой крепости, а не за Двиной.

39.

Гривская тюрьма – первое, что видишь, въезжая в Даугавпилс со стороны Зарасая. И стало быть – первое историческое здание Латвии, которое увидел я. Но полукруглый корпус с валунной кладкой живописен:

40.

За крепостью, несколькими километрами дальше, находится Погуляка – район с таким названием есть и в Вильнюсе, но здешняя Погулянка больше похожа на Панеряйский лес. О судьбе даугавпилсских евреев нам сказали коротко: “Вывели их в пески да расстреляли”. Теперь в глубине соснового бора стоит простенький памятник, цифра убитых выглядит несколько завышенной, но даже если она завышена в 10 раз (а скорее всего меньше), это всё равно невыносимо страшно.

41.

Однако мы в этот лес поехали искать старое офицерское кладбище с деревянной церковью Александра Невского – и надо сказать, найти его оказалось реально непросто: от мемориала мы добрых полчаса тыкались в разные дорожки между садоводствами “Дзинтари” (“Янтарь”) и “Медик”. На кладбище соседствует могила советских солдат, погибших при освобождении города:

42.

С могилами ни то латышей, ни то поляков, погибших в Гражданскую войну – у Советов тогда отбила Латгалию именно Польша:

43.

Церковь Александра Невского на крепостном кладбище (1897) заинтересовала нас своим макетом в музее – в первую очередь этой роскошной деревянной короной, главками необычной формы и крестом в круге над центральным куполом. Как нам объяснил экскурсовод, корона даже не уничтожена и лежит ныне внутри церкви, но в общем это не “муравьёвка”, а действительно самобытный образец русского деревянного зодчества, столь редкий в западных губерниях:

44.

Ныне церковь выглядит гораздо проще, но всё ещё красиво стоит среди православных могил:

45.

46.

И в общем Даугавпилс заслуживает посещения. Как часто бывает, я проникся городом лишь при написании рассказа о нём, и всё же символично, что рассказ этот я завершаю кладбищем.

47.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>