“Эскадрон смерти” Луи Буссенара, часть 2

С деталями разбирается юзер major-colville, предыдущие части здесь:

Сделаем еще несколько набросков и наблюдений на тему творчества Буссенара с точки зрения военной истории. Очередной герой романа- канадец Франсуа Жюно. И здесь автор снова верен себе, даже вдвойне. Жюно уже встречался его читателям в романе «Ледяной ад» и, да, «Канада –это Франция» в глазах ярого патриота Буссенара. Поэтому Жюно, да и все канадцы, благородны, храбры, в зверствах англичан, смачно описываемых в романе, не участвуют. Наоборот, помогают сбежать в первый раз, а во второй раз просто спасают жизнь умирающему Сорви-голове.

Рисунок в стиле “Братство по оружию”- англичане помогают раненному канадцу.

Сцена сдачи буров после поражения генерала Кронье:

«Ротой канадцев командовал великан, добряк с голубыми глазами и длинными
рыжеватыми усами. Он плохо владел английским языком и то и дело пересыпал
свою речь французскими словечками, сильно отдававшими привкусом местного
наречия.
– Да вы не горюйте, my boys, все это чистая превратность войны, –
утешал он военнопленных. – В жизни не видал таких храбрецов, как вы! Мы
одолели вас только потому, что нас больше. Один против десяти – тут уж
ничего не поделаешь!
Он крепко пожимал пленным руки и от души старался хоть как-нибудь
смягчить их горькую участь. Вдруг он увидел Жана Грандье, который гордо, с
высоко поднятой головой приближался к нему вместе с неразлучными своими
друзьями, Фанфаном и Полем. Слова точно застряли в горле великана, из уст
его вырвались какие-то хриплые звуки, он опрометью бросился навстречу Жану,
подхватил его, как ребенка, на руки и, чуть не задушив в своих объятиях,
воскликнул наконец сдавленным от волнения голосом:
– Ну конечно же, он!.. Жан Грандье, маленький Жан… Наш дорогой
маленький Жан!
Сорви-голова, ошеломленный тем, что его называют по имени так далеко от
родины, с вполне понятным недоумением посмотрел на канадского капитана.
– Жюно?.. Франсуа Жюно! – в свою очередь воскликнул он растроганно. –
Неужели это вы, дорогой мой друг? Славный товарищ! Какая чудесная встреча!
Встреча была действительно чудесная, ибо судьба вновь свела двух героев
“Ледяного ада”, Жана Грандье и Франсуа Жюно, конного полицейского из
Клондайка, который спас золотоискателей, замурованных в пещере Серого
медведя бандитской шайкой “Коричневой звезды”.
 («Красной» вообще-то, но в советском издании по понятным причинам исправили)

Канадцы охраняют пленных буров.

- Вот и еще одна из превратностей войны, – заметил канадец, на глазах
которого блеснули слезы при виде вновь обретенного друга.
Этот добрейший великан ничуть не возгордился тем, что из простого
солдата дослужился до звания капитана добровольцев.
– Ребята! – гаркнул он своим подчиненным. – Этот милый юноша-француз с
нашей любимой старой родины. Он знатный храбрец, даром что у него еще и усы
не выросли. Он перестрелял десятки матерых волков и разбойников, этих
двуногих гризли, что опаснее всякого зверя.
- Француз из Франции, – размышлял сержант роты, – это вроде как брат.
– Ясное дело, брат! – хором поддержала вся рота. Жану устроили овацию,
со всех сторон к нему потянулись руки.»

Точная часть не называется, используются слово “волонтеры”. Чуть позже, Сорвиголова для маскировки носит шляпу с кокардой «C. I. V.» и выдаёт себя за канадца (заодно и акцент получает объяснение)-возможно, автор думал, что это Канадские имперские волонтеры, но вообще данная аббревиатура означает City of London Imperial Volunteers- Лондонские имперские волонтеры, набиравшиеся из жителей столицы и окрестностей.

“Шатающейся походкой Сорвиголова направился к окопу, держа в каждой руке по раскупоренной бутылке
— Товарищи хотят пить, — во всеуслышание рассуждал он. — Канадцев всегда мучает жажда. Отнесу-ка я это виски землякам.
— Только не всё, — приговаривал он, — товарищи на посту томятся жаждой… Канадцы всегда хотят пить.”

Поэтому зайдем с другого конца. Вторая бурская война стала первым боевым крещением канадцев за границей. В битве при Пардеберге, описанной в романе, участвовал 2й батальон (Специальной службы) Королевского Канадского полка пехоты (2 RCRI). Слова «специальная служба» не должны смущать, это не спецназ, как можно подумать на первый взгляд, а «особые условия службы». Канада имела крошечную армию, да и политики не горели желанием отправлять солдат за океан. Англоязычных канадцев не обошел стороной патриотический подъем, в то время как франкоязычные относились к войне скептически. В таких условиях было найдено компромиссное решение- создать 8 рот из добровольцев, по 125 человек. Волонтеры записывались на 6 месяцев, с правом правительства продлить их контракт до 12 месяцев в случае необходимости. Так как эти войска фактически должны были представлять всю канадскую нацию на первой для них заморской войне, то вскоре родилось решение свести их в одну большую часть, а не посылать разрозненно. Так появился полк силой чуть более тысячи человек (в разных источниках 1000, 1019, 1039).Название «2й батальон RCRI» было отсылкой к единственной пехотной части Постоянной армии.


Командиром новой части стал подполковник Уильям Д. Оттер, самый опытный боевой офицер в Канаде. 1900г.
Так как число командирских вакансий было ограниченно, многие нетерпеливые офицеры записывались в волонтеры рядовыми, ядром рот стали военные (около 15 процентов), остальные гражданские добровольцы. Набор производился по всей стране. Рота А представляла Британскую Колумбию, Юкон и Манитобу, В- Лондон, С в источниках называется Торонтской, чуть позже она будет действовать вместе с упоминаемыми в прошлой статье MI. Рота D формировалась в Оттаве и Кингстоне, Е-в Английском Монреале , Н – в Новой Шотландии (в основном из Галифакса). А вот рота в которую теоретически мог попасть бывший полицейский Франсуа Жюно это рота F из Квебека, населённого франкоязычными канадцами. Ее и называли «французской», но ирония состоит в том, что на две трети она состояла из англичан Амхерста, Нового Брунсвика и Новой Шотландии. Les Canadien, как уже говорилось, проявляли мало интереса и к войне за океаном, и к военной службе короне. В результате, в этой роте был самый большой процент профессиональных солдат из различных частей Армии. Так что полная рота франко-канадцев – недостаток знаний Луи Буссенара, а вернее его мечта, нежели реальность.

Времени на серьезную подготовку не было, решение о формировании принималось в начале октября, реальное формирование началось в середине месяца, а уже 30 октября батальон отплыл на пароходе «Сардиниан» из Квебека.

Высадились в Кейптауне 29 ноября 1899г. Первые пара месяцев прошли относительно спокойно, канадцы стояли блокпостами и патрулировали между реками Оранжевая и Моддер. Утром первого дня нового 1900г. рота С впервые всерьез понюхала пороху. В составе сводного отряда, состоящего в основном из ездящей пехоты (канадские пехотинцы ехали для быстроты на телегах), она атаковала лагерь буров возле Дугласа. 42 пленных и трофеи, первая операция прошла успешно. Позднее канадцы вошли в состав 19й бригады. Вместе с ними там были и Гордонские горцы. Так что цитата романа, где описывается как они ведут бой бок о бок, абсолютна достоверна. «Перестрелка теперь велась почти в упор. Гайлендеры Гордона и канадские добровольцы даже перебрасывались с бурами короткими фразами.»

Полевой госпиталь под Пардебергом, второй день сражения. Большинство солдат Гордонские горцы, но есть несколько из 2 RCRI. 19 февраля 1900г.

А входила бригада в состав 9й дивизии генерал-майора Колвелла- не отсюда ли Буссенар взял имя для одного из героев романа? Самым главным событием в короткой истории этого батальона стало сражение при Пардеберге в феврале 1900г.- первая крупная победа англичан над бурами, приведшая к капитуляции отряда генерала Кронье. Потери канадского батальона составили тогда 34 человека убитыми и около 100 ранеными. В одном из последующих боев был ранен в горло подполковник Оттер, батальон нес потери, падала мораль (в письмах к жене Оттер жаловался на то, что он не может доверять даже своему заместителю, не говоря о других офицерах), особенно при переходе войны в «партизанскую стадию».

Одна из самых знаменитых фотографий- солдаты 2 RCRI форсируют р.Моддер, чтобы атаковать позиции буров. Собственно Паардеберг Дрифт и переводится как “Брод у Лошадиной горы”. 18 февраля 1900г.


Это же событие глазами художника.


Канадцы заставляют клясться бура, что он нейтрален и не воююет. Правда, как меланхолически замечает автор газетной статьи 1900 года, потом буры обычно все равно возвращаются в коммандо.

Несмотря на уговоры англичан, многие канадцы не захотели оставаться сверх своего обговоренного срока. 26 сентября 1900г. 17 офицеров и 319 солдат покинули Преторию. Их путь домой лежал через Лондон. Парады, торжественные встречи, награждения. По возвращении батальон был расформирован. В Галифакс они прибыли 23 декабря, под Рождество. Что ж , «вернуться домой к Рождеству» им все-таки удалось, в отличие от своих коллег 1914г., хотя и не всем.

Прибытие в Англию. Канадцы на борту судна “Гаварденский замок”, Саутгемптон, декабрь 1900г.


И убытие. Декабрь 1900г.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>