“Эскадрон смерти” Луи Буссенара, часть 4

С деталями разбирается юзер major-colville, предыдущие части здесь:

Роман «Бенгальские душители» 1898г. Луи Буссенара менее известен, чем «Капитан Сорви-голова», но в каком-то смысле является своеобразным приквелом к нему. Майор, впоследствии подполковник, Леннокс, герцог Ричмондский, объединяет эти две книги. Буссенар вообще очень любил писать про одних и тех же героев, а часто и пересекать персонажей разных романов и серий, что позволяет говорить о его особой «Вселенной», выражаясь языком современных фанатов комиксов и кино. (В меньшей степени, это можно встретить и у Жюля Верна). Интересно, что Леннокс, будучи положительным героем в первой книге, во второй становится скорее отрицательным персонажем.  Одним из реальных событий на фоне которых действуют герои, является штурм Даргайских высот. Заодно хорошо видна и «кухня» писателя, как с плюсами, так и с минусами — Буссенар писал по новостям в газетах и журналах.

Подполковник и капрал 1го б-на Гордонского полка в 1897г.

В 1897-98гг. на Северо-Западной Границе произошло очередное восстание племен. А впрочем, позволим себе обширно процитировать самого Буссенара, с некоторыми комментариями, ибо, в общем, он довольно верно описывает ситуацию.

«На северо-западной окраине обширной Британской Индии, в той части Пенджаба, что резко вдается в глубь афганской территории, находится знаменитый Хайберский проход, пересекающий горный хребет Сафедкох. Начинаясь у господствующего над местностью форта Джамруд, это ущелье протяженностью пятьдесят три километра извивается змеей меж горных склонов, на высоте от тысячи до двух тысяч метров над уровнем моря, и у города Дхока выходит в Кабульскую долину. Через Хайберский проход издавна пролегал главный путь между Индией и Ираном, которым неизменно следовали завоеватели как с той, так и с другой стороны.  (Здесь и далее знакомые моим читателям места по мемуарам Инголла, циклу о раннем хаки и тп)

Англичане, сознавая стратегическое значение ущелья, завоеванного ими лишь в 1875 году, привели форт Джамруд в надлежащее состояние и обеспечили его усиленным гарнизоном. Но для того, чтобы надежно удерживать в своих руках важнейший форпост Пенджаба, необходимо было создать опорные пункты и в окружающей крепость местности.

Наилучшим из них был Пешавар — крупный город с  80 тысячами жителей, расположенный в семнадцати километрах от форта Джамруд, по берегам двух притоков реки Бара, которая, в свою очередь, впадает в реку Кабул. Но Пешавар представлял собою не только бастион, но и приграничный военный лагерь. Там постоянно находились две полевые батареи, два пехотных полка из солдат-европейцев, три пехотных полка туземцев, бенгальский полк улан и две инженерные роты небольшая армия в боевой готовности.

Кроме того, в горах, которые по мере удаления от Пешавара становились все выше, англичане создали целую сеть возведенных на отвесных скалах фортов с многочисленными гарнизонами. У них было одно назначение — преградить путь воинственным племенам, которые никак не могли смириться с английским владычеством и только ждали случая, чтобы восстать. (особенно страхи потерять независимость усилились после 1893г. из-за появления «линии Дюранда», разграничения территории между Афганистаном и британской Индией).

Восстание, действительно поднятое за несколько месяцев до описываемых событий (в июне 1897), началось с незначительного инцидента, которого, однако, оказалось достаточно, чтобы вызвать бурю. Сперва взбунтовалась небольшая группа туземцев из племени афридиев, с которыми грубо обошелся сборщик налогов. Руки сами потянулись к оружию, и конфликт принял такие масштабы, что афридии, терпя поражение, призвали на помощь родственные им племена юсуфзаев и момандов. Разразилась война. Англичанам пришлось срочно укрепить гарнизон, призвать на подмогу целый армейский корпус и ввести осадное положение но всей провинции.

(Восстание охватило основные племена Границы – вазиров, афридиев, оракзаев, сватов, момандов, не считая более мелкие, и территорию в 200 км с севера на юг, фактически площадью с Шотландию).

Возможно, конфликт и не перерос бы в войну, если бы ситуацию не обостряли фанатики, стремившиеся использовать малейшую возможность для призыва к священной войне против неверных. Во все племена были посланы гонцы. Они старались разжечь у туземцев воинственный пыл, распуская разные слухи. Возглавлял их известный бандит, прозванный англичанами Безумным муллой. Под его белым стягом, на котором были изображены пять красных ладоней — две наверху и три чуть пониже, собралась целая армия добровольцев, движимых не только религиозным фанатизмом, но и жаждой наживы. 

(Он же Факир Сайдулла, мулла Мастан (Мастана), Безумный факир сватов, Безумный мулла, Божественный и тд – реально существующий лидер восставших племен, умерший только в 1917г.)

Так представил себе Факира художник 1993 года. То, что речь идет о территории современного Пакистана, и живут там не полуголые йоги, он, видимо, не подумал.

Несмотря на все принятые меры, стойкость и храбрость солдат, англичанам не удавалось сломить сопротивление восставших племен: сил у европейцев оказалось недостаточно, подкреплений не было, и к тому же туземцы, которых было вдесятеро больше, находились у себя дома. 

(Крупнейшая группировка афридиев и оракзаев насчитывала около 50 тысяч человек, они держали Хайберский проход 4 месяца. Неприятным сюрпризом стало и широкое распространение среди племен относительно современного огнестрельного оружия, времена джезайлей проходили, по своей огневой мощи они почти сравнялись с индийскими батальонами).

Лишь иногда гарнизон или дивизия, очутившись в слишком уж плотном кольце, шли в атаку. Верх неизменно брали европейское оружие и военное искусство. Но победа оказывалась временной, и вскоре победители откатывались на прежнюю позицию.

Генерал Локхарт читает условия на джирге (племенной совет) старейшин оракзаев.

В конце концов главнокомандующий, раздраженный этим топтанием на месте, наметил мощное наступление. Он решил во что бы то ни стало прорвать блокаду чакдарского военного лагеря, окруженного бандами наглевших день ото дня бунтовщиков. А для этого необходимо было взять высоты в северо-восточной части плато, на котором разместился этот лагерь. Честь первым пойти в атаку предоставили Гордонскому полку шотландских горцев». 

В боевые действия были вовлечены пять «Полевых Сил» (отрядов, корпусов), крупнейшими из которых были Тирахские, состоящие из двух пехотных дивизий. Всего 34 с половиной тысяч человек (64% индийских частей) плюс около 20 тысяч вспомагательного персонала. План командующего, генерал-лейтенанта У.Локхарта, заключался в захвате долины Тираха, летнего «дома» афридиев и оракзаев. При продвижении вперед важной точкой был гребень рядом с деревней Даргай. Именно Даргайские позиции и посылает штурмовать своих персонажей Буссенар.

«Выстроившиеся аккуратными рядами палатки создавали общий фон, на котором сбившиеся группками верблюды выглядели особенно экзотично. 

Фото 1897г. идеально подходящее под описание. Только, конечно, красных мундиров уже не было.

Да и на самих шотландских горцев стоило посмотреть. Все — высокого роста, атлетического сложения, неутомимые, прекрасно приспособленные к этой полной неожиданностей войне на отвесных горных склонах. Одежду их составляли красный мундир с короткими и закругленными полами, шотландская юбка килт из шерстяной клетчатой ткани и такой же клетчатый плед, переброшенный через левое плечо. На ногах у них были шерстяные чулки с отворотами и подвязками, гетры и башмаки с пряжками. Спереди на ремне висел отороченный мехом кошель, нечто вроде кармана из барсучьей кожи. В общем, национальный костюм во всей красе!

Только вместо меховой шапки со страусовым пером солдаты носили белые тропические шлемы с прикрепленным сзади куском плотной, в несколько слоев простроченной ткани, которая должна была уберечь затылок от беспощадных лучей индийского солнца. Этот головной убор, напоминающий те, что носят докеры при разгрузке угля, выглядел не очень эстетично, но зато соответствовал местным условиям»

Хорошо виден описанный нашлемник, но разумеется он не белый, а хаки. Эвакуация раненого.

Здесь мы видим, что Буссенар по газетам правильно описывающий общую обстановку, внешний облик солдат представляет по старинке и нецветным рисункам. Хаки он «откроет» для себя лишь в Бурскую войну, и породит живучую легенду.

Иллюстратор первой публикации романа в 1898г. представлял атмосферу романа гораздо лучше издания 1993г. а униформу – даже лучше самого Буссенара.

Но прежде, чем Гордонцы пошли в ставшую знаменитой атаку, произошли следующие события.

Локхарт приказал взять Даргайские высоты шедшей впереди 2й дивизии (1я была в 16 милях позади). В 4 утра 18 октября 1897г. 3я бригада вышла из лагеря примерно в 5 милях от Даргая, чтобы совершить обходной марш-маневр и выйти на оборону орокзаев с правого фланга. Часом спустя выступила 4я бригада, и в 9.20 начался артиллерийский обстрел.

Под его прикрытием вперед двинулись гуркхи 1го батальона 3-го Стрелкового гуркхского полка, их поддерживал 2й батальон Собственных Короля Шотландских пограничников, и 1й б-н Нортгэмптонширцев в резерве. Атака была трудной, в некоторых местах было настолько узко, что идти приходилось колонной по одному, под жестоким огнем сверху, но к полудню гуркхи и шотландские пограничники все же ворвались на позиции оракзаев. Захват Даргайских высот обошелся в 13 гуркхов и 6 «пограничников».

Солдаты Собственного Короля Шотландских пограничников полка, Тирах, 1897г.

К двум часам дня и обходная бригада подошла, но успела лишь обстрелять отступающих туземцев. Именно в ее состав и входил 1й батальон Гордонского полка. Им пришлось провести трудный день – нехватка воды, марш по горам, под жарким солнцем, горную батарею пришлось вообще отправить обратно с пехотным прикрытием.

Принятое чуть позже решение вызвало многочисленные обсуждения и осуждения, ибо привело к последующей трагедии. Очистив Даргай от неприятеля, было решено не удерживать его и самим. 1я дивизия слишком отстала от  авангарда, и все равно не успевала подойти. Поблизости не было источников воды. Видимо, сыграла роль и относительная легкость захвата высот (с точки зрения командования, конечно, а не солдат). Сил одновременно держать Даргай и прикрывать пути тоже могло не хватить. И 2я дивизия получила приказ вернуться в Шинаури.

Уничтожив укрепления и поджегши деревню, войска с первыми лучами солнца двинулись назад. Звуки вчерашнего боя привлекли внимание туземцев, которые собрав несколько тысяч бойцов, активно нападали на колонну. Еще один тяжкий день – солдаты подошли к Шинаури лишь в 23.00, преодолев 25 миль на высотах до 4000 футов, 19 часов в боевой готовности, новые убитые и раненые…

На следующий  день было решено продолжить движение, и вновь через злополучные высоты, но тут между генералами возникли разногласия. Локхарт предлагал более сложный план обхода высот с востока. Йетман-Биггс же решил, что без контроля над высотами обходные маневры по ущельям все равно опасны, и наметил план атаки по тому же пути, что и 18 октября. Тем более, что тогда все получилось, да и по горам уже находились, спасибо, хватит. То, что горцы учтут опыт тоже, да и собралось их теперь побольше, чем было в первый раз, не учли…

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>