Гедера – Форт

В копилку Ближневсточной фортификации.

Проезжая по 40-му шоссе мимо Гедеры, внимательный автомобилист может разглядеть к западу от дороги, в просветах между деревьями, нечто любопытное (ну, или не очень любопытное – не могу же я решать за автомобилиста, что входит в его круг интересов). К югу от нечта есть поворот на грунтовку, ведущую прямо к воротам, так что удовлетворить любопытство несложно. Но сперва вернёмся в очередной раз к арабскому восстанию 1936-39 годов и рекомендациям британского консультанта Чарльза Тегарта по подавлению оного; ибо перед нами, ясен пень, тегартовых рук дело.

Беспорядки в мандатной Палестине случались и до середины 30-х, но в целом полиция работала, так сказать, в режиме мирного времени. Во-первых предполагалось, что полиции следует быть ближе к народу – в идеале в каждой дыре должны присутствовать полисмены, частично из местных; во-вторых, она должна не очень дорого обходиться налогоплательщику. К концу 20-х годов полиция располагала 113-ю участками, зачастую маленькими, профинансированными по остаточному принципу и, разумеется, никак не укреплёнными. Когда в 1936-м грянула большая буза, оказалось что малочисленные контингенты, частично укомплектованные неблагонадёжными “туземцами”, не в силах поддерживать порядок. Зачастую сами участки подвергались нападениям – их громили, уносили оружие… судя по приведённым Кройзером примерам, как правило обходилось без смертоубийств; но всё равно крайне неприятно. В сентябре 1938-го командующий британскими войсками в Палестине и Трансиордании генерал Роберт Хэйнинг решил сосредоточить полицию в городах, а большую часть сельской местности поручить заботам армии. Такое положение, однако, не могло быть постоянным, тем более что в Европе назревали проблемы куда большего масштаба, и войска из Палестины в любой момент могли забрать. Месяц спустя Хэйнинг постановил создать комиссию для изучения вопроса о дальнейшей дислокации полицейских подразделений – сколько участков следует иметь, где и какие. Комиссия приступила к работе 23 ноября; возглавил её Тегарт, которому составили компанию представители полиции, армии и управления общественных работ.

Комиссия взяла за образец форт трансиорданского Арабского Легиона в Вади Рам, построенный в 1930-31 и представлявший собой прямоугольное здание с внутренним двором и двумя угловыми башнями. На этой основе наметили три базовых варианта – 1st Class Police Station (городской), 2nd Class Police Station (сельский) и Police Post (вспомогательный). Гарнизон форта должен был составлять 30 или более человек. Проекты предусматривали водный резервуар, генератор, радиосвязь и жильё для полицейских. И, понятное дело – железобетонные стены, стальные двери, башни с амбразурами, в идеале – размещение на открытой местности в окружении “колючки”. Каждый вариант допускал дальнейшую кастомизацию, например с целью размещения правительственных учреждений. В общей сложности комиссия рекомендовала строительство 77 участков – 17 первого класса, 37 второго и 23 поста; инициатива получила название PBP (Police Building Programme). Форты “расставили” так, чтобы обеспечить сносное покрытие территории и одновременно контролировать железные и главные автомобильные дороги.

В мае 1939-го Тегарт покинул Палестину, и дальше процесс шёл без него. 11 августа 1939 года (то есть примерно к моменту окончания арабского восстания) британский минфин выделил деньги на первые 11 участков; в их числe наши старые знакомые police posts возле деревень Латрун и Ирак Суэйдан. 16 февраля 1940 утвердили второй этап программы, предусматривавший возведение ещё 44 штук, в том числе отмечавшиеся у меня Абу Гош (пост) и Бейт Даджан (2 класс). Сокращению подверглись в основном участки первого класса, из которых “уцелел” только один, в Рамле. Самым большим – за счёт размещённых учреждений – оказался форт 2 класса в Газе.

Осуществление проекта поручили управлению обществнных работ. Разработкой проектов фортов руководил Фредерик Фостер-Тернер; под его началом состояли 12 архитекторов, 13 инспекторов и куча прочего персонала – так, в июне-июле 1940-го одних курьеров чертёжников числилось 151. Само управление занималось строительством только 9 участков; остальные были распределены между подрядчиками, большей частью еврейскими; самый крупный кусок (11 плюс 5 совместно с другой компанией) достался Солель Боне. Последний из 55 участков – Эль-Хама ака Хамат Гадер – был передан полиции 20 августа 1941 года. К сведению любителей статистики: чертежей начертили 5 тысяч, общей площадью 65 тысяч квадратных метров; общий объём зданий составил 33 миллиона кубометров; the last but not the least, проект потянул на 2.2 миллиона палестинских фунтов. Эти данные, видимо, не включают третий этап программы PBP (ещё 7 фортов), инициированный в начале 1941-го и завершённый во второй половине 1943 года. Итого имеем 62 экземпляра, плюс семь пограничных крепостец, которые мы уже обсуждали; все эти сооружения в народе известны как “форты Тегарта” или просто “тегарты”.

Форты Тегарта на карте из книги Кройзера; на сей раз нас интересуют красные точки, относящиеся к программе PBP:

“Тегарт” в Гедере есть форт 2 класса, значащийся в списках как Катра по имени ближайшей деревни; объект был построен Солель Боне на первом этапе программы PDP. 27 сентября 1944 года ревизионисты из Эцель устроили налёт на отделение полиции в Катре и скрылись с пулемётом и 10 винтовками; параллельно атаке подвергкись участки в Хайфе, Калькилии и Бейт-Даджане. В 1948-м начальник гарнизона (насчитывавшего примерно 20 британских и 15 арабских полицейских) вроде бы собирался передать крепостцу арабам, но после проведённой с ним беседы в духе “вокруг полно наших, и такой кунштюк могут их очень расстроить” сдал объект бригаде Гивати. До 90-х годов здание использовалось силовыми структурами, потом некоторое время служило “центром абсорбции” для репатриантов из Эфиопии, а с начала 2000-х заброшено.

Вход; надпись на будке гласит “премия обнаружившему украденную машину”:

Форт с севера:

С юга:

Но фотогеничнее всего – с юго запада:

Юго-западная башня:

Амбразуры:

Лестница:

Второй этаж:

За дверью:

По скобам можно подняться на третий этаж, где оказывается довольно тесно. Почти весь этаж занят бетонным цилиндром; лаз между ним и стеной выглядит так:

Цилиндр легко идентифицируется как резервуар:

Дальше деревянный помост и крыша:

Резервуар, вид сверху:

Крыши западного и южного крыльев:

Дверь рядом с резервуаром позволяет погулять по крыше двухэтажного западного крыла:

Одноэтажное северное крыло:

Дальше на восток – 40-е шоссе, дома Гедеры и холм Тель Катра:

А на запад – какие-то бараки и природа:

Спустимся и пройдём внутрь западного крыла:

Разруха:

Лестница:

Галерея второго этажа:

Продолжение разрухи:

Теперь обратимся к южному крылу:

Опять же, разгром и запустение:

И ловушки для неосторожного посетителя; если я не один такой ненормальный исследователь развалин – будьте крайне осторожны, ям вроде этой возле форта немало…

Парадный вход с западной стороны:

Тот же кусок здания со двора; там тоже есть башня, но на неё я не полез:

Вид со двора на западное крыло:

Небольшое строение в центре двора:

Чуть южнее форта стоит небольшой жилой дом:

Единственная попавшаяся мне историческая фотография; 1944:


(Институт Жаботинского)

Фотографии:
1) в picasa web albums
2) в wikimedia commons

ГугльМэп местности.

Ссылки:
גד קרויזר – הטיגארטים – הקמת מצודות המשטרה הבריטית בארץ ישראל 1938-1943

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>