История про перфокарты Холлерита и пленных советских офицеров

1 апреля 1944 года сотрудник управления кадров вермахта подполковник Изберт отправил письмо начальнику отдела “Иностранные Армии Восток” полковнику Гелену, в котором от имени заместителя начальника управления генерала Бургдорфа попросил заняться учетом пленных советских офицеров.

О каждом из них ему хотелось бы иметь следующие сведения: имя, звание, возраст, род войск, последняя занимаемая должность, как долго на ней пребывал, когда получал каждое офицерское звание (например, для полковника все, начиная от лейтенанта) с указанием, было каждое повышение очередным или внеочередным.

Изберт отмечал, что не в курсе, сколько всего советских офицеров находится сейчас в немецком плену, и опасался, что выполнение его просьбы может оказаться слишком трудозатратным, поэтому просил указать общее число офицеров с тем, чтобы, возможно, ограничить круг опрашиваемых. В немецкой армии, пояснял Изберт, есть офицеры запаса, которым уже за 45, но они все еще ходят в капитанах. Коли таковые есть и среди советских пленных, то они не представляют интереса.
Если у полковника Гелена найдется другой совет, как упростить учет, то полковник Изберт , — так заканчивалось письмо, — будет ему крайне признателен.

Совершенно проигнорировав дату написания и, очевидно, втайне гордясь собственной смекалкой, полковник Гелен ответил Изберту 21 апреля. Точную картину, отражающую возраст и порядок присвоения званий, писал Гелен, можно получить, лишь организовав учет всех пленных советских офицеров. Так как они распределялись по лагерям согласно определенным критериям, то при опросе лишь части из них, пусть 25%, существует опасность, что полученные результаты (будучи статистически недостоверными) приведут к ошибочным выводам.

Так как общее число пленных советских офицеров составляет около 50000, продолжал Гелен, нормальный опрос потребовал бы составления картотеки и немалого обслуживающего персонала, каковым в нынешней ситуации немецкие ведомства не располагают. Поэтому учет возможен лишь если советские офицеры сами будут отвечать на вопросы специального формуляра, а обработка анкет будет производиться автоматически. Для этого идеально подойдут перфокарты Холлерита компании DEHOMAG. Переводить заполненные анкеты все равно придется, зато все остальное будут делать умные машины.
Предложения по проведению опроса Гелен собирался лично доложить генералу Бургдорфу и, получив его одобрение, проконсультироваться с управлением автоматизированной отчетности министерства Шпеера на предмет неожиданных препятствий, поджидающих неофитов на тернистом пути механизации.
В течение 8-12 недель, надеялся Гелен, удастся получить результат опроса.

Но и в ОКВ был свой отдел автоматизированной отчетности, и уже 17 мая он подготовил предварительные образцы анкет, годных для последующего переноса информации на перфокарты, а также предложил провести тестовые испытания на ста пленных офицерах прежде чем запускать проект en masse.

Решенный благодаря новаторской идее Гелена вопрос был спущен со служебной лестницы, и дальнейшая переписка шла между сотрудником подотдела IIc отдела “Иностранные Армии Восток” капитаном Эрхардтом и лейтенантом Хиршфельдером из отдела автоматизированной отчетности ОКВ. 14 июня Хиршфельдер переслал Эрхардту окончательный вариант опросного формуляра и попросил дополнить немецкие вопросы их русским переводом. Хиршфельдер извинялся, что из-за загруженности работой у него пока не дошли руки для изготовления образца перфокарты, но это не должно затягивать проведение опроса, так как собственно для заполнения анкет перфокарты еще не нужны. Автоматическая обработка перфокарт должна затем проводиться в Кенигсберге под зорким оком капитана Хильгенфельдта, который как раз на этой неделе приезжает в Берлин и с которым лейтенант планирует обговорить вопрос в принципе. После того, как формуляр будет одобрен и пущен в печать, Хиршфельдер сам отправится в Кенигсберг для обсуждения деталей.

Капитан Эрхардт не терял времени даром, уже 18 июня он вернул формуляр с русским переводом, а 25 июня и заполненный образец формуляра. Далее наступила загадочная пауза, во время которой управлению по делам военнопленных удалось подсчитать количество военнопленных офицеров в лагерях. Их оказалось 6605. Мужественно проигнорировав тот факт, что это число на порядок меньше названного Геленом раньше, Эрхардт отправил 10 августа формуляры капитану Залевcки (ОКВ/абвер III/военнопленные), так как опрос должен был проводиться офицерами абвера, проинструктированными Залевски. Честолюбивый план Эрхардта предусматривал, что опрос продлится с 15 августа по 31 декабря.

К сожалению, это последний документ, отложившийся в этом деле. Остается лишь гадать, по какой причине гениальная задумка полковника Гелена осталась нереализованной. То ли капитан Залевски учинил акт саботажа и не стал никого инструктировать, то ли капитану Хильгенфельдту пришлось спешно покинуть Кенигсберг, унося на закорках так не познавшие перфокарт машины Холлерита, бог весть…

Хорошо хоть американцы оценили деловую хватку и инновационный потенциал начальника отдела “Иностранные Армии Восток” и слегка помогли ему с послевоенной карьерой.

Приложение.
1. Формуляр.

2. Заполненнный образец формуляра.

3. Перфокарта Холлерита для обработки формуляра.

 

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>