Как ЦаХаЛ видит себе будущую войну в Ливане?

israel-hezbollah

Юзер david-2 пророчествует:

В марте 2013 мы говорили о том, как АОИ рассматривает будущую войну в Ливане:

“Прежняя концепция Хизбаллы, известная как “баада-баада-баада”, подразумевала в случае масштабного конфликта с Израилем постепенное расширение радиуса ракетных обстрелов. По данным разведки, в 2010, после получения достаточного числа М-600 и других ракет дальнего радиуса, Хизбалла отказалась от этой концепции и приняла новую, подразумевающую массированный ракетный удар по центру Израиля уже в начале конфликта. В терминах Хизбаллы центр Израиля это район от Нетании до Ашдода, но упор будет делаться на Тель-Авив и Гуш-Дан. Одновременно будут вестись и массированные обстрелы более близких районов. Целью является нанесение максимальных потерь гражданскому населению, вывод из строя объектов военной и гражданской инфраструктуры, создание помех мобилизации и развертыванию АОИ и общее психологическое давление.

По оценкам разведки Хизбалла имеет около тысячи ракет дальнего радиуса – 200-300 км, несколько тысяч среднего – 75-150 км, и десятки тысяч ближнего – 20-40 км, всего до 70 тысяч ракет. В ходе восстановления после Второй ливанской войны Хизбалла рассредоточила большое число ракет в населенных пунктах Южного Ливана, часто в новых домах с заранее подготовленными на стадии строительства помещениями для пусковых установок и складов ракет. Другая часть пусковых установок и складов замаскирована вне застроенной местности.

Еще одно изменение произошло в концепции применения сухопутных сил. Если раньше это было почти исключительно противодействие вторгшимся израильским силам, то сейчас введен и наступательный компонент. Пропаганда Хизбаллы говорит про “захват Галилеи”, но на это у них физически нет сил. Реально речь идет о серии рейдов на израильскую территорию: налеты на военные базы и населенные пункты, засады на дорогах, захват заложников, общая дезорганизация и наведение паники.

Остальные компоненты остались теми же, что и были, со всемерным их усилением. Рассредоточенная структура обороны по районам, коммуникации, маскировка, действия автономными группами, действия в застроенной местности, “заповедники” в горно-лесистой местности, как базы для проведения местных контратак, минирование, дистанционное противодействие: минометы, массированное применение ПТРК как против бронетехники, так и против живой силы, особенно размещенной в домах, ПЗРК, ПКР: как против кораблей, так и при возможности против израильских портов и буровых платформ, БПЛА: как для разведки и психологической войны, так и применение вооруженных БПЛА-“самоубийц”. В противодействии вторгшимся силам АОИ целью является нанесение максимальных потерь в живой силе, захват пленных, обеспечение продолжения ракетных обстрелов до последнего дня конфликта, психологические эффекты в виде подбитой бронетехники, сбитых самолетов и вертолетов и потопленных кораблей.

Соответственно целью АОИ является сокращение длительности конфликта, нанесение противнику тяжелых потерь и срыв достижения целей противником, что предусматривает массированные авиаудары по разведанной инфраструктуре Хизбаллы и, в случае принятия такого решения политическим руководством, по гражданской инфраструктуре Ливана, а также маневр сухопутных сил для занятия районов запуска и уничтожения противника в этих районах, в сочетании со спецоперациями в глубине. Так как даже в случае сокращения длительности конфликта по Израилю будет выпущено большое число ракет, предусматривается и дальнейшее усиление противоракетной защиты во всех соответствующих радиусах”.

Какие изменения произошли с тех пор?

Со стороны Хизбаллы:

Ракеты:

Количественный рост – до 130 тысяч, главным образом за счет ракет ближнего радиуса. Ракеты дальнего радиуса оцениваются в несколько тысяч.

С 2014 введение ракет малого радиуса 2-7 км с мощными БЧ до 500 кг. Представляет угрозу пограничной зоне, как населенным пунктам, так и военным базам. Из-за малого радиуса перехват затруднен, противодействие подавлением огнем и с воздуха, а также маневром.

Проект по модификации ракет в высокоточные для поражения особо качественных целей. Значительная часть израильской активности в Сирии и Ливане направлена на срыв поставок и работ по этому проекту под управлением Ирана. По оценке на данный момент имеется до сотни таких ракет.

Несмотря на постоянное освещение “высокоточного проекта” и уделяемое ему внимание, главную угрозу представляют обычные ракеты. Имеющиеся количества позволяют проводить обстрелы мощностью до 1500-2000 ракет в день в первую неделю операции и до 1200 после этого. Даже при сохранении высокого процента перехвата “Железного купола” и соответствующей работы “Пращи Давида” число прорвавшихся ракет может превышать количества Второй ливанской войны, когда противоракетной обороны не было. Если в 2006 запускалось в среднем 120 ракет в день, из них около 20% падали в застроенной местности, то при запуске 1200 ракет в день, сохранении того же процента по застроенной местности и перехвата 90% из них мы получаем ровно те же цифры прорвавшихся, и это в лучшем случае. При запусках большего числа ракет и улучшении точности, то есть процента по застроенной местности, цифры будут еще выше. Частично это насыщение системы решается увеличением числа батарей и запаса ракет-перехватчиков, но реальное противодействие может быть только наступательное.

Сухопутные силы:

С 2014 введен элемент пограничных туннелей. Несмотря на проведенную в декабре 2018 – январе 2019 операцию “Маген цфони” по их нейтрализации и привлеченное к ней внимание, это хотя и финансово весьма затратное, но лишь вспомогательное средство: скрытое проникновение передовых групп, засады на путях противодействующих подразделений АОИ и временное отсечение района до подхода основных сил наземным путем, а также возможный увод пленных. За последние годы на части угрожаемых участков на границе проведены работы по затруднению наземного подхода – строительство стен, траншей, насыпей и обрывов, вырубание растительности, установка средств наблюдения и т.д., но тем не менее это, как и ликвидация туннелей, не нейтрализует угрозу полностью.

Расширение подразделений “Радуан”, предназначенных для рейдов на израильскую территорию и активного противодействия вторгнувшимся силам АОИ, в целом до 3 тысяч человек. Это ударные силы, всего Хизбалла имеет до 10 тысяч бойцов, основную часть обороны Хизбаллы составляют территориальные подразделения минимально обученных резервистов до 40 тысяч человек. Также, если обстановка позволит заблаговременную переброску в Ливан, возможно участие находящихся в Сирии других шиитских милиций – сирийских, иракских и т.д.

Другие элементы:

Общий оперативный опыт, полученный Хизбаллой в ходе боевых действий в Сирии, в первую очередь командный опыт в применении подразделений до батальона включительно со всеми огневыми средствами усиления, а также опыт современных действий в застроенной местности и операций коммандос.

Получение и обучение применению всех имеющихся в Сирии видов вооружений, представляющих интерес для Хизбаллы: все виды ПТРК, ПКР включая “Яхонт”, все доступные ПЗРК, обучение на комплексах ЗРК “Оса”, “Бук” и “Панцирь-С1″, БПЛА включая последние иранские разработки, ракеты и РСЗО разной дальности, включая “Ураган” и “Смерч” и т.д.

Расширение инфраструктуры производства и хранения вооружений в Ливане и Сирии.

Усиление возможностей РЭБ, под руководством иранских специалистов.

Создание инфраструктуры и организации для возможности открытия “второго фронта” с Голанских высот: ракетные обстрелы, минирование и обстрелы на границе, рейды, применение БПЛА. “Второй фронт” может действовать как в дополнение к ливанскому, тогда фронт станет сплошным от Средиземного моря до иорданско-сирийской границы и таким образом будет распылять израильские усилия; так и самостоятельно, в случае если Ирану будет выгодно пока не задействовать основной ливанский фронт. Боевой силой второго фронта являются подразделения Хизбаллы, переброшенные в район, и действующие там проиранские сирийские, иракские и другие милиции с иранскими элементами и советниками, с опорой на тыловое, разведывательное и другое обеспечение со стороны сирийской армии. Как дальний инструмент второго фронта могут использоваться также ракетные обстрелы с территории западного Ирака, силами иранских и проиранских формирований. Также иракская территория используется для размещения иранских передовых баз снабжения, для ускоренной переброски ракетных и других вооружений в случае войны.

Со стороны АОИ:

Многоплановая многолетняя деятельность против создания и расширения инфраструктур Хизбаллы и Ирана, как ударная, так и тайная, по всему Ближнему Востоку.

Использование авиационного аспекта этой деятельности как оперативного опыта для действий в будущей войне, в том числе отработка применения F-35 в боевой обстановке и расширение спектра авиационных вооружений.

Разведывательная работа по созданию “банка целей” для ликвидации в короткие сроки в случае войны и усиление разведки по Хизбалле в целом. Это включает в себя и информационно-пропагандистское обеспечение в виде опубликования в СМИ и с трибуны ООН путей переброски вооружений в Ливан и их производства на месте под прикрытием гражданских инфраструктур Ливана. Целью публикаций кроме прочего является подготовка общественного мнения в случае израильского удара по этим инфраструктурам.

Усиление маневренного сухопутного аспекта в плане подготовки и матчасти. Корпусное учение “Ор а-даган” 479-го корпуса в сентябре 2017, межвидовое учение “Решит а-кацир” в июне 2019 по сценариям войны на северном фронте, постоянные дивизионные и бригадные учения по северным сценариям, отработка действий в составе батальонных тактических групп “Оз” и бригадных тактических групп “Гедеон”. Увеличение числа танков Меркава-4, БТР “Намер”, минометов “Кешет”, КАЗ “Меиль руах” и т.д., расширение сетецентрической составляющей на всех уровнях от роты до корпуса, собственных БПЛА сухопутных войск, усиление взаимодействия с ВВС, транспорта и логистики и т.п.

Усиление аспекта спецопераций в глубине, включая создание 89-й бригады коммандос в 2015 и учения ее подразделений по северному сценарию, в том числе на незнакомой местности на Кипре.

Расширение сухопутных огневых возможностей, от номенклатуры ракет для РСЗО MLRS до ракет земля-земля, а также переформирование огневого центра СВО в разведывательно-огневую структуру нового типа.

Расширение подразделений ПРО, в том числе принятие на вооружение “Пращи Давида” в 2016.

Усиление тактической подготовки по подземной войне и войне в застроенной местности, в том числе по результатам операции “Цук эйтан” в Газе в 2014.

Подготовка Командованием тыла и СВО планов по эвакуации жителей приграничной зоны и размещения их в тыловых районах, координация действий муниципальных органов и плановые учения по спасательным действиям.

Подготовка авиационных, складских и других баз, мобилизационных центров, больниц и т.д. для работы в условиях массированных ракетных обстрелов: распределение, усиление защиты и т.д.

Подготовка к одновременным действиям на северном и южном фронте, как в плане применения сил и средств, так и в плане создания соответствующих запасов боеприпасов и других расходных материалов.

и т.д.

В целом работа в армии ведется большая, и еще больше надо сделать. Война на северном фронте, как ее рассматривает АОИ, будет нелегкой, особенно в плане ракетных обстрелов тыла Израиля. Хизбалла будет добиваться в первую очередь психологических эффектов: флаг на израильской территории, подбитые танки, разрушения и жертвы в городах. Поэтому задача армии по срыву достижений противника и его разгрому требует максимально мощного и быстрого применения всех имеющихся сил и средств.

А насколько хорошо армия готова к такому мощному и быстрому применению, это покажет война.

“А где во всех этих раскладах Россия, её влияние на Иран, Ливан, Сирию и Хезбаллу? В чем интерес России – утихомирить Хезбаллу//Иран и сохранить спокойствие на границе с Израилем – или наоборот?”

В принципе это выходит за рамки подготовки АОИ к войне, однако отвечаем:

“У России интерес быть медиатором и модератором в процессах и вообще иметь слово и влияние. Само по себе излишнее влияние Ирана в Сирии России невыгодно, потому что оно происходит за счет России. Но, несмотря на это, Иран реально является ситуационным союзником России в Сирии, поэтому резко его там прижимать России тоже невыгодно, и не факт что вообще возможно, у Ирана там сильные позиции. В плане Израиля излишняя деятельность его в Сирии России тоже невыгодна, но и прямая конфронтация с Израилем тоже не нужна, поэтому после инцидента со сбитым российским самолетом и поставками С-300 мы после временного спада снова видели усиление израильской активности в Сирии. Гарантии России по поводу неприближения иранцев к границе реально недорого стоят, потому что иранцы и проиранцы действуют под прикрытием сирийской армии, но сам процесс медиаторства России нужен. Она единственная, кто говорит со всеми сторонами и влияет на все стороны в Сирии. Поэтому большая война Израиля с союзниками России ей не нужна, потому что мешает текущим процессам в Сирии, полное спокойствие не очень выгодно, потому что снижается потребность сторон в России, а малая война, в которой можно влиять и посредничать, идет и так. В каком-то смысле Россия осуществляет анекдот “тогда мне чашечку кофе, пожалуйста”.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>