Как снимали “В зоне особого внимания”

Наверняка вы помните такие можно сказать культовые советские фильмы “про войну”, как дилогия про учения советских десантников “В зоне особого внимания” и “Ответный ход” с Михаем Волонтиром и Борисом Галкиным. А вот как снимали первый из этих фильмов…

Говорят, что после выхода на экраны фильма “В зоне особого внимания” конкурс в Рязанское училище ВДВ вырос до двадцати человек на место. Так это, или нет – не знаю. То что фильм был замечен зрителем – факт. В 1978 году он занял девятое место в прокате с показателем 35,4 млн. зрителей.

Этот фильм состоялся только благодаря Василию Маргелову – командующий Воздушно-десантными войсками СССР заступился за этот фильм ещё когда он был на стадии проекта и потом лично курировал процесс съёмок фильма. Вплоть до обсуждения одежды персонажей. А когда молодой режиссер Малюков предложил вырядить десантников в кепи, дядя Вася (как называли Маргелова десантники) не выдержал и заорал: “Я тебя расстреляю! Да я сейчас достану пистолет и тебя здесь расстреляю! Потому что только в голубых беретах и никак иначе!” Хотя по сути режиссёр был прав – десантура находясь на задании, если я не ошибаюсь, береты не носили – этот головной убор демаскирует

А началось всё с реального случая на учениях, когда офицер и прапорщик с двумя солдатами обезвредили банду бежавших из колонии рецидивистов. Военный журналист Евгений Месяцев, проведя собственное журналистское расследование, написал об этом сначала блестящий репортаж, а затем и киносценарий, придумав дополнительные сюжетные линии и личностные конфликты между лейтенантом Тарасовым и прапорщиком Волентиром.

Режиссёр-дебютант Андрей Малюков загорелся этой идеей. Он ещё во время службы в армии решил, что будет снимать военное кино. И отслужив стал искать сценарий о современной армии.

Прапорщика Волентира сыграл молдавский актёр Михай Волонтир. Вот как вспоминал его появление на пробах режиссёр: “Пришёл он, вошёл в комнату в клетчатых штанишках, с такой щёточкой усиков. Ну совсем не десантник! Какой-то парикмахер! Но деваться было некуда, мы уже вызвали. А уж коли вызвали, надо было бы его и попробовать. И когда одели, загримировали, когда он вошёл в кадр, я всё понял”. Единственное, что смущало режиссёра – мягкий молдавский акцент актёра. Всё встало на свои места, когда роль Волонтира озвучил Николай Губенко.

Вообще актёров Андрей Малюков отбирал с особой тщательностью. Он считал, что десантников должны играть люди, обладающие прекрасной физической формой и с мощной внутренней энергетикой.

Борис Галкин: “Претендентов на роль Тарасова было около тридцати. Я-то сразу, как прочел сценарий, понял, что это – мое, но всю цепочку взаимоотношений артиста со съемочной группой – переговоры, фото- и кинопробы – все равно пришлось пройти до конца. И вот, увидев мои пробы, Сергей Бондарчук, а он в то время был художественным руководителем Первого творческого объединения “Мосфильма”, сказал: “Однозначно – Галкин!”.

Большая часть фильма снимали в Литве, в учебном центре ВДВ в Гайжюнае и его окрестностях. Галкин приехал туда почти на месяц раньше. Недели три он жил в воинской части с десантниками по их законам и распорядку, выполнял марш-броски по 10 км и занимался тем же, чем они. “Сначала бойцы смотрели на меня свысока – мол, московская штучка приехала. Но во время борьбы доказывал, что я не новичок. Тогда я был в очень хорошей спортивной форме, так что отношение ко мне вскоре стало уважительным”.

А вот Волонтиру в ряде сцен помогал дублер. Ведь в стычке с рецидивистами ему надо было одолеть их врукопашную. Актер не был таким профессионально натренированным, как Галкин. Поэтому сработал специалист по единоборствам Тадеуш Касьянов. Но это было только в боевых сценах. Во время марш-броска, по словам Галкина, Волонтир, которому уже было за сорок, бегал быстрее и выносливее его.

Единственное что режиссёр не разрешил сделать актёрам самим – прыгнуть с парашютом. Он боялся, что кто-либо из съёмочной группы получит травму и это сорвёт съёмки.

Командующий ВДВ Маргелов, как я уже сказал, не просто лично следил за достоверностью каждого кадра – он был его душой. Но это и сыграло с фильмом злую шутку. Во время монтажа большое количество сцен пришлось вырезать из соображений секретности. А это по словам режиссёра, были лучшие и самые эффектные сцены. “Те кадрики, которые остались, – Андрей Малюков, – попадали в цех комбинированных съёмок на “Мосфильме”, где сидели люди и по кадрикам замазывали самолёты, которые нельзя было показывать, и их боевую раскраску. И если сейчас присмотреться, то видно будет, что эти кадры как будто соплями замазаны. Они такие, знаете, не резкие”. К сожалению все эти вырезанные сцены были утилизированы и нам никогда не увидеть режиссёрскую версию фильма.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>