Капитан Вестерлинг – герой голландской войны за Индонезию



Юзер antinormanist рассказывает о наиболее яркой и спорной фигуре войны за независимость Индонезии.

Сослуживцы называли его «Турком» – Раймунд Пьер Поль Вестерлинг родился в 1919 году и вырос в стамбульском пригороде Пера. Отец его был голландцем-торговцем антиквариатом, мать – православной гречанкой. Учился он в школе французских иезуитов и должен был унаследовать семейное дело по торговле антиквариатом. Помешала История…

В 1941 году Раймунд Вестерлинг пришёл в голландское консульство, чтобы записаться добровольцем в голландскую армию, дабы сражаться за свою родину, где он ещё ни разу не был.
Он перебрался в Англию, где вступил в бригаду принцессы Ирены. Довольно скоро казарменная жизнь ему наскучила и летом 1942 года он отправляется на курсы коммандос.

К 1944 году он становится сержантом 2-го (голландского) взвода 10-го межсоюзнического коммандо, его включают в программу УСО по подготовке связных для Сопротивления. В октябре 1944 года он стал инструктором Брабантских и Лимбургских ударников – первого пехотного полка, набранного на освобождённой от немцев голландской территории.

Победу в Европе он встретил в госпитале, куда угодил в результате тяжелого ранения при взрыве V-1 в Бреде в марте 1945-го.
В июне 1945 года в чине младшего лейтенанта он присоединяется к Королевской Нидерландской Ост-Индской армии (КНИА).

В середине сентября 1945 года Вестерлинг десантируется в Медане на Суматре в составе голландской миссии во главе с лейтенант-коммандером Брондгистом. Для поддержания порядка в городе формирует из бывших солдат КНИА с Амбона и Манадо военную полицию.

В ситуации всеобщего хаоса он быстро наводит порядок в городе, решительно расправляясь как с преступниками, так и «мятежниками», спасая от смерти сотни европейцев, китайцев, амбонцев. В глазах местных он стал загадочным и жестоким «Белым Тигром», о котором рассказывали леденящие душу историю, в которых теперь и не поймёшь, где правда, а где вымысел.
Как-то британский командир попросил Вестерлинга доставить к нему для допроса главаря какой-то местной банды. Вестерлинг нашёл главаря молившимся в переполненной мечети, молча отрубил ему голову и послал в корзине британскому командиру.

Разумеется, такие методы вызывали недовольство британцев, в итоге Вестерлинг был отозван в Джакарту. Летом 1946 года новый командующий голландских войск генерал-лейтенант Симон Споор поручает Вестерлингу создание ДСТ (подразделение специальной пехоты) – спецназа КНИА из туземных солдат.

Он был человеком действия, жаждавшим приключений, склонный к безрассудным действиям в одиночку. Хороший рассказчик, любитель выпивки и женщин. В общем, харизматичный командир, которого боготворили подчинённые.
10 декабря 1946 года 123 «красных берета» ДСТ под командованием капитана Вестерлинга прибывают в Макассар для борьбы против республиканских партизан, державших в страхе громадные сельские районы на юге Сулавеси.

В следующие три месяца Вестерлинг развернул кампанию по «умиротворению».
Перед рассветом коммандос окружали деревню, проводили повальные обыски, всякого, у кого обнаруживали оружие, боеприпасы или пропагандистские материалы Республики, расстреливали на месте, его хижину сжигали. После выгоняли всех жителей в поле, расстреливали ещё несколько десятков «подозрительных», затем заставляли оставшихся в живых поклясться на Коране «не поддерживать террористов», предупреждая, что в противном случае деревня будет уничтожена.

Газеты прозвали его "целебесским мясником ", но его брутальные методы уничтожили антиколониальное сопротивление на юге Сулавеси.
Вестерлинг всегда защищал свои действия: «Это был единственный способ восстановить мир и порядок с минимальным кровопролитием». Он утверждал, что на Сулавеси было расстреляно не более 600 человек, индонезийцы говорили о десятках тысячах, современные исследователи пишут о 3-4 тысячах.

Генерал Споор представил Вестерлинга к Бронзовому Льву – 2-й по значимости воинской награде Нидерландов, но из-за недовольства общества орден ему так и не дали.
ДСТ была переименована в КСТ (корпус специальной пехоты), расширена до 800 солдат и под командованием Вестерлинга продолжала участвовать в контрпартизанских операциях на Яве и Суматре.

В феврале 1948 года в Лембанге при загадочных обстоятельствах был убит лейтенант Роб Эрноут. Расследование этого преступления генерал Споор неожиданно поручил капитану Вестерлингу. В результате он раскрыл группу офицеров, поставивших на поток продажу оружия индонезийским республиканцам.
Это и стало причиной крушения военной карьеры Вестерлинга. В августе 1948 года по указанию из Гааги дело было закрыто. А 16 ноября генерал Споор сообщил капитану об его увольнении с поста командира КСТ и предложил ему возглавить школу коммандос в Бандунге. Вестерлинг отказался и подал в отставку.

Лишь в 2009 году голландские власти признали, что убитый лейтенант Эрноут был сотрудником военной разведки, расследовавшим факт исчезновения со складов КНИА 7 тысяч винтовок. Теперь признаётся и масштабная коррупция в ходе «полицейских операций» в Индонезии, нити которой вели к высшим должностным лицам государства.

Пока же Вестерлинг, уйдя из армии, решил продолжить свою битву за Индонезию.
Женившись на местной девушке и поселившись около Бандунга, он завёл транспортную компанию, купив несколько подержанных грузовиков КНИА.

После заключения мира Вестерлинг по приглашению одного из «штатов» Соединённых Штатов Индонезии – Пасундана, создал фактически армию этого «штата», набрав около 500 человек, преимущественно амбонцев из числа своих бывших подчинённых по КСТ. Используя старинные сунданские легенды о Рату Адил (Князя Справедливости), что придёт на Яву из страны турков и установить царство справедливости, он назвал эту армию «Легионом Рату Адил».
В январе 1950 года, когда стало очевидно намерение республиканских властей покончить с автономией отдельных штатов, Вестерлинг попытался изменить ход истории Индонезии.

В 5 утра 23 января 1950 года три сотни его бойцов внезапно захватили казармы дивизии «Силиванги» в Бандунге, убив 47 республиканских солдат. Следующим шагом должен был стать захват главного арсенала на западе Явы и марш на Джакарту. Но штурм арсенала был отбит вмешавшимися голландскими солдатами из 1-й пехотной дивизии «7 декабря».
В тот день в Бандунге погибли два человека, два индонезийца-протестанта с севера Сулавеси, служившие в КНИА и сражавшиеся за Республику против голландцев. Самым высокопоставленным из погибших индонезийских военных стал майор Адольф Лембанг, а при штурме арсенала погиб его старый боевой товарищ майор Джан Рапар, командовавший людьми Вестерлинга.

Сам Вестерлинг во главе небольшой группы планировал в 8 утра захватить собравшееся на заседание в Джакарте республиканское правительство во главе с Сукарно и Хаттой. Но в последний момент заседание было отменено, а подкрепление из Бандунга так и не пришло. Переворот провалился.

Месяц Вестерлинг скрывался на Яве, 22 февраля голландские ВМФ вывезли его на летающей лодке «Каталина» в Сингапур, где британцы арестовали его на полгода за незаконное пересечение границы.

В августе 1950 года его выслали под надзор полиции в Голландию. Но с помощью симпатизировавших ему людей из окружения принца Бернарда Вестерлинг бежал в Бельгию. Там с ним связались эмиссары РМС (Южно-Молуккской республики), за которую сражались многие его бывшие подчинённые по КСТ, предлагая ему отправится на Амбон и возглавить войска РМС.
Вестерлинг радостно согласился, но смог добраться только до Танжера, где его перехватили французские спецслужбы и вернули в Голландию.

Там он написал книгу воспоминаний, публиковавшуюся на английском под заголовком «Вызов террора». К моменту выхода книги в 1952 году Вестерлинг снова был арестован – за попытку с группой сторонников РМС убить индонезийского военного атташе подполковника Тиртодарио Харйоно.
Так же против него было открыто расследование по событиям на Южном Сулавеси в 1946—1947 году. К началу 1955 года оба дела были закрыты и Вестерлинг освобождён от надзора полиции.

В последующие годы он перепробовал несколько занятий, пробовал силы даже в роли оперного певца. В итоге успокоился в роли владельца букинистического магазинчика в Амстердаме, специализировавшегося на бывшей Голландской Ост-Индии.

Умер он в ноябре 1987 года в возрасте 68 лет. Как вспоминала старшая дочь, её отец до конца дней чувствовал себя «индонезийским изгнанником в Голландии».

И в заключении, в судьбе капитана Вестерлинг есть много общего с судьбой капитана Рохуса Фиссера. Несомненно, они – командир спецназа и начальник школы спецопераций – были знакомы. Только сделали очень разный выбор…



Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>