Катастрофа на Замбези

О том, что инструкции по технике безопасности написаны кровью и иногда даже при помощи крокодилов рассказывает юзер antinormanist:

Хотя Мозамбикский фронт и был самых спокойным из трёх фронтов Заморской войны Португалии, именно на нём произошёл инцидент с самыми большими единовременными потерями португальских вооружённых сил за все 14 лет войны. И, как часто и бывает в подобных случаях, вина противника в данном происшествии не доказана.

Эта история случилась в июне 1969 года. Из столицы провинции Лоренсу-Маркиш выступила колонна из 30 армейских грузовиков “Мерседес-Унимог” под командованием альфереса милиции Оскара Розариу.

Альферес – это самое младшее офицерское звание в португальской армии, ко времени Заморской войны оно кадровым военным уже не присваивалось, выпускники военной академии сразу получали звание лейтенанта. Во время Заморской войны альферес милиции – это обычно местный поселенец или выпускник университета, заключивший двухлетний контракт на службу в армии. Собственно, у выпускников португальских ВУЗов во время войны выбор был невелик – либо идти служить обычным призывником два года, либо вот так вот “добровольно” послужить младшим офицером те же два года.


В составе колонны были сержант, фурриэль, 10 капралов и 137 рядовых из различных воинских частей – их объединяло то, что они умели водить машины и по прибытию в Мозамбик прошли краткосрочные курсы обучения умению управлять и обслуживать бронемашины. Колонна направлялась в Вила-Кабрал, столицу северо-западного дистрикта Ньяса, один из основных центров активности повстанцев ФРЕЛИМО. Военные должны были заменить экипажи двух взводов броневиков “Дэймлер”, чей срок службы подошёл к концу.

Дорога после недавнего окончания сезона дождей была в плохом состоянии, так что продвигалась колонна медленно. 15 июля колонна достигла деревни Шупанга – также известной как Лазердония, место, где во время 2-й экспедиции Ливингстона умерла и была похоронена его жена Мэри.

Шупанга лежит на южном (правом) берегу одной из великих рек Африки, Замбези. В те времена, когда уже была построена первая из двух великих ГЭС, Кариба, но ещё более крупная Кабора-Басса ещё строилась, река широко разливалась на несколько километров в ширину, будучи серьёзной преградой.

В Шупанге находилась одна из главных переправ через Замбези, но тут выяснилось, что оба обслуживающие его парома ремонтируются.

Так что в Шупанге колонне пришлось задержаться почти на неделю. За это время в деревне скопилось и большое количество дальнобойщиков, направлявшихся на север. Днём 21 июля большой паром “Сан-Мартинью” был готов к переправе. По всем стандартам, для перевозки такой большой армейской колонны требовалось пара рейсов, что означало, что сегодня смогут переправиться только военные – у армейцев во время Заморской войны был приоритет в использовании любых переправ и мостов перед гражданскими.

Дальнобойщики обратились к альфересу Розариу, не могли ли его подчинённые переправиться за один раз. Розариу переговорил с владельцем парома, разбогатевшим местикуш (мулатом) Амансиу Педрейрой – тот ответил, что это вполне возможно. И все три десятка грузовиков загнали на палубу парома, так что свободного места не осталось. Грузовики стояли так плотно, что нельзя было открыть двери.

В 16:00 в субботу 21 июля 1969 года паром “Сан-Мартинью” отплыл из Шупанги, переправа обычно занимала чуть более часа. Сначала всё шло нормально, но позднее ветер поднял заметную волну, волны стали захлёстывать в поплавки катамарана, осадка уменьшалась и вскоре у солдат на палубе уже были промокли ноги. Часть солдат начали вычерпывать воду из поплавков вёдрами, но это не сильно помогало.

Альферес Розариу на носу советовался с судовладельцем Педрейрой. Тот отдал рулевому в переговорное устройство приказ срочно поворачивать к левому берегу, до которого было уже не так далеко. Но рулевой так резко переложил руль, что паром сильно накренился, вода хлынула в один из поплавков. Не закреплённые на палубе машины стали скатываться на борт, ещё больше увеличивая крен. Капрал Маприл Перейра, который каким-то чудом смог выбраться из кабины грузовика, успел заметить альфереса Розариу, пытавшегося остановить начинавшуюся панику, крича: “Успокойтесь! Успокойтесь! Никто не погибнет!”

А затем, в 16:57 “Сан-Мартинью” перевернулся и затонул. Десятки военных оказались в водах реки с сильным течением, полной крокодилов. Хватались за всё, что под руку подвернётся – доски, чемоданы, бочки, одного солдата спасла гитара – и пытались добраться до берега. На помощь пришли жившие на островке на Замбези 4 местных рыбака – братья Кампира. Они со своей пироги подобрали 19 человек, ещё пара десятков сами выплыли к их островку. Чтобы спасти промокших людей от холода зимней ночи – температура в этих краях в июне ночами падает до 8-10 градусов – братья Кампира разобрали несколько своих сараев и развели костёр.

С первыми лучами рассвета один из братьев с парой выживших переправился на левый берег и добрался до поселения Мопея, где находился ближайший португальский гарнизон – два взвода 1798-й кавалерийской роты под командованием альфереса милиции Антониу Моура. Он немедленно поднял тревогу, с ближайшего аэродрома в Мутарара, в сотне километров от места трагедии, немедленно прилетела пара “Алуэттов”, которые смогли спасти ещё 6 португальских военных, цеплявшихся за ветки деревьев в потоке. Всего выжили 54 человека.

101 военный и 5 членов экипажа, включая альфереса Розариу и судовладельца Педрейру, погибли. Многие просто не успели выбраться из кабин грузовиков – когда месяц спустя из Шинде пригнали плавучий кран и смогли поднять со дна Замбези грузовики, в кабине каждого из них было по 2-3 тела. Крокодилы большой активности не проявили – альферес Моура вспоминает, что из всех виденных им тел “только в одном случае уши были отъедены крокодилом”. Но с десяток тел в итоге не нашли – так что может, их и съели крокодилы.

Братья Кампира были награждены серебряными медалями “За выдающиеся заслуги”, а жители Лоренсу-Маркиша собрали деньги, чтобы купить им сборные домики.

Хотя некоторые из переживших катастрофу до сих пор уверены, что гибель “Сан-Мартинью” была результатом диверсии ФРЕЛИМО (тело судовладельца Педрейры не смогли уверенно опознать), никаких иных доказательств этому нет. Да и сама ФРЕЛИМО никогда не числила катастрофу на Замбези в числе своих успехов.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>