Кибуц Рамат Рахель в войнах Израиля

Юзер bukvoed проводит экскурсию:

Кибуц Рамат Рахель был основан в 1926-м членами коммуны “Рабочий батальон имени Йосефа Трумпельдора“. Место выбрали на 803-метровом холме к югу от Иерусалима, примерно в полукилометре южнее периферийного квартала Арнона и чуть дальше от Тальпиёт. В нескольких сотнях метров западнее кибуца проходила дорога из Иерусалима в Вифлеем; у дороги юго-западнее сабжа стоял монастырь Мар Элиас; дальше, на северной окраине Вифлеема, находилась традиционная могила библейской Рахели, которой кибуц и обязан своим названием. К востоку от поселения располагалась арабская деревня Цур Бахер. В ходе арабских беспорядков 1929-го года сабж был оставлен жителями и разгромлен местными арабами; примерно год спустя восстановлен. Следующие 18 лет мы “проматываем” и переходим к Войне за независимость.
Как мы знаем, после пересечения 15 мая границы экс-мандатной Палестины главные силы египетского экспедиционного корпуса под началом генерала Ахмеда Али аль-Муави двинулись на север вдоль побережья; другая колонна – добровольцы из Мусульманских Братьев и приданные им армейские под общим командованием полковника Ахмеда Абд эль-Азиза – взяла восточнее, через Беер Шеву и Хеврон в направлении Иерусалима. Практически одновременно обе колонны упёрлись в придорожные кибуцы, которые стоило “зачистить”, дабы не подвергать опасности коммуникации. Западная с 19-го по 24-е штурмовала Яд Мордехай, после чего концу мая окончательно остановилась у взорванного моста через речку Лахиш; 19-го же или 20-го часть восточной подошла к “нашему” Рамат Рахель и обосновалась в районе монастыря; было их человек 800, с шестью бронеавтомобилями, несколькими орудиями (4 3.7-дюймовые горные гаубицы и 2 2-фунтовые противотанковые пушки) и 3-дюймовыми миномётами. Кроме того, в окрестностях базировалась 12-я рота трансиорданского Арабского Легиона, плюс неизвестное количество заиорданских и местных иррегуляров. Рота относилась к отвечавшему за Иерусалим 6-му батальону, в свою очередь подчинявшемуся 4-й бригаде с штабом в Рамалле. Отношения между Египтом и Трансиорданией были сложные и координация обычно отстуствовала как класс (именно разброду и раздраю в арабском лагере Израиль во многом обязан своим выживанием в 1948-м, но не будем отвлекаться). Однако в данном случае комбат-6 Абдалла аль-Таль решил помочь эль-Азизу. Гарнизон Рамат Рахель на тот момент составлял человек 80 – частично из охранных войск (ХИМ) Хаганы (гарнизонных частей, уступавшим по подготовке полевым войскам), частично кибуцников – с парой пулемётов и 2-дюймовым миномётом; детей и прочих заведомых некомбатантов успели эвакуировать.

Ramat-Rachel-defense-1948-gmf-1
(gdudmoria.wordpress.com)

Масштабный артобстрел в сочетании с “прощупыванием” обороны Рамат Рахель начался 21-го мая и продолжился 22-го. На второй день на помощь кибуцу был послан отряд в бронегрузовике-сэндвиче; но машину подбили из противотанкового орудия, среди погибших был командир отряда Менахем Рицман. К вечеру защитники отчаялись и (возможно, держа в уме расправу над гарнизоном Кфар Эцион неделей раньше) в полуорганизованном порядке отступили на север, часть пешком, часть на грузовике; последний также был подбит. Тем временем в Тальпиёт прибыла рота Йеошафата Аркаби из батальона Мория бригады Эциони. Аркаби контратаковал и внезапно обнаружил кибуц практически пустым; там, похоже, было только небольшое количество иррегуляров и/или просто мародёров, ретировавшихся без боя. Поселение поручили заботам двух взводов ХИМ. На следующий день сценарий более-менее повторился – артобстрелы, отступление гарнизона и ночная контратака роты Аркаби, снова не встретившая сопротивления.

К утру 24-го позиции в Рамат Рахель заняли два взвода Эцель (65 бойцов) и отделение Хаганы под началом Цви Варди (ещё 20). Последующие события описал в своей книге Иегуда Лапидот, командовавший не то одним взводом Эцель, не то обоими сразу; есть и параллельное изложение событий батальона Мория. Сличение источников выявляет нестыковки, порой существенные. Так, по “социалистической” версии, общее командование обороной кибуца осуществлял офицер батальона Моше (Муса) Яркони, и в какой то момент он вовсе исключил из командной цепочки офицера Эцель “Нимрода” (Лапидот). Но, как вероятно уже догадался читатель, последний ни единым словом не упоминает ни собственное отстранение, ни Яркони, да и вообще про участие Хаганы у него буквально пара слов. Так или иначе, в какой-то момент позиции на восточной стороне периметра пали; группа бойцов Эцель во главе с “Ифрахом” (Йосеф Ронен-Франкенталь), не то оборонявшая те позиции, не то посланная их отбить, отошла в Арнону. Позже несколько бронеавтомобилей, включая пушечный, приблизились к кибуцу с запада. Из противотанкового вооружения у защитников были только бутылки имени товарища Молотова; к счастью, машины ограничились обстрелом с некоторого расстояния. Ночью рота Аркаби вернулась на поле боя; позже к ней присоединилась ещё одна, из Пальмаха; и 25-го они совместными усилиями в отбили восточную половину поселения. Тем временем до трансиорданского начальства дошли сведения о самодеятельном сотрудничестве с египетскими братьями, и командир 1-й (и единственной) дивизии Легиона Норман Лэш спустил комбригу-4 Ахмеду Сидки аль-Джунди приказ прекратить.

Ramat-Rachel-19480601-ji-2
(Рамат Рахель в июне 1948-го; фото из архива Института Жаботинского)


(Жильё и столовая после боёв; wiki)

Приказ ли Лэша тому причиной или нет, но попытки взять Рамат Рахель более не предпринимались. В общей сложности израильские потери составили 26 убитых и 84 раненых; об арабских потерях вразумительных данных нет. Линия, разделявшая подконтрольные территории, превратилась в границу де-факто между Израилем и уже-не-транс-Иорданией, и оставалась ей до ШДВ. По обе стороны границы появились укреплённые позиции, в частности между Рамат Рахель и Цур Бахер находился иорданский укреплённый пункт, значившийся на израильских картах как “Паамон” (колокол). 23 сентября 1956-го года с иорданской территории был открыт огонь по находившейся возле кибуца группе участников некоего археологического мероприятия; четыре человека погибли. Иорданская сторона выразила соболезнование в связи с действиями отдельного психа; по израильским данным, стреляли по крайней мере пять солдат с двух разных позиций. Вопрос “какого рожна археологам понадобилось…” мы постараемся рассмотреть в другой раз.

Когда 5-го июня 1967-го Иордания вступила в войну, по нашу сторону границы в Иерусалиме находилась 16-я (Иерусалимская) бригада полковника Элиэзера Амитая, включавшая роту Шерманов. Ей противостояла иорданская 3-я бригада Талаль, которой командовал Ата Али Хазаа; с севера с ней соседствовала 27-я бригада Имам Али, с юга 29-я бригада Хиттин. Примерно в час дня две роты из 27-й бригады под началом одного из её комбатов майора Бади Авада выдвинулись на “ничейный” участок к югу от старого города, известный как Армон а-Нацив (“дворец комиссара”). Собственно “дворец” представлял собой комплекс зданий, до 1948-го принадлежавший мандатной администрации, а потом служивший штаб-квартирой UNTSO – органа ООН по наблюдению за выполнением условий перемирия. Солдаты Авада заняли позиции в районе комплекса и вроде бы начали обстреливать западную часть города, и Рамат Рахель впридачу, из безоткаток и миномётов. Попытки главы UNTSO, норвежского генерала с занятным именем Одд Булл, уговорить иорданскую военщину вернуться на исходные позиции успеха не имели. В ответ из частей 16-й бригады была сформирована “кампфгруппа” под началом комбата-161 Ашера Дрейзина, включавшая бригадное разведподразделение (командир майор Йоси Лангоцки), 5-ю роту из 161-го батальона (Авраам Борнштейн), 8 танков (майор Аарон Камара) и роту тяжёлого вооружения (майор Исраэль Элиазари).

Jerusalem-south-attack-1967-yl-1
(langotsky.com)

Поколебавшись – не лучше ли обойтись без масштабных боевых действий на иорданском фронте, по крайней мере пока – одноглазый минобороны разрешил операцию; в три часа отряд Дрейзина в свою очередь вошёл на ничейную землю, отбил у иорданцев (опять же к неудовольствию Булла) комплекс ООН, и к 17:30 взял штурмом располагавшиеся к юго-востоку от Армон а-Нацив иорданские укреплённые пункты, прозванные “Накник” (сосиска) и “Цомет” (перекрёсток); вместе они контролировали дорогу между восточным Иерусалимом и Вифлеемом. Оттуда часть разведподразделения с несколькими танками повернула на юго-запад, прошла через Цур Бахер, вышла с тыла к “Паамону” и к восьми часам вечера захватила его тоже. Параллельно 62-й батальон той же бригады должен был атаковать Паамон с запада, но из-за отсутствия транспорта добрался до цели только к десяти.

Paamon-jordanian-outpost-attack-1967-yl-1
(Штурм укреплённого пункта Паамон; langotsky.com)

Paamon-jordanian-outpost-postwar-1967-yl-1
(Аэрофотоснимок, сделанный вскоре после ШДВ; langotsky.com)

С 1967-го муниципальные границы Иерусалима сильно продвинулись на юг, и теперь Рамат Рахель со всех сторон охвачен городом; на 2017-й год в кибуце жили 519 человек. Вот, собственно, и вся история, дальше картинки. Начнём с рощи около въезда в кибуц:

Работа скульптора Рана Морина, известного также яффским “висящим деревом”.

Остатки какого-то бункера:

К израильскому укреплённому пункту:

На месте:

Цур Бахер:

Если не ошибаюсь, квартал Ар-Хома и на горизонте – Вифлеем:

Теперь к иорданскому Паамону:

Мемориал, посвящённый штурму иорданских позиций 16-й бригадой:

Слева схема укреплённого пункта. Справа довоенная иерусалимская ситуация в целом – Рамат Рахель в самом низу, правее Цур Бахер, выше цветом выделен Армон а-Нацив.

Собственно позиции:

На железяке над бункером – имена 6 израильских солдат, погибших при штурме Паамона:

И снова Цур Бахер:

В западной части кибуца, около археологического парка (о последнем, надеюсь, в другой раз), сохранились остатки позиций 1948-го года:

Там же находится обзорная площадка с ещё одной работой Рана Морина. Площадка названа именем Яира Энгела – уроженца кибуца и бойца Шаетет 13, погибшего на учениях в 1996-м.

А эти бетонные укрытия воткнуты прямо посреди археологического парка:

На заднем плане предыдущей фотографии виднеется монастырь Мар Элиас:

Фотографии: в wikimedia commons

ГугльМэп местности.

Ссылки:
War in Palestine, 1948: strategy and diplomacy By David Tal
1948 A History of the First Arab-Israeli War By Benny Morris
Six Days of War: June 1967 and the Making of the Modern Middle East By Michael Oren

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>