Конная пехота и иррегулярная конница зулусской войны

Рассказывает юзер antinormanist:

Помимо конных волонтёров Наталя (ну и позднее появившихся двух регулярных кавполков), с зулусами в 1879 году сражались и иные конные (вот, кстати, вопрос перевода mounted – “конная” или “верховая”, советско-википидорское “ездящая” никуда не годится стилистически) части колониального происхождения.

В условиях колониальной войны на пересеченной местности с отвратительными коммуникациями, да ещё против “нецивилизованных” врагов, предпочитающих партизанские методы, необходимость специализированных частей, совмещающих свойства пехоты и кавалерии, была понятна британским стратегам. Будущий фельдмаршал Джон Майкел (Мичел – так обычно его имя пишут, но он ведь не шотландец) в своих наставлениях отправлявшемуся в Южную Африку генералу Тезигеру, ещё не барону Челмсфорду, написал:

“Насущная потребность в конной пехоте будет омрачать ваши мысли. Чем больше её у вас будет, тем лучше, но один хороший готтентот старой школы будет стоить полдюжины белых…

В настоящее время на Капе нет ценной верховой пехоты. Готтентотский капский корпус, что я считал превосходным, был распущен после войны 1851-52. Бюргеры ненадёжны. Регулярная британская кавалерия [в таких условиях] совершенно бесполезна.

Но никакая [подобная] война не может быть успешна без большой массы эффективной конной пехоты, поэтому крайне необходимо, чтобы каждое [пехотное] подразделение немедленно сформировало иррегулярную часть конной пехоты. Боюсь, что готтентотов сейчас уже не привлечёшь, но если это всё же возможно, весьма разумно выглядит создание подобного корпуса. В любом случае можно привлечь старых готтентотов в качестве гидов.

Любая сформированная часть должна состоять из невысоких, активных, умных людей, хорошо владеющих конём и знающих буш. Если возможно, из страны западнее Кея. Вооружены они должны быть карабинами, и быть хорошими наездниками, умеющими палить из револьверов с седла. Последнее оружие абсолютно необходимо для войны в буше. Про меч как оружие можно забыть ввиду его абсолютной бесполезности, хотя он вполне подходит для прокладывания дороги в буше”.

 

История конной пехоты в Южной Африки началась в 1875 года и связана с восстанием в Западном Грикваленде. Как уже писал, для его подавления был отправлен 1-й батальон 24-го пехотного полка, но для возможной борьбы с конными повстанцами нужна была и конница, а капский премьер-министр Молтено наотрез отказался отправлять за пределы Капской колонии части Фронтирной вооружённой конной полиции. Тогда главком британских сил в Южной Африке генерал Каннингхэм поручил 29-летнему лейтенанту 24-го полка Фредерику Кэррингтону, известному как великолепный наездник, сформировать подразделение из нескольких десятков солдат своего полка, “которые утверждали, что умеют ездить на лошади”. Эта часть все три месяца кризиса занималась конным патрулированием Кимберли и его окрестностей.

После была расформирована, но в конце 1876 года Каннингхэм поручил лейтенанту Кэррингтону сформировать конно-пехотную часть 24-го полка уже на постоянной основе, базирующуюся на неспокойном восточном фронтире Капской колонии. В неё вошли 42 нижних чина.
В начале 1877 года отряд был направлен в Трансвааль для поддержки операции “Трансвааль – наш!” По дороге в Натале он пополнился солдатами 3-го и 13-го пехотных полков до размеров полноценного эскадрона, неофициально прозванного “Кэррингтоновской конницей”.

С началом последней войны с кафрами осенью 1877 года по одной роте из обоих участвовавших в войне регулярных пехотных батальонов – 1-го 24-го полка и 88-го полка – было трансформировано в конную пехоту, вместе с волонтёрами из других рот, а также полковых оркестров, став 1-м и 2-м эскадроном конной пехоты (в англоязычной литературе часто именуется “Имперской конной пехотой”, но в аутентичных источниках сей цветастый термин не фигурирует).

Лошадей для них купили в Южной Африке, но из Англии доставили стандартные сёдла британской кавалерии. Вооружены были изначально обычными винтовками Мартини-Генри, но позднее заменили на карабины Суинбёрн-Генри, к которым как штык шёл нож Боуи. Уже после прибытия Тезигера весной 1878 года 2-й эскадрон получил и стандартные легкокавалерийские мечи. Носили конный пехотинцы свою обычную красную форму со шлемами заморской службы, только штаны обычно меняли на бриджи для верховой езды.

В конце 1878 года оба эскадрона отправились в Наталь и приняли участие в войне. 1-й эскадрон под командованием бреветного подполковника Джона Рассела участвовал в наступление центральной колонны, закончившемся Исандлваной. Правда люди Рассела в это время рыскали по долине Мангени в составе разведпартии и не пострадали. Затем эскадрон был отправлен в северную колонну Вуда, с ней участвовал в битвах в Хлобане и Камбуле, также счастливо избегнув потерь. После чего наступал с летучей колонной Вуда и был в битве при Улунди.

2-й эскадрон под командованием капитана Перси Бэрроу участвовал в наступлении прибрежной колонны Пирсона, участвовал в Ньезане, затем в битве при Гигиндлову, а после наступлении 1-й дивизии Южноафриканских полевых сил.

После поражения зулусов обе части действовали в составе летучих колонн Бейкера Рассела и Кларка, завершивших умиротворение Зулуленда к сентябрю. И в октябре 1879 года были распущены, хотя один штабной офицер восхищённо и называл их “силами будущего для африканских войск, ибо в подобных войнах они также хороши, как обычная кавалерия, но при этом гораздо дешевле”.
Тем не менее, урок полученный от буров под Лэнгснеком и Маджубой, заставил вспомнить данный опыт и начиная с 1881 года каждый британский пехотный полк, направлявшийся в Южную Африку, на постоянной основе держал одну из своих рот как конную пехоту.

Наряду с применением конной пехоты и капских волонтерских частей, во время 9-й Пограничной войны начали формироваться и иные части иррегулярной кавалерии.
Отозванный из Трансвааля Кэррингтон получил полевой чин майора и занялся формированием самой прославленной конной части юга Африки – Фронтирной лёгкой конницы. Было сформировано три взвода по 3 офицера, 3 сержанта, 3 капрала и 60 рядовых. Офицерами служили кадровые офицеры, прибывшие в Южную Африку для особой службы, нижние чины нанимались из жителей фронтира, искавших приключений. Заключался контракт на 6 месяцев, платили 5 шиллингов в день – меньше, чем конным волонтёрам, но больше, чем получал рядовой британский пехотинец. Позднее такие условия станут стандартными для всех частей иррегулярной конницы.

Власти обеспечивали часть лошадьми, сёдлами, оружием и боеприпасами (ну и пайками). Члены подразделения носили чёрную форму с красными обшлагами и лампасами, и популярные у обитателей фронтира широкополые фетровые шляпы, обмотанным вокруг куском красной ткани.
Вооружены были всадники карабинами Мартини-Генри, офицеры – револьверами и легкокавалерийскими мечами образца 1822 года.

С весны 1878 года командовал Фронтирной лёгкой конница бреветный майор Редверс Буллер. После окончания войны с коса он с 256 подчинёнными в июле 1878-го выступил на север, в Трансвааль для участия в кампании полковника Роулендса против бапеди,

Для этой же кампании в Трансваале были сформированы ещё два иррегулярных конных подразделения. Сразу отмечу, что идея с формой для иррегуляров была быстро отброшена, и новые части обычно носили гражданскую одежду (преимущественно костюмы для верховой езды из чёрного, жёлтого или коричневого вельвета), различаясь цветами шляп или лент на шляпах. Это относится и к новобранцам Фронтирной лёгкой конницы.
Отставной драгунский подполковник Фредерик Уэзерли, участвовавший в атаке лёгкой кавалерии в Балаклаве, в Претории собрал часть из 60 англоязычных жителей трансваальской столицы, гордо названная Пограничными уланами, но чаще именуемая Пограничной конницей Уэзерли.

Коммандант Питер Рааф, ветеран войн буров с басото и бапеди, формировал Трансваальских рейнджеров Раафа. Так как африканеры не горели желанием сражаться за Британскую Империю, Рааф отправился в Кимберли, где и навербовал полторы сотни бойцов, которых один из британских офицеров описал как “смесь готтентотов и подонков алмазных полей, которым самое место за тюремными стенами”.
Вооружены были обе части карабинами Мартини-Генри, всадники Уэзерли носили белые шляпы, а рейнджеры Раафа – коричневые куски ткани на шляпах.

После неудачи Роулендса Фронтирная лёгкая конница, Пограничная конница Уэзерли и Трансваалськие рейнджеры Раафа присоединились к северной колонне Вуда.

Также к Вуду присоединилась единственное африканерское подразделение британских войск зулусской войны – 51 бюргер из дистриктов Утрехта и Ваккерстрома, в основном имевших личные счёты с зулусами. Возглавил бюргерские силы Пит Лафрайс Эйс, чей отец и брат погибли в битвах с зулусами в 1838 году. Бюргеры получили карабины Мартини-Генри, но от полагавшихся 5 шиллингов в день демонстративно отказались.

Новые части иррегулярной кавалерии формировались уже после известия об Исандлване. Первыми на восточном фронтире Капской колонии коммандант Френсис Бейкер, бывший солдат и преуспевающий ист-лондонский торговец, по собственной инициативе собрал 140 бойцов, с которыми и прибыл в Наталь в феврале 1879 года. Тут они получили лошадей и оружие, и отправились в лагерь Вуда на Камбуле.
Таким образом всего у Вуда собралось около 600 кавалеристов, общее командование которыми принял бреветный подполковник Редверс Буллер, передав командование Фронтирной лёгкой конницы капитану колдстримцев Ричарду Бартону.

В феврале-марте 1879 года кавалеристы Буллера опустошили северо-западный Зулуленд, уничтожив десятки поселений и угнав тысячи голов скота, бывших для зулусов испокон веков мерилом богатства.
Вот как описывал набег силы Буллера один из его подчинённых:

“Он всегда делал бивак в темноте, мы проходили ещё несколько миль после заката. Враг не мог знать, где мы остановились на ночь, а потому не мог и напасть на нас. Самая полная тишина всегда предписывалась. Лошади были установлены в кольце по 30 или около того, пристёгнутые между собой, мужчины спали голова к голове по кругу.
Стражи двигались по кругу всю ночь, чтобы не допустить, чтобы какая-то из лошадей вырвалась. Разрешено взять по одному одеялу с собой, а ночи были очень холодными. Охрана сменялась каждый час, и ведетты были выдвинуты. Курение запрещалось. Около 2 часов ночи людей будили, лошадей развязывали и в путь. Сёдла на ночь не снимали. Всё делалось в совершенной тишине, приказы отдавались шепотом”.

Все иррегуляры Буллера участвовали в неудачной битве на Хлобане. Пограничная конница была практически уничтожена, погибли 44 человека во главе с командиром и его 14-летним сыном Рупертом. Фронтирная лёгкая конница потеряла пятую часть личного состава во главе с командиром – всего 29 человек. Бейкерская конница потеряла 8 человек, а рейнджеры Раафа – 7. Бюргерские силы потеряли всего одного, но командира – старик Эйс погиб, спасая сына.

На следующий день остатки иррегулярной конницы отыгрались, преследуя зулусов после поражения при Камбуле. Правда, как сетовал рядовой Фронтирной лёгкой конницы Моссоп, “лошади были столь измучены событиями вчерашнего дня, что преследование не было настолько эффективным, как оно могло быть”.

После Исандлваны были сформированы и другие части иррегулярной кавалерии. Белые офицеры и сержанты Натальского туземного контингента после его расформирования – всего 158 человек – сформировали три взвода Натальской конницы, которые занимались патрулированием границы. Один взвод участвовал в сражении при Гигиндлову, а другой был со 2-й дивизией – именно его члены составляли эскорт принца Наполеона 1 июня 1879-го.

Командир распущенного контингента коммандант Руперт Ла Труб Лонсдейл был отправлен после Исандлваны на восточный фронтир Капской колонии для набора нового подразделения. Так как весь более-менее приличный вербовочный контингент уже забрали Фронтирная лёгкая конница и Бейкерская конница, на долю Лонсдейла достались настоящие отбросы. Дурбанская газета называла их “беззаконными бандитами, несущими террор нашему городу”. Но Лонсдейл неплохо поработал, так что три взвода Лондсейлской конницы успешно участвовали в действиях 1-й дивизии, а затем летучих колонн Бейкера Рассела и Кларка.

В мае 1879 года на базе одного из взводов Фронтирной лёгкой конницы была сформирована Натальская лёгкая конница под командованием капитана Уотта Уэйли. Офицером 17-го уланского он сражался во время Мятежа, Опиумной войны и Абиссинской экспедиции. Затем воевал во франко-прусскую и 3-ю карлистскую войны, прежде чем появиться на восточном фронтире Капа во время последней войны с коса.

Натальская лёгкая конница, вместе с Фронтирной, Бейкерской и рейнджерами Раафа участвовала в походе 2-й дивизии Южноафриканских полевых сил и битве при Улунди, потом были в составе летучих колонн Бейкера Рассела и Кларка.

После умиротворения Зулуленда большинство частей иррегулярной кавалерии были распущены.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>