Конные моряки во время войны в Алжире

Во время Первой мировой войны в районе Мулен-де-Лаффо, действовал военно-морской батальон, состоящий из четырех рот морских пехотинцев, под командованием капитана 2-го ранга (capitaine de frégate) Мартеля. Офицеры и врачи передвигались верхом на лошадях. Как отличительный знак особого рода воинских подразделений, солдаты и офицеры носят черные бриджи и надевают сапоги вместо ботинок. Сабли были подвешены к седлу.

После Второй мировой стало понятно, что кавалерия на войне больше применяться не будет. Поэтому все еще оставшиеся действительно кавалерийские полки либо были расформированы, либо превратились по сути в бронетанковые, сохранив название. Осталось только 4 эскадрона, которые использовали в церемониальных целях.

Но в 1954 году, когда началась гражданская война в Алжире, вдруг выяснилось, что кавалерия – очень полезная вещь. В мае 1956 года ВМФ создал Полубригаду морских стрелков, которые базировались секторе Немур (западная зона Орана). В это подразделение входят штаб, офицерский корпус, служба тылового обеспечения, три батальона морских пехотинцев, горно-стрелковые команды и отряд кинологов с собаками.

Солдатам (которые на гражданке нередко были моряками) пришлось спешно учиться не только ездить верхом и стрелять с седла, но и ухаживать за лошадьми, чистить их, обрабатывать копыта и пр.

С самого начала Алжирской войны были сформированны автономныхе кавалерийские эскадроны, прикрепленные к бронетанковим подразделениям в качестве разведчиков и спецкурьеров.

Генерал-лейтенант бронетанковых войск Лер, после инспекционной поездки в Алжир в период с 31 января по 11 февраля 1955 года,заметил, что кавалерийские подразделения отлично подходят для совместной работы с бронетанковыми частями, особенно там, где колесные транспортные средства или гусеничные машины не могли пойти из-за пересеченного рельефа местности.

В последствии, начиная с 1955 года, численность кавалерийских эскадронов увеличивалась не только за счет моряков (основная масса которых все же патрулировала прибережные территории и флотские стоянки кораблей), но и благодаря вербовке местных марроканских кочевиков – гумьеров.
Из числа местных гумьеров также были созданы мобильные группы территориальной полиции (они получили название “мобильных групп безопасности”).

К сожалению, командиры пехотных и бронетанковых частей не знали, как именно использовать кавалеристов, отправляя их на второстепенные миссии, типа доставки корреспонденции.
Благо сами морские кавалеристы сами давали повод: не было нормальных офицеров, знакомых с тактикой и порядком применения кавалерии, многие командиры вообще не умели ездить на лошадях, полное отсутствие сержантского состава, способного организовать службу в эскадронах, постоянные проблемы с вооружением по остаточному признаку – иногда по одной винтовке на троих (а вы говорите в только в “совке” такое было), частые травмы коней, из-за простого неумения обращаться с ними.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>