Крейсер Готланд. От авианосца к крейсеру ПВО

Длинный и очень интересный рассказ про отдельно взятый корабль.

Корабли шли в Атлантику. Пройдя затемно Большой Бельт отряд из линкора, тяжелого крейсера, трех эсминцев и тральщиков держался ближе к шведскому берегу Каттегата. Пролив был пустынным, попалось лишь несколько шведских и датских рыбачьих суденышек. Ну да эти пахари моря и на утро после Страшного суда выйдут за треской, сельдью и камбалой.

Около трех часов дня 20 мая 1941 года немцы заметили ходко идущий навстречу военный корабль. Приземистый, с двумя трубами и башнями, две жирные вертикальные белые полосы у носа и кормы, знак нейтралитета в идущей уже второй год и пока еще европейской войне. Не требовалось копаться в справочниках чтобы опознать шведский крейсер Готланд, он был один такой на Балтике.

image

Через некоторое время радисты Бисмарка перехватили радиограмму. И без расшифровки было ясно, что швед поспешно извещал Стокгольм о нежданной встрече. Вечером того же дня шведская разведка проследила, чтобы об увиденном в проливе стало известно британскому военно-морскому атташе кэптену Дэнхему. Его ночная радиограмма стала первым звуком рога, созывающего гончих на королевскую охоту.

Вот уже добрых семьдесят лет продолжаются споры, связанные с охотой королевского флота на Бисмарка, ставшей одной из самых ярких страниц в военно-морской истории. Сотни статей, десятки книг, фильмы едва ли не поминутно восстановили события той майской недели.

Герой моего рассказа прошел по сцене с репликой «Кушать подано» в самом начале первого акта развернувшейся драмы. Как вы догадались это шведский крейсер Готланд, один из самых необычных кораблей своего времени.

В 1925 году так называемый Флотский комитет, состоящий из двух адмиралов и пяти представителей парламентских партий, подготовил и направил в Риксдаг проект нового Закона об обороне. Он предусматривал изменение порядка выделения бюджетных средств на строительство новых кораблей – в течение 10 следующих лет в бюджет очередного года фиксированная сумма (11,06 млн. крон) вписывалась автоматически.

Закон предусматривал разделение флота на:

  • Флот открытого моря (Kustflottan) из 4 турбинных броненосцев береговой обороны, 5 крейсеров (из них 1 авианосец, hangarkryssare), 8 эсминцев, 8 миноносцев, 7 подводных лодок и 7 патрульных кораблей.
  • Силы береговой обороны (Lokalstyrkorna) из 3 броненосцев береговой обороны с паровыми машинами, 12 миноносцев, 4 торпедных катеров, 10 подводных лодок и 6 патрульных кораблей.

image
Броненосец береговой обороны Сверье (Sverige)

image
Броненосец береговой обороны Оскар II

Всего новый флот состоял из 74 кораблей различных классов, еще 21 корабль находился в активном резерве.

Несмотря на то, что Силы береговой обороны состояли из старых кораблей, им недолго оставалось быть местом службы военных пенсионеров. Закон устанавливал предельный срок службы кораблей различных типов, после которого они подлежали обязательной замене: 20 лет для броненосцев и крейсеров, 16 для эсминцев, 15 для миноносцев и патрульных кораблей и 12 для подводных лодок.

image
Торпедный аппарат броненосца Оскар II

Одновременно с проектом закона флот, по существующему порядку, направил в Риксдаг проект броненосца 1925 года. Новые корабли были несколько крупнее и быстроходнее броненосцев типа «Сверье» и отличались усиленным зенитным вооружением.

image
В башне главного калибра броненосца Густав V

В общем Швеция, став после Первой мировой сильнейшей морской державой Балтики, была твердо намерена оставаться таковой и впредь. По давнему обычаю противником номер один для нового флота являлся Советский Союз, за ним шли Великобритания и Германия.

image

Подготовка закона сопровождалась кампанией в прессе, напоминавшей Свену Свенсону о недавнем голоде времен войны. Газеты утверждали, что уж теперь-то новый флот прорвет любую блокаду и обеспечит Швеции свободу морских путей. Адмиралы рассчитывали, что Закон об обороне (не без определенных потерь) будет принят Риксдагом. Но этого не произошло.

Как известно, парламент суть собрание народных представителей и всякий депутат выражает волю и мысли своих избирателей. Сколько людей, столько и мнений.

image

Поначалу громче всех звучали голоса закоренелых сторонников мира. Мол, создание Лиги наций (Швеция входила в число ее стран-основателей), сделало невозможным войны. Совсем недавно в Вашингтоне великие державы договорились об ограничении морских вооружений и наверняка скоро сделают нечто подобное для малых стран и т.п.

Но высказывались и вполне здравые мысли. Вашингтонский договор оставил в линейных силах великих держав лишь сверхдредноуты. Как ни хороши были новые броненосцы, но со своими четырьмя 283 мм орудиями явно находились в иной весовой категории. Кроме того, вздумай какая-либо держава (под ней молчаливо подразумевалась Великобритания) вновь ввести блокаду Швеции, то ей достаточно задержать в портах шведские пароходы, а не направлять эскадру на Балтику.

В конечном итоге, Риксдаг согласился со строительством 8 эсминцев нового типа и авианосца для действий вместе с ними. Постройка новых броненосцев отменялась до достижения кораблями типа «Сверье» 20-ти летнего срока службы, средства на модернизацию выделялись лишь через десять лет после вступления в строй. По мере постройки новых эсминцев старые броненосцы береговой обороны (за исключением Оскара V) выводились в резерв.

image
Сигареты Эсминец

Почему же шведские адмиралы решили строить авианосец? Провал планов по строительству нового флота привел к тому, что тот мог достичь успеха в решительном сражении с неприятелем лишь за счет согласованных действий кораблей всех классов и береговой артиллерии. Опыт маневров показал, что для такого боя характерно быстрое изменение обстановки. Добыть и передать необходимые сведения могла лишь авиация.

Однако береговая авиация постоянно запаздывала, самолетам требовалось добраться до места боя и найти свои корабли. Стало ясно, что авиация должна быть всегда под рукой.

Адмиралы не теряли время зря. Уже в декабре 1926 года Флотский комитет подготовил и направил эскизный проект авианосца в министерство обороны, а то переправило его королю.

Авианосец имел следующие характеристики: водоизмещение 4500 тонн, длина по ватерлинии 135 м, ширина 14,95 м, осадка 4,5 м, мощность ТЗА 34500 л/с, максимальная скорость 27 узлов. Вооружение состояло из 6 150 мм орудий в палубных установках со щитами, 4 75 мм зениток, 8 40 мм зенитных автоматов «Пом-пом», 2 параванов и минных рельс.

image

Авиационное вооружение состояло из 12 многоцелевых самолетов (разведчиков-бомбардировщиков) со складными крыльями, хранившихся в закрытом ангаре. Длина полетной палубы составляла лишь 50 метров, поэтому взлет самолетов осуществлялся только при помощи двух катапульт. Для облегчения взлета палуба несколько наклонялась к носу. Стоимость корабля вместе с авиагруппой и вооружением определялась в 16,5 млн. крон.

В ходе обсуждения проекта высказывались опасения за остойчивость и мореходность нового корабля. Кроме того, бортовой залп из трех орудий главного калибра оказался очень слабым. Но главное, у флота изменились взгляды на применение корабельной авиации.

Авианосец должен был вести артиллерийский бой наравне с другими кораблями, поэтому перед его началом самолеты требовалось поднять в воздух. Учитывая возможные повреждения авианосца, посадка авиагруппы предполагалась на береговые аэродромы. Однако Швеция в то время не располагала развитой аэродромной сетью, что ограничивало район действия палубных самолетов.

Учитывая, что короткая полетная палуба становилось тесной даже для самолетов второй половины 20-х годов, моряки сочли необходимым вооружить будущий авианосец гидросамолетами. Иностранная практика показала, что они неплохо переносят хранение на катапультах, главное защитить их от прямых ударов волн, поэтому от закрытого ангара решили отказаться.

В итоге концепция корабля полностью изменилась. Орудия главного калибра теперь размещались в трех двухорудийных башнях и могли вести огонь на оба борта. Самолеты (их тип еще не выбрали) хранились на рельсах в кормовой части верхней палубы.

Проект крейсера разрабатывали с широким использованием конструкторских решений, примененных в новейших эсминцах типа «Эреншельд». Водоизмещение составляло 4800 тонн, длина по ватерлинии 140 м, ширина 14 м, осадка 5 метров, мощность ТЗА 38000 л/с, максимальная скорость 29 узлов. Вооружение состояло из 6 150 мм орудий в двухорудийных башнях, 4 75 мм зениток, 6 пом-помов, 2 х 3 533 мм ТА, 2 параванов и минных рельсов.


Копия подлинного чертежа.

Авиагруппа состояла из 8 гидросамолетов со складными крыльями, хранившихся открыто. Для их запуска предназначались две поворотные катапульты. Особое внимание уделялось обеспечению использования самолетов при неспокойном море. Для этого в корме предусмотрели довольно длинную надстройку. Рельсы для хранения самолетов доходили до кормовой трубы.

Густав V утвердил эскизный проект 24 февраля 1927 года и направил его в Риксдаг. Парламент утвердил решение о строительстве крейсера 13 мая 1927 года, но сократил на четверть выделяемые средства и перенес постройку в бюджет 1930 года.

Чтобы не тратить время зря и получить опыт эксплуатации авианесущих кораблей, флот принял решение перестроить в авиатранспорт выводимый в резерв броненосец Дристигетен. С него сняли башни главного и среднего калибра, на корме возвели большую надстройку с краном для подъема гидросамолетов с воды.

image

Одновременно в проект потребовалось внести множество изменений, чтобы уложиться в отпущенные средства. Флотским инженерам пришлось уменьшить водоизмещение и скорость корабля. Ввиду уменьшения длины корпуса пришлось отказаться от одной башни главного калибра. Ее орудия разместили палубных установках, поэтому по борту теперь можно было вести огонь лишь из 5 стволов.

Контракт на постройку корабля подписали с АО «Гетаверкен» 7 июня 1930 года. Тогда же сменили класс корабля. Теперь флот должен был получить вместо авианосца авианесущий крейсер (flygplankryssare).

Контрактные характеристики теперь выглядели следующим образом: водоизмещение уменьшилось до 4750 тонн, а длина по ватерлинии до 130 м, ширина 14,55 м, осадка 4,5 м, скорость хода 27 узлов, мощность ТЗА 33000 л/с. Вооружение состояло из 6 150 мм орудий, 4 75 мм зениток, 4 «пом-помов», 2 х 3 533 мм ТА, 8 гидросамолетов, 2 поворотных катапульт и 2 параванов.

image
Копия подлинного чертежа.

Итак, решение о начале постройки крейсера было в конце концов принято Риксдагом, и инженеры в КБ верфи Гётаверкен взялись за расчеты. Контракт на постройку «Готланда» был подписан 7 июня 1930 г. со сроком сдачи на испытания в марте 1934 года. Постройка началась в начале 1931 года, в шведском флоте закладка корабля считалось служебным событием. Однако, над крейсером опять сгустились свинцовые политические тучи, Швеция все глубже погружалась в пучину Великой депрессии (в 1931/32 годах работы лишилось более половины занятых в экономике страны) о и выделении на его постройку 16,5 млн. крон вновь заговорили как об опасном расточительстве. Помощь неожиданно пришла со стороны социал-демократов, бывших доселе последовательными сторонниками снижения оборонных расходов.


Пер Альбин на партийном митинге

Для борьбы с кризисом лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон, ставший премьер-министром, проводил политику, сходную с Новым курсом Рузвельта. Безработных направляли на большие стройки «для всеобщей пользы». Уже к середине 1930-х в строй вступила первая очередь каскада ГЭС на реках Норрланда и магистральных ЛЭП, проведенных в густонаселенные провинции Средней и Южной Швеции. Полным ходом шло строительство стратегических железных дорог и шоссе, велись масштабные работы по расширению и углублению гаваней. Именно Пер Альбин добился включения расходов на постройку крейсера в неподлежащие секвестру статьи бюджета. Условием было как можно более широкое распределение заказов среди шведской промышленности. Например, заказ на изготовление турбин и котлов передали от Гётаверкен находящейся на грани банкротства верфи Линдхольмен. За границей заказали лишь катапульту и самолеты.

14 сентября 1933 г. под гром пушечного салюта, рев судовых гудков и приветственные крики многотысячной толпы украшенный флагами расцвечивания корпус крейсера плавно сошел со стапеля в спокойную воду реки Гёта. Спуск прошел по высшему разряду, в церемонии участвовали кронпринц Густав Адольф, премьер-министр Пер Альбин и большая часть высшего командного состава армии и флота. По позднейшим подсчетам постройка крейсера сохранила в промышленности более 3500 рабочих мест.


Крейсер незадолго до сдачи флоту. Катапульта еще не установлена

При проектировании и постройки корабля шведским пришлось решать массу непростых задач, а свой последний крейсер Швеция построила почти четверть века назад. Крейсер сохранил разработанную при постройке эсминцев типа «Эреншёльд» клепано-сварную конструкцию корпуса. Для обеспечения герметичности клепаные стыки не чеканились, а обваривались по контуру. При сборке вспомогательных конструкций (надстройки, негерметичные выгородки и т.п.) использовалась электросварка. Впервые в практике шведского кораблестроения для выбора наилучших обводов корпуса использовали результаты модельных испытаний. В Швеции еще не было опытовых бассейнов, поэтому испытания провели в Гамбурге, перепробовав более 50 вариантов парафиновых моделей. Получил крейсер и тогдашнюю новинку – бульбовую наделку. Еще одним судостроительным новшеством стал спуск на воду со смонтированными котлами и турбинами. До «Готланда» на шведских верфях они устанавливались во время достройки на плаву.


Испытания моделей крейсера в опытовом бассейне

Учитывая иностранный опыт использования корабельной авиации, форму и размеры надстроек и труб определили по итогам продувок моделей крейсера в аэродинамической трубе. Компоновка подчинялась удобству размещения самолетов, из-за чего надстройку, а вместе с ней машинные и котельные отделения пришлось сдвинуть в нос.


В строю. Перед пуском самолетов стволы кормовой башни поднимали на предельное возвышение. Иначе самолеты цепляли их крыльями

На момент ввода в строй водоизмещение составило 4600 тонн, длина 134,8 м, ширина 15,4 м, осадка 4,5 м, общая мощность 2 ТЗА 33000 л.с., максимальная скорость 27,5 узлов, постоянный экипаж 417 человек.

Котлы и турбины изготовила верфь Линдхольмен. Турбозубчатые агрегаты были типа Лаваль. Учитывая замасливание котельной воды, выявившееся при испытаниях эсминцев, в магистраль отработанного пара включили маслоотделители. Они оказались вполне удачными и впоследствии были установлены на эсминцах типа «Эреншельд» и «Клас». Вместо оказавшихся неудачными котлов Ярроу с нефтяным отоплением «Готланд» получил 4 котла типа Пеноё. Конструкторы шли на немалый риск, на момент закладки крейсера эсминцы с такими котлами еще не вступили в строй. Но все обошлось, французские котлы не доставили механикам никаких хлопот.


Пост энергетики и живучести

По сравнению с эсминцами, для достижения большей мощности давление пара подняли с 18 до 20 атмосфер. Частоту вращения турбин, в свою очередь, снизили с 450 до 300 оборотов в минуту, что полностью избавило от кавитации винтов. Котлы и турбины размещались в изолированных отделениях по одному, с помощью байпасных трубопроводов и клапанов любой котел мог снабжать паром любую турбину. Управление энергоустановкой впервые в шведском флоте было вынесено из машинного отделения в отдельный пост энергетики и живучести. Как и новейшие эсминцы «Готланд» мог поддерживать полный ход в течение всего времени выполнения боевой задачи. Силовая установка была полностью эшелонированной, из-за сдвинутой в нос надстройки длина левого гребного вала превысила 100 м, но шведские инженеры успешно справились с его изготовлением.


Паровые котлы Пеноё

Электроэнергией крейсер снабжали 4 генератора по 80 кВт каждый. Два турбогенератора размещались в машинных отделениях, в действие их приводил отработанный пар турбин, а два аварийных дизельгенератора в особом отделении в носу. Они также использовались для электроснабжения на стоянках при погашенных котлах. «Готланд» получил также разветвленную систему магистралей воздуха высокого давления, два электрокомпрессора обеспечивали рабочее давление 225 атм. Помимо катапульты воздух высокого давления подавался к торпедным аппаратам для заправки торпед и к орудиям ГК для продувки стволов.


Пульт управления катапультой

При проектировании крейсера конструкторы уделили большое внимание удобному размещению экипажа. Как и на новых эсминцах две трети нижних чинов имели постоянные спальные места, были значительно расширены бытовые помещения. Комфорт при длительном плавании в тропиках обеспечивала развитая система вентиляции и мощная опреснительная установка, без ограничений раздававшая пресную воду в бытовую водопроводную сеть.

Что касается бронезащиты, то о ней можно сказать лишь два слова, «она была». Бронепояс толщиной 15 мм простирался между крайними башнями ГК, сверху его накрывала 24 мм палуба. Рулевая рубка, КДП главного калибра, башни и рулевое отделение прикрывались броней толщиной 15-24 мм. По опыту войны она могла защитить лишь от осколков, впрочем, иные из куда более крупных вашингтонцев начала 1930-х годов не имели и такой.


Стволы подняты на максимальное возвышение

Главным калибром крейсера стали новейшие 152-мм/55 орудия m/30, специально разработанные для него фирмой «Буфорс», установленные в двух двухорудийных башнях и двух одиночный палубных установках. Глубокие полуцилиндрические щиты, утопленные в надстройку, и низкий полубарбет придавали последним вид казематных орудий. Это неверное название сначала закрепилось в обиходе у шведских моряков, а после перешло и в историческую литературу.


Сигнальный мостик

Орудия m/30 впервые в шведском флоте получили лейнированный ствол, заряжание было картузным, что позволяло вести огонь переменными зарядами. Поршневой затвор откидывался вверх, башенные орудия получили систему автоматической продувки ствола после выстрела сжатым воздухом. Это было необходимо при зенитном огне, когда из-за частой стрельбы вентиляторы не справлялись с отсосом пороховых газов. Двухорудийная башня весила 70,9 тонн, угол подъема орудий составлял 60 градусов, у палубных установок он был ограничен 30 градусами. Скорострельность башенных и палубных установок составляла 5-6 выстрелов в минуту. Вес ствола с замком 9,6 тонн.


Одиночная установка 75-мм зенитки Lvk m/28

Орудия главного, размещенные в башнях, считались универсальными и могли вести заградительный зенитный огонь. Они были достаточно эффективными против относительно тихоходных самолетов начала 1930-х годов, однако ко времени вступления «Готланда» в строй авиация совершила качественный скачок. К началу войны зенитные снаряды изъяли из погребов.

Дальность стрельбы башенных орудий при полном заряде (16,5 кг) и начальной скорости снаряда 900 м/с и весе 46 кг составляла 24,6 км, то есть на весь горизонт, видимый с КДП главного калибра. Однако на такой дальности сильно возрастало рассеяние, поэтому эффективная дальность стрельбы равнялась 18 км, на которых бронебойный снаряд мог пробить 70 мм пояс или 40 мм палубу.


КДП зенитных орудий. В люке видны окуляры угломера

К новым орудиям фирма разработала разнообразный набор боеприпасов: бронебойный с двойным колпачком, полубронебойный, фугасный, зенитная шрапнель, ныряющий, парашютный осветительный и цельностальной практический снаряд. Все они имели равный вес и одинаковую баллистику. Для стволиковых стрельб применялись 40-мм патроны от зенитных автоматов.


Зенитный дальномер

Универсальные орудия дополняли четыре 75-мм/60 зенитных орудия Буфорс, размещенных на спардеке: два в одиночных установках Lvk m/28 и два в спаренной Lvk m/26. Вес ствола с замком составлял 1,22 т, скорострельность 12-15 выстрелов в минуту, вес снаряда (заряжание было патронным) 6,8 кг, дальность стрельбы 14 км, досягаемость по высоте 10 км. Наводились одиночные и спаренные установки вручную.


Одиночная установка 25-мм автомата lvakan m/32

Также крейсер получил четыре новейших зенитных автомата Буфорс lvakan m/32 в одиночных установках, несколько позже установили четыре 8-мм зенитных пулемета KSP m/1936 на вертлюгах.


40-мм спаренная установка. Пулемет закреплен на стволе для учебных стрельб

При перестройке зимой 1943-1944 годов в крейсер ПВО вместо снятого авиационного оборудования на корабль установили восемь 40-мм зенитных автоматов Буфорс lvakan m/36 в спаренных установках, из которых три имели систему гиростабилизации в трех плоскостях. Одиночные 25-мм автоматы заменили на спаренные, дополняли их три одиночных 20-мм автомата Буфорс apjäs m/40. Кроме того, спаренная 75-мм зенитка получила глубокий коробчатый щит.


40-мм автоматы на юте

Следующее масштабное перевооружение крейсер прошел в ходе ремонта в 1955-1956 годах: с корабля сняли два 152-мм орудия в палубных установках, все 75-мм зенитки и два спаренных 25-мм автомата. Вместо них установили четыре 40-мм автомата Буфорс в одиночных установках lvakan m/48 с индивидуальной радиолокационной системой управления огнем и новейшую РЛС. Теперь крейсер стал кораблем управления и целеуказания для ВВС. Телекамеры передавали изображение с экранов РЛС и боевых планшетов на борт самолетов.


После последнего ремонта. Рядом с зенитными автоматами видна установка для запуска осветительных ракет

Дополняли артиллерийское вооружение три 110-см боевых прожектора, два строенных 533-мм ТА m/34, размещавшиеся побортно у кормовой трубы и рельсы на 80-100 мин. После войны конструкцию сбрасывателей изменили, что позволило ставить мины на полном ходу.

Отдельного упоминания заслуживает система управления огнем. «Готланд» создавался как многопрофильный корабль: в первую очередь он был флагманом разведывательных сил, куда кроме него входили четыре новых эсминца, и учебным кораблем для кадетов военно-морской школы. Последнее и определило избыточную сложность ряда систем, по возможности приближенных к уровню броненосцев. Во время дальних походов будущие офицеры должны были получить навыки работы с ними.


20-мм автомат Буфорс apjäs m/40

Система управления огнем главного калибра включала в себя два 6-м дальномера: один размещался в КДП на надстройке, а второй, вместе со резервным автоматом стрельбы, в кормовой башне ГК. Из-за чего она имела несколько большие размеры. Это позволяло, при необходимости, обстреливать две цели. В начале века Швеция закупала приборы управления огнем в Германии, переняв вместе с ними измерение дистанции в гектометрах. Однако, Версальский договор прервал налаженные связи. Выходом стало взаимовыгодное сотрудничество с Нидерландами, которые также лишились многолетнего поставщика морских крупнокалиберных орудий.


Трехтрубный 533-мм ТА m/34

«Готланд» стал первым кораблем шведского флота, получившим систему управления зенитным огнем фирмы Хаземайер. Дальность до воздушных целей определяли два 4-м дальномера, установленных на надстройке побортно, передававших ее на электромеханический вычислитель. Установки прицела передавались наводчикам орудий ГК и 75-мм зениток с помощью боевых циферблатов. К началу войны система управления огнем прошла ряд последовательных модернизаций. Если броненосцы типа «Сверье» получили стабилизированные КДП главного калибра и прицелы наводчиков, то на крейсере, по всей видимости, ограничились только прицелами. Однако, шведские открытые источники по-прежнему крайне скупо освещают эти вопросы.


Последние годы службы

Если не считать авианосцы и плавбазы гидроавиации, «Готланд» стал первым среди современников специализированным авианесущим кораблем. Размещение многочисленной авиагруппы, насчитывавшей по предварительному проекту 11 единиц, обусловило своеобразный облик крейсера со смещенной к носу надстройкой. Первоначально для быстрого запуска многочисленной авиагруппы предполагалось установить две катапульты английского производства. В ходе проработки проекта ее численность уменьшили до шести самолетов, а вместо двух катапульт конструкторы установили одну, но более мощную. Ее разработала фирма Хенкель из Германии, а сборку осуществила верфь Дойче верке из Киля.


Авиатранспорт”Дристигетен”, перестроенный из броненосца

В транспортном положении катапульта играла роль поворотного круга в веерном депо, обеспечивая перемещение самолетов между тремя рельсовыми путями для хранения. Вытяжные пути на спардеке проходили по обеим сторонам кормовой башни главного калибра до дымовой трубы. Хранились и запускались самолеты на особых рельсовых тележках, передвигавшихся механиками вручную.


Немецкие и шведские инженеры во время наладки катапульты

Для тех лет катапульта имела весьма необычное устройство. Чтобы сократить перегрузку длина катапульты достигала 23 метров, что обеспечивало запуск самолета весом 2200 кг со взлетной скоростью 115 км/ч при перегрузке 3,14 g. Однако столь громоздкая конструкция вынуждала конструкторов отказаться от кормовой надстройки, в которой размещалась авиамастерская. Выходом стало применение стрелы, выдвигавшейся после установки самолета и поворота катапульты в стартовое положение. Емкости воздушного резервуара хватало на два последовательных запуска самолетов за полторы минуты, после чего требовался четырехминутный перерыв для дозарядки. По действовавшим нормативам на подъем самолета с воды отводилось не более 11 минут.


Испытательный груз

Для корабельной гидроавиации серьезным ограничением являлась необходимость остановки корабля для подъема самолета с воды. Вдобавок, в плохую погоду существовала угроза навала самолета на борт, что неминуемо приводило к повреждению хрупких машин. Выходом виделось применение посадочного тента – брезентового полога, который буксировал корабль.


Посадочный тент в мастерской карлскрунского порта

Посадочный тент оставлял за собой полосу спокойной воды, на которую садился самолет. Догнав корабль, он въезжал на тент, после чего производилась строповка машины и подъем. Впервые посадочный тент опробовали французы на плавбазе гидроавиации «Коммандант Тест». «Готланд» также получил эту новинку начала 1930-х годов, ее опробовали на учениях, но применяли редко. Громоздкий тент был крайне сложен в использовании.


Использование посадочного тента на “Готланде” по мнению журнала “Попюлар Микеникс”

Выбор катапультного разведчика шведский флот и ВВС осуществили по итогам конкурса, в котором участвовали британские Шорт S.51 и Хоукер «Оспрей». Победил «Оспрей», он оказался дешевле конкурента, вдобавок фирма согласилась продать в Швецию лицензию на выпуск базовой машины: разведчика и ближнего бомбардировщика Хоукер «Харт».


“Оспрей” на катапульте британского крейсера “Энтерпрайз”, 1936 год

Проектирование катапультного разведчика «Оспрей» началось под руководством генерального конструктора фирмы Сиднея Кэмма в 1931 году почти одновременно с закладкой «Готланда». Он представлял собой установленный на поплавки разведчик и ближний бомбардировщик «Харт», бывший вместе с колониальными вариантами в межвоенное время однимиз самых многочисленных британских самолетов. Опытный экземпляр вышел на испытания уже в конце года, а серийное производство началось в 1932 году. Очень скоро «Оспрей» стал основным катапультным разведчиком, неплохо показав себя на службе. До 1935 года было построено 103 самолета, крупная по меркам мирного времени серия.


Британский “Харт”

Самолет понравился шведскому флоту, потребовавшему, однако, внести в ряд доработок в конструкцию самолета: установить механизм складывания крыльев, заменить V-образный двигатель Роллс-Ройс Кестрел IIMS на звездообразный Бристоль Меркури VIA, выпускавшийся в Швеции по лицензии фирмой НОХАБ, и снабдить машины сменным поплавковым, колесным и лыжным шасси.


Поплавковые самолеты шведского флота начала 1930-х

Контракт на поставку четырех самолетов заключили 14 марта 1933 г., а 14 октября 1934 г. командующий ВВС Швеции генерал-майор Карл-Густав Вестерлинг облетал первую машину на заводском аэродроме. На вооружение самолет приняли под индексом S 9, машины, получившие бортовые номера 2401-2404, поступили в воздушную флотилию F2 в Карлсркруне. 12 февраля 1935 г. фирме Хоукер заказали еще два самолета со сроком сдачи летом 1936 года, получивших бортовые номера 2405-2406. Таким образом, авиагруппа крейсера состояла из шести самолетов, однако за все время службы он одновременно не нес на палубе более четырех машин.


Легкий бомбардировщик В 4

Как я упоминал, помимо «Оспреев» шведские военные заинтересовались и «Хартом». 18-19 мая 1934 г. из Англии в Швецию перелетели три машины, построенные по шведским требованиям. Переделки касались установки выпускавшегося в Швеции звездообразного мотора Меркури VII и связанного с этим изменением в размещении оборудования, необходимого для сохранения центровки. После успешного использования в воздушной флотилии F5 в 1934 году «Харт» приняли на вооружение под индексом В 4, а несколько позже наладили лицензионный выпуск. Самолеты шведского производства обозначались как В 4А.


Реклама фирмы “Бристоль”

«Оспрей» представлял собой типичный для начала 1930 годов многоцелевой самолет-биплан. Ферменный каркас фюзеляжа, свариваемый из стальных труб, обтягивался полотном. Легкосъемные алюминиевые панели были только в носовой части. При необходимости обшивку можно было заменить прямо на аэродроме. Крылья, руль и закрылки также обтягивались полотном, несущие плоскости складывались вручную. Центроплан у центральных стоек верхнего крыла был усилен для крепления строп при подъеме самолета с воды. Мотор не имел капота, головки цилиндров закрывались кольцом Тауненда. Однореданные поплавки склепывались из дюраля и дополнительно имели малое выкатное шасси. Их первоначальная конструкция оказалась неудачной и к началу войны самолеты получили усиленные поплавки нового типа.


“Оспрей” на палубе “Готланда”, хорошо видно кольцо Тауненда, закрывающее головки цилиндров

По меркам своего времени моторы Меркури имели высокую литровую и удельную мощность. Кроме того, моторы были дешевы и просты в производстве и обслуживании, что обусловило их популярность у небогатых иностранных заказчиков. Двойное зажигание было от магнето. Шведские S 9 и В 4 получили инерционные стартеры системы «Эклипс». В зависимости от температуры, для запуска мотора механик должен был вращать рукоятку, раскручивая маховик, от пяти-шести минут до получаса. Во время первого дальнего похода крейсера в декабре 1935 года несколько офицеров вскладчину приобрели в Англии 400 Вт электродрель. После некоторой переделки, необходимой для подключения к корабельной электросети, ее стали использовать для запуска двигателей самолетов. С дрелью время запуска даже в морозы не превышало пяти минут.


S 9 в карлскрунском ангаре

Основным отличием шведских «Оспреев» от британской родни стало иное расположение оборудования, комплект авиаприборов для слепых полетов и более мощная приемо-передающая радиостанция m/32LI, работавшая в телефонном и телеграфном режиме. S 9 вооружались одним синхронным 7,71-мм пулеметом Виккерс и одним турельным 7,71-мм пулеметом Льюис. Бомбодержателей не было, в 1938 году английские пулеметы заменили на шведские калибром 8 мм. Для ведения разведки наблюдатели возили с собой ручные аэрофотокамеры.


Работа с ручной камерой

Учитывая возможность боевых и эксплуатационных повреждений, на «Готланде» хранился богатый набор разнообразных запчастей: два комплекта несущих плоскостей, два комплекта стабилизаторов, мотор, шесть поплавков, а также сменный комплект колесных шасси и лыж для каждого самолета. Обслуживание и хранение самолетов было делом не простым. После полетов их следовало тщательно отмыть пресной водой от соли, после чего механики покрывали парафином полотняную обшивку фюзеляжа и крыльев, а также деревянные пропеллеры. На металлические детали и поплавки наносился патентованный состав от ржавчины.


Постановка дымовой завесы. На снимке хорошо видны запасные поплавки и заваленная стрела крана

Подготовка корабельных пилотов началась в ноябре 1934 года, в программу входила командировка в Германию на аэродром фирмы Хенкель для ознакомления с приемами катапультного взлета. К тому времени крейсер закончил программу испытаний и 14 декабря 1934 г. вошел в состав флота. Однако он еще не имел катапульты, работы по ее монтажу и наладке начались в Карлскруне с участием немецких специалистов в апреле 1935 года.

Свою корабельную авиацию флот опробовал на летних маневрах 1935 года, авиагруппа отрабатывала разведку и целеуказание для соединений эсминцев. Осенью началась подготовка к первому заграничному плаванию. К тому времени Швеция не воевала уже более века. Если армия еще могла проверить офицеров в деле, шведские инструкторы и советники были, например, в войсках Хайле Селассие и участвовали в боях, то у моряков оставались лишь дальние походы. Занятие в них командной должности крайне благоприятно сказывалось на служебном росте офицера.

012uKXkhcmfM.jpeg
Праздник Нептуна

8 декабря 1935 г. ледоколы пробили фарватер во льдах и «Готланд», взяв с собой два самолета, ушел Испанию, откуда вернулся домой 15 марта 1936 года. Крейсер посетил Киль, где провели осмотр и регламентное обслуживание катапульты, Гамбург, Виго, Дартмут, Грейвсенд, Амстердам, еще раз Киль и Осло. В программу входили визиты вежливости, экскурсии для команды и кадетов, а также спортивные состязания. Во время пребывания в Англии крейсер посетили специалисты компании «Хаукер» и летчики катапультных эскадрилий авиации флота. В свою очередь, шведские пилоты получили возможность сравнить S 9 с британскими «Оспреями» и даже опробовать их в воздухе. По пути в Испанию крейсер во время шторма в Бискайском заливе показал хорошую мореходность.


Обратите внимание, на “Готланде” найтовали стволы башенных орудий

Летом 1936 года вновь началась привычная рутина летних учений и маневров, 17 июля из Англии доставили два новых самолета. Это позволило провести положенное техобслуживание машинам первого заказа без уменьшения числа самолетов в строю. Одновременно с маневрами велась подготовка к дальнему походу в Карибское море, куда «Готланд» ушел из Карлскруны 18 ноября 1936 года. Родные берега крейсер увидел лишь 9 апреля 1937 года. «Готланд» побывал в Саутгемптоне, Фуншале, Сент-Винсенте на островах Зеленого мыса, Бриджтауне, Ла Гуайре, Кюрасаю, Баранкилью, Кингстоне, Вера Круз, Гаване, Порт-о-Пренсе, снова в Кингстоне, Сюидад Трухильо, Порт-оф-Спейне, опять Сент-Винсенте, Фалмуте и Мальмё, после чего вернулся в Карлскруну. По дороге в Карибское море в Бискайском заливе с катапульты впервые запустили самолет в открытом море. Самолет ушел за горизонт, после чего успешно отыскал крейсер.

FVMF.000522.jpg
Работа с картой

О маршруте похода заранее уведомили торговых представителей шведских фирм. Это преследовало две цели: во-первых, сократить время ремонта возможных поломок; во-вторых, крейсер стал лучшей рекламой продаваемых ими товаров. Европейскую публику было не удивить самолетами, но обитателей Латинской Америки и карибских островов катапультные пуски приводили в восторг. Даже многие журналисты до визита «Готланда» никогда не слышали о Швеции, чего уж говорить о людях попроще.

Взлетев с катапульты самолет, делал несколько кругов над городом, после чего снижался и разбрасывал особый «готландовский» выпуск местных газет (с рекламой шведских фирм, конечно). Только в Венесуэле и Колумбии разбросали 55 тысяч листовок. После чего самолет садился на воду, подходил к борту, и все повторялось вновь. Неудивительно, что число посетителей перевалило за несколько десятков тысяч.

FVMF.000521.jpg
Экипаж S 9

По возвращению «Готланд» вновь окунулся в ставшую привычной рутину учений и маневров на Балтийском море. Тогда же изменили бортовые номера самолетов, вместо четырехзначных они стали двузначными. Они состояли из «2», обозначавшей вторую эскадрилью воздушной флотилии F2 и последней цифры старых четырехзначных номеров. Летом 1937 года в Хорс-фиорде начались опыты по постановке с самолетов «Готланда» дымовых завес для прикрытия атакующих эсминцев. Размещаемый под фюзеляжем выливной прибор позволял создать завесу длиной 2,4 км и высотой 20 метров, для чего требовалось 50 кг реактивов.

11 ноября 1937 г. крейсер опять ушел в дальний поход, из которого вернулся 19 марта 1938 года. На сей раз «Готланд» побывал в Западной Африке, посетив Фалмут, Фуншал, Дакар, Порто Гранде, Сент-Николас, Сент-Винсент, снова Дакар и Фуншал, Касабланку, Портсмут и Эдинбург.
Fo29325A.jpg
Под прикрытием дымовой завесы

Летом 1938 года в перерыве между учениями «Готланд» 7 июня ушел в короткое заграничное плавание, посетив Антверпен, полярные воды, Тромсё и Эйсбьерг. А 4 декабря он отправился в по-настоящему дальний поход в Южную Америку. Маршрут прошел через Лиссабон, Порто Санто, Порто Гранде, Ресифе, Баию, Сантос, Буэнос Айрес, Ла Плату, Монтевидео, Рио де Жанейро, Дакар, Фуншал и Плимут. В Швецию крейсер возвратился 4 апреля 1939 года.

012uKXkhcmjk.jpeg
Рождественская служба в походе

В 1938 году международная обстановка накалялась все сильнее и сильнее, в связи с чем Швеция начала пока еще тайную подготовку к войне. К тому времени шведские «Оспреи» были уже изрядно изношены, а британский флот и вовсе выводил их из частей первой линии. И шведский флот задумался о новых самолетах. Учитывая, что Англия, Франция и Германия вряд ли останутся в стороне от назревающего конфликта, моряки начали поиски подходящих самолетов в Италии и США.


ИМАМ Ro.43, приобретенный шведским флотом

Наиболее приемлемым вариантом стал итальянский катапультный разведчик ИМАМ Ro.43 и в июне 1938 года шведский флот приобрел через частных посредников за 38 тысяч долларов для испытаний один самолет с полным комплектом положенного фото- и радиооборудования. Однако итальянец оказался на 150 кг тяжелее S 9, для запуска с катапульты потребовалось усиление стрелы, проект которого заказали Дойче верке. Работы по доработке катапульты планировалось провести в Киле осенью 1939 года.

012uM2BAJbb6.jpeg
Предвоенные маневры

А в Европе все сильнее пахло порохом: 15 марта 1939 г. Германия вместе с Польшей разодрали остатки Чехословакии, 23 марта Германия аннексировала Мемель, 4 апреля Гитлер отдал приказ о подготовке плана войны с Польшей. Последним мирным летом в июне 1939 года «Готланд» ушел в поход, однако из-за тревожных донесений из Берлина его пришлось прервать уже через несколько недель. Возникла нешуточная опасность, что единственный крейсер шведского флота («Фильгия» и «Клас Флеминг» были в длительном ремонте, связанном с заменой механизмов) будет отрезан от Швеции начавшейся войной. Успели посетить лишь Бордо, Бель Иль и Саутгемптон, а на обратном пути Хардангер-фиорд и Кристиансанд.

Beredskapsmuseet-historia-skånelinjen-41.jpg
Укрепления Сконской линии

В июле 1939 года шведский флот приступил к боевому сколачиванию соединений кораблей, одновременно с этим началось строительство Сконской оборонительной линией (Skånelinjen), прикрывавшей южную Швецию от высадки с моря. До апреля 1940 года на фронте в 350 км успели построить 391 объекта (пулеметные и пушечные ДОТы, укрытия для пехоты, КП и др.), а до октября 1940 достроили еще 672 сооружения. В зависимости от доступности местности один ДОТ приходился на 650 метров фронта. «Готланд» вновь стал флагманом разведывательной эскадры, отрабатывая взаимодействие с эсминцами и броненосцами. Одновременно с этим проходили совместные тренировки авиагруппы с авиатранспортом «Дристигетен», перестроенный броненосец использовали в качестве «аэродрома подскока».

18-3981802-dristigheten-4-.jpg
На палубе “Дристигетена”

Война пришла на Балтику 1 сентября, когда в утренней дымке «Шлезвиг-Гольштейн» начал, не спеша, расстреливать прямой наводкой польские укрепления на Вестерплатте, и шведский флот немедленно перешел к несению службы по-боевому.


На броненосец наносят камуфляж

Польская кампания завершилась за месяц, однако зимой 1939-1940 года Швеция едва не вступила в войну на стороне Финляндии. Впрочем, сильные морозы в буквальном смысле сковали боевые действия на море, и крейсер перешел на стокгольмскую верфь, где и встретил начало вторжения в Данию и Норвегию. Городская гавань еще не вскрылась и ледоколы до вечера пробивали для «Готланда» канал на чистую воду.

012uN1iUMDjE.jpeg

Весной 1940 года «Готланд» перевели в Гётеборгскую эскадру, а авиагруппу активно использовали для патрулирования шведских вод. Однако из-за малой продолжительности полета S 9 плохо подходили для такой службы. Выходом виделась их замена на поплавковые разведчики S 17, так в Швеции обозначались немецкие бипланы Не-114. Однако хенкели весили почти на тонну больше «Оспреев» (3500 кг против 2450 кг) и не имели складывающихся крыльев. С S 17 авиагруппа сокращалась до трех машин, а стрельба кормовой башни была невозможной при любых углах наводки до запуска всех самолетов. Один из них хранился на катапульте, поэтому стволы орудий пришлось бы поднимать на угол 45 градусов. Кроме того, требовалось удлинить и усилить катапульту, а также поднять давление в пусковой пневмосистеме. Вместе с перестройкой надстроек размещение новых самолетов требовало 675 тысяч крон и несколько месяцев работы на верфи, совершенно неприемлемый срок.

012s9YXpWywe.jpeg
S 9 с частично снятой обшивкой показывают на экскурсии для школьников. Снимок военных лет

1941 году «Готланд» по-прежнему служил в Скагерраке и Каттегате. 20 мая крейсер возвращался с артиллерийских учений и совершенно неожиданно наткнулся в проливе Мастранд на «Бисмарка» и «Принца Ойгена» с эскортом. Учитывая, что это запросто могло означать начало очередных учений на какой-нибудь северогерманской реке, береговую артиллерию Южной Швеции подняли по учебной тревоге. На «Готланде» механики срочно готовили к запуску самолеты, крейсер должен был любой ценой уничтожить транспорты с войсками, в прикрытии которых могли идти немецкие корабли. Однако вскоре из Стокгольма поступил приказ следовать своим курсом и не следить за немцами. Шведские транспорты постоянно ходили в германские порты, и разведка не отмечала никаких признаков сосредоточения или погрузки войск. Впрочем, вечером того же дня шведские разведчики дали знать британскому военно-морскому атташе об этой нежданной встрече.


Броненосцы в море

Учитывая невозможность усиления авиагруппы крейсера без длительного и дорогостоящего ремонта, шведский флот задумался об иных способах увеличения его боевых возможностей. Особенно интересной представлялась его перестройка в крейсер ПВО по примеру английских легких крейсеров типа «С», что резко увеличило ценность этих младших современников Первой мировой. Шведские адмиралы предполагали перестроить в корабли ПВО крейсера «Фильгия» и «Готланд». Взамен бортовых башен главного калибра «Фильгия» получала 16 40-мм автоматов в новых спаренных установках, на «Готланд» предполагалось установить 8 40-мм автоматов. Он должен был первым отправиться в ремонт, объем работ по перевооружению был наименьшим. Однако, обстановка не позволила отправить крейсер на переделку.


В башне главного калибра “Дроттинг Виктории”

После нападения Германии на Советский Союз шведский флот срочно срочно стягивал корабли на восточное побережье. Оборона Прибалтики развивалась крайне неудачно для Красной армии, уже в начале августа Таллин, являвшийся главной базой Балтфлота, оказался в окружении. В сложившейся обстановке немцы вполне допускали попытку прорыва советских кораблей в Швецию, для пресечения которой собрали на Балтике крупные корабли. Это грозило переносом боевых действий в шведские воды и втягиванием страны в войну, поэтому шведский флот готовился к любым неожиданностям. Однако КБФ смог, пусть и не без больших потерь, уйти в Кронштадт. Лишь 21 сентября в Швецию с Моонзундских островов пробились и были интернированы до конца войны четыре вспомогательных тральщика-«ижорца». О судьбе интернированных в Швеции советских моряков и беглецов из лагерей для военнопленных можно прочитать тут: Часть 1 и Часть 2


Дорога на Петсамо

С апреля 1940 года Швеция и Финляндия пользовались единственным окном во внешний мир – финским портом Петсамо. Правда, учитывая состояние порта и его связанность с существовавшей транспортной сетью, окно правильнее назвать форточкой. Железной дороги не было, поэтому перевозки от финской железнодорожной станции Рованиеми осуществлялись на грузовиках. На подходах к порту их очереди растягивались на несколько километров. Объявление Финляндией войны Советскому Союзу полностью прервало всякую связь Швеции с внешним миром иначе, чем через зону боевых действий.


На 2.31 показана атака торпедных катеров под прикрытием дымовых завес, поставленных S 9

С точки зрения экономики Швеция теперь была таким же участником войны, как страны «Оси» или Антигитлеровской коалиции. Начиная с 1941 года, расходы на оборону превышали 2,5 млрд. крон, что в иные годы составляло 63% государственного бюджета. Даже в СССР, который сражался не на жизнь, а на смерть, доля оборонных расходов в бюджете была меньше. В военной промышленности было занято до трети всех работников страны. Уже в 1939 году была введена всеобщая трудовая повинность – школьники, начиная с пятого класса, и студенты во время каникул работали в сельском хозяйстве. Не меньшим было и военное напряжение. Призывной возраст был увеличен, и за время войны через армию прошло 99,5% шведов в возрасте от 21 до 47 лет. Большая часть их призывалась по несколько раз – например, в 1940 году было призвано 450 тыс. человек.


Очередь за карточками, 1948 год

Особенно острым было положение с продовольствием и топливом. В 1940-е годы Швеция не могла прокормить себя и ввозила порядка трети потребляемого продовольствия. Кроме того, 90% потребляемого угля и кокса, а также все нефтепродукты закупались за границей, главным образом в Великобритании. Вдобавок, на первые военные годы пришлись неурожаи, которых страна не помнила 50-70 лет. Валовой сбор хлеба в 1940 году составил 64%, а 1941 году упал до 57% от и без того совершенно недостаточного предвоенного уровня. Нехватка возмещалась суррогатами и эрзацами.


Эсминец “Эреншёльд” и вспомогательный крейсер “Вария” сопровождают танкер “Свеа Дротт”, 1940 год

Возможности для закупок продовольствия у невоюющих стран, например, Аргентины или Чили, были очень ограничены. Лицензированное или Гётеборгское судоходство, осуществлявшееся по заблаговременному уведомлению Англии и Германии о курсе и графике движения судов, было крайне невелико. Начиная с 1941 года и до конца войны (с апреля 1940 года в Швецию прошел только танкер «Свеа Дротт»), 79 судов сделали 232 рейса из Швеции и 227 рейсов в Швецию, при этом 10 судов были потоплены немецкими подлодками или самолетами. Таким образом, недостающее продовольствие и топливо можно было получить лишь в Германии в обмен на лес, руду (95% от общего объема добычи), подшипники и подшипниковые стали, инструмент, автомобильные газогенераторы и многое другое. Но ответные германские поставки покрывали меньше половины и без того сокращённых потребностей.


19 сентября 1941 г. шведский флот от взрыва торпеды потерял три эсминца. “Клас Уггла” окружен горящей нефтью, вытекающей из затонувших “Гетеборга” и “Класа Хорна”

Осенью 1942 года дневная норма, получаемая мужчинами по карточкам, составляла 168 грамм хлеба и 25 грамм мясных продуктов. В муку добавляли целлюлозу, полным ходом работал завод, выпускавший консервы из чаек и ворон, чистка картофеля была запрещена. Все гражданские автомобили и большую часть военных перевели на газогенераторы, моторы рыболовных ботов и сельскохозяйственных машин переделали для работы на березовом дегте.


Колонна газогенераторных грузовиков мотопехоты

Для преодоления нехватки высококачественного бензина в 1941 году начались опыты с бентолом – смеси обычного бензина, бензола и спирта, для авиации предназначалась бентол марки «В-ВС». При испытаниях на стенде все шло хорошо и 7 октября, заправленный бентолом самолет авиагруппы «Готланда» бортовой номер 403, отправился в испытательный полет. После набора высоты 600 м двигатель заглох и больше не запускался, однако летчик сумел спланировать и посадить самолет на воду в Хорс-фиорде.


Шведский “гладиатор”

Учитывая невозможность сколь-либо продолжительного ремонта крейсера зимой 1942 года вновь возник вопрос об усилении авиагруппы. Принимая во внимание положительный опыт использования катапультных истребителей в британском флоте, командование ВВС решило подыскать подходящие шведские самолеты. Из состоявших на вооружении истребителей с катапульты можно было запускать лишь бипланы J 8 (британские Глостер «Глэдиэйтор») и J 11 (итальянские Фиат CR. 42), причем характеристики J 8 позволяли хоть сейчас использовать его с корабля. Однако «гладиаторы» уже совершенно устарели и выводились ВВС в части второй линии. Более современные J 11 требовали уже дорогостоящей переделки катапульты.


J 11

Зимой 1941-1942 годов Швеция вплотную столкнулась с угрозой немецкого нападения. Если во время Советско-финской войны она активно помогала Финляндии деньгами, поставками техники и добровольцами, то после нападения Германии на СССР была намерена твердо сохранять нейтралитет. А Германия давила, одной из причин поражения под Москвой Гитлер считал продолжающуюся осаду Ленинграда. Свежие шведские войска вполне могли бы прорвать советскую оборону и взять город, что поставило бы СССР на грань поражения.


Король свеев, гётов и венедов Густав V

Сторонники вступления в войну на стороне Германии (а в их число входил сам король Густав V) хоть и занимали высокие посты, были немногочисленны и не имели опоры в шведском обществе. После вежливого отказа дипломатов – когда взамен на вступление в войну Швеции предлагалась часть территорий в Прибалтике, потерянных в Северной войне – Гитлер отдал приказ о подготовке плана нападения на Швецию. Для этого требовалось не менее десяти дивизий, том числе одна-две танковые. В свою очередь, Швеция начала мобилизацию, в короткий срок увеличив армию, численность которой в феврале 1942 г. (к моменту ожидаемого нападения) достигла 200 тыс. человек.


Стрельба по старому миноносцу

Однако на сей раз все пока ограничилось военной тревогой, внимание Гитлера было приковано к южному флангу советско-германского фронта. Тем не менее, Швеция не могла прекратить торговлю с Германией. В Берлине прекрасно осознавали всю важность шведских поставок и, учитывая угрозу советских подводных лодок, настояли на изменении привычных маршрутов. Судоходные трассы проходили теперь лишь в пределах трехмильных (по тогдашним правилам) территориальных вод Швеции, при этом конвои должны были сопровождать и прикрывать её военные корабли.


Торпеда на миноносце “Мьёльнир”, 1945 год

В 1941 году советским подводникам практически не удалось добиться каких-либо ощутимых результатов в борьбе с перевозками из Швеции. Однако следующий год показал, что командование Краснознаменного Балтийского флота сделало выводы из прошлогодних неудач. Не дремали и немцы, выставившие совместно с финским флотом плотные минные и сетевые заграждения в Финском заливе. Кроме того, минную войну продолжила и Швеция, также ведя минные постановки как в своих, так и в нейтральных водах. Лето и осень 1942 года прошли в непрекращающихся стычках шведского флота с советскими подводниками. Сам «Готланд» не принял участие в начавшемся противостоянии, на всякий случай его направили на сопровождение конвоев и постановку минных заграждений в более-менее спокойном Ботническом заливе, однако его авиагруппа активно использовалась для поисков советских подводных лодок.


Т/х “Лулео” незадолго до торпедирования советской подлодкой С-7

Поплавковые разведчики S 9 и S 12 свели в так называемую «группу Эссена», названную так по имени старшего авиагруппы «Готланда» лейтенанта фон Эссена. Базируясь на Вестервик группа сопровождала конвои, идущие у южных берегов Швеции и острова Эланд. Так, 9 августа S 9 бортовой номер 304 заметил перископ, по которому отбомбились поплавковые S 17BS. 18 августа тот же S 9 сопровождал конвой, атакованный советской субмариной Л-3. Две торпеды попали в теплоход «С.Ф. Лильевальх», однако самолет заметил пуск торпед и навел на лодку эсминцы сопровождения. От гибели под глубинными бомбами «Фрунзенца» спас лишь маневр в сторону тонущего судна. 20 августа S 9 заметил у Кунгсгрунда перископ, по которому немедленно отбомбились S 12 и S 17BS. Летчики наблюдали всплывшие масляные пятна, однако советские подводники об атаках в тот день не сообщали. На следующий день сопровождавший конвой S 9 к югу от Кунгсгрунда вновь заметил перископ. Сторожевики сбросили 15 глубинных бомб, правда без заметного результата.


Броненосец в прикрытии конвоя

Боевой опыт показал, что S 9 плохо подходили для самостоятельно поиска подводных лодок. Из-за отсутствия бомбосбрасывателей они не могли атаковать обнаруженные субмарины. Выходом стало использование поисковых групп из двух-трех эсминцев и нескольких S 9, по мере выработки топлива последовательно сопровождавших корабли на маршруте патрулирования. 29 августа такая группа атаковала обнаруженный самолетами перископ, однако без особого эффекта.

Зима 1942-1943 года стала самым тяжелым временем для Швеции. Разгром под Сталинградом и прорыв блокады Ленинграда полностью изменили стратегическое положение на восточном фронте и Швеция, до того послушно следовавшая в фарватере Германии, начала постепенное сближение с союзниками. В январе 1943 года главнокомандующий армией генерал Олаф Тёрнель издал приказ, предупреждавший население, что в случае нападения врага (под ним подразумевалась Германия) капитуляция совершенно исключена и любое сообщение о сдаче следует считать ложным. Это не было политическим маневром, письмом от 14 февраля 1943 г. Гитлер уведомил Маннергейма и министра обороны Финляндии Вальдена о подготовке нападения на Швецию и потребовал самого решительного участия в нем финской армии.


Броненосцы выходят в море

Согласно плану вторжения, получившему кодовое имя «Песец», немецкие войска наносили главный рассекающий удар из района Тронхейма по направлению на Остерсунд, а далее на Сундсвалль с выходом к побережью Ботнического залива. Затем следовало решающее наступление на Стокгольм. Вспомогательные удары наносились из Норвегии вдоль побережья Балтийского моря на Уддеваллу, а финские войска должны были наступать от границы на Буден. Главные силы шведов предполагалось прижать к побережью у Гётеборга и уничтожить. Дезинформацией и не пахло, размещенная в Норвегии 25 танковая дивизия спешно пополнялась до полного штата, в штабы поступили комплекты карт Швеции. С 28 мая сотрудники разведки начали занятия с командирами полков и батальонов об армии Швеции и особенностях будущего ТВД. В штабах 6 воздушного флота приступили к подготовке фотопланшетов крупных городов, портов и узловых станций Швеции. Подготовку к вторжению требовалось закончить к 6 июлю.


Техники выводят J 11 из подземного ангара Гамлабергет

Швеция также не ждала у моря погоды и активно готовилась к немецкому нападению. К тому времени долговременные оборонительные линии прикрывали норвежскую границу и горные проходы, авиацию перевели на замаскированные полевые аэродромы. Флот же рассредоточил корабли по шхерам, на стоянках их тщательно маскировали, а расчеты постоянно дежурили у зениток. Важное место в расчетах ОКВ отводил германофильству шведских офицеров, считая своими сторонниками порядка 70% от общей численности. Для этого у немецких генералов были все основания, сокращая армию в 1920-е годы социал-демократы резали по живому.


Найди эсминец :)

Однако, Швеции было всё же далеко до предвоенной Норвегии. Кроме того, сводки СЭПО (тайной полиции) пестрели упоминаниями, что нижние чины договаривались на случай войны без долгих разбирательств отправить в ставку Духонина, что в Могилевской губернии, офицеров, открыто одобрявших Гитлера. Но 5 июля, буквально накануне нападения на Швецию, вермахт начал свое последнее наступление на Восточном фронте. В пламени «Цитадели» одна за другой сгорали танковые дивизии, и «Песец» теперь выглядел явной авантюрой с самым неопределенным результатом.


Броненосец в шхерах

«Готланд» встретил это грозное лето без авиагруппы, расформированной в феврале 1943 года. Самолеты с бортовыми номерами 401, 402 и 405 окончательно переставили на колесное шасси, в связи с чем их обозначение изменили на S 9L. Они использовались в качестве разведчиков, связных, буксировщиков мишеней и учебных машин. Остальные сохранили поплавки, но также были выведены из первой линии и использовались как учебные машины. 14 июня 1945 г. 404 столкнулся на взлете с паромом и был списан, оставшиеся S 9 списали на следующий год. 405 сразу попал в музей, а вот 403 ожидала необычная судьба: его выкупила частная фирма, доставлявшая свежую рыбу с севера Швеции в Стокгольм.

Он получил гражданскую регистрацию SE-AYR, сохранив при этом темно-зеленую окраску ВВС. 29 июня 1948 г. у самолета на взлете заглох мотор, из-за грубого приводнения поплавки дали течь и «летающий гроб», так его прозвали норрландские и лапландские рыбаки, затонул на озере Вэнстер. Его вытащили на берег уже на следующий день, однако инспекторы всё равно отозвали сертификат летной годности. SE-AYR поставили в рыбацкий сарай и понемногу разбирали на запчасти, например, на его поплавки фирма в 1960-е годы установила свой новый самолет. В сарае он и простоял до 1985 года, пока его не разыскал и не восстановил центральный авиамузей.


“Готланд” в сопровождении конвоя

Разгром вермахта под Курском окончательно исключил угрозу немецкого нападения и осенью 1943 года «Готланд» отправился, наконец, на перестройку в крейсер ПВО. Работы провели за зиму. Катапульту сняли, после чего кормовую надстройку расширили и объединили со спардеком. Вместо рельс для хранения самолетов на юте установили три новейшие стабилизированные спаренные установки 40-мм автоматов. Одиночные 25-мм автоматы заменили спаренными, добавив к ним четыре одиночных 20-мм автомата. Перестройка значительно увеличила боевые возможности «Готланда», для своих размеров он получил весьма мощную зенитную батарею. Служба до конца войны шла обычным порядком, крейсер по-прежнему сопровождал конвои и ставил мины.


На послевоенном снимке хорошо видно расположение 40-мм спарок на корме

Окончание войны наконец прекратило пятилетнее заключение шведского флота в Балтийском море. Крейсер «Фильгия» ушел в дальний поход уже зимой 1945 года, а 16 октября 1946 г. ушел в поход и «Готланд».


“Готланд” уходит в первое послевоенное заграничное плавание 13 октября 1946 г.
Шведский флот встретил май 1945 года в зените могущества, но окончание войны не принесло мира на Балтику. Вчерашние союзники очень быстро прошли путь от охлаждения отношений до открытого противостояния. Балтийское море было кратчайшей дорогой к Ленинграду, второму по величине и значению городу Советского Союза. В любой день по соседству могла начаться еще одна мировая война, только на сей раз ядерная, и летом 1946 года шведские военные, промышленники и политики приняли ряд принципиальных решений, определивших оборонную политику страны почти до конца 1990-х годов.


СААБ J 21R

Самым важным из них стало создание собственного ядерного оружия и средств его доставки – реактивной авиации и крылатых ракет. Конструкторы не тратили время зря, уже в марте 1947 года первый полет совершил истребитель СААБ J 21R. Швеция стала одной из первых стран, принявших на вооружение реактивный самолет собственной разработки.


Легкий крейсер “Тре крунур”

ВМФ тем временем начал решительную чистку от ветеранов Первой мировой и смену принятых во время войны кораблестроительных планов. До начала 1950-х из списков исключили все корабли, прослужившие сверх установленных сроков службы. Исключение составили лишь турбинные броненосцы, пока выведенные в резерв, и броненосный крейсер «Фюлья». Главной ударной силой стали легкие крейсера «Тре Крунур» и «Гёта Лейон», лидировавшие флотилии новых эсминцев со 120-мм универсальными орудиями в башнях и многочисленными 40-мм автоматами в установках с радиолокационным наведением.


Броненосный крейсер “Фюлья” в 1953 году

Произошли изменения и в порядке подготовки кадетов. С 1948 года они оморячивались на «Фюлье» в плаваниях по Балтийскому морю, а в дальние походы ходили на «Готланде». Иногда крейсер ПВО уходил в короткий учебный поход по европейским водам во главе пары эсминцев или стайки тральщиков.


“Готланд” и тральщик “Ульвен”

16 октября 1946 г. «Готланд» ушел в Южную Америку и Карибское море. До 12 марта 1947 г. он посетил Касабланку, Сент-Винсент, Рио де Жанейро, Ресифе, Ла Гуайру, Виллемстад, Картахену, Вера Круз, Новый Орлеан, Порт-Гамильтон и Опорто. Уже 29 апреля крейсер вместе с миноносцами «Моде» и «Мунин» ушел в поход на Британские острова. До 11 июня отряд побывал в Гавре, Лим-Бей, Торки, Глазго и Обане.


У Сент-Винсента

11 ноября 1948 г. «Готланд» ушел в большой зимний поход вокруг Африки, продлившийся до 24 марта 1949 года. Он нанес визиты в Фалмут, Порто-Гранде, Такора Борна, Кейптаун, Дурбан, Лоренцо-Маркиш, Момбасу, Аден, Джибути, Александрию, Тунис, Гибралтар и Роттердам. 10 мая «Готланд» возглавил целую эскадру: вместе с тральщиками «Санден», «Оршер», «Гроншер» и «Куллен» он до 11 июля он обошел вокруг Британских островов, посетив Антверпен, Куинстаун, Андроссан, Торсхавн, Ставангер и Орхус. В Орхусе отряд принял на борт кадетов норвежской морской академии, с которыми совершил плавание по шведским шхерам.


Картошка :)

27 ноября «Готланд» опять ушел в хорошо знакомое Карибское море, откуда вернулся 6 марта 1950 г., посетив Пениш, Лиссабон, Порто-Санто, Фуншал, Порт-оф-Спейн, Кингстон, Порт-Гамильтон, Понта-Дельгада и Бордо. 2 мая крейсер опять ушел в плавание во главе отряда из тральщиков «Бредскэр», «Архольма», «Бремон» и «Куллен», посетив до 12 июня Белфаст, Брест, Роттердам и Хортен, где опять взяли норвежских кадетов, с которыми обошли шведские шхеры.


Перед уходом в зимнее плавание

На следующий год крейсер сходил лишь в короткое зимнее плавание по Средиземному морю и на Азорские острова: с 10 января по 25 февраля 1951 г. он посетил Касабланку, Неаполь, Фуншал, Гибралтар и Портсмут. А вот зимний поход 1952 года надолго запомнился всем участникам.

Поначалу все шло как обычно, 4 января 1952 г. крейсер вышел из Карлскруны, дошел до Канарских островов, посетив Лас-Пальмас, с попутным пассатом пересек Атлантику и бросил якорь в Ла Гуайре. Затем последовало плавание по карибским островам: Кубе, Гаити, Гваделупе, Мартинике и Пуэрто-Рико. В числе прочих «Готланд» побывал на острове Святого Варфоломея или же, как его назвали новые хозяева, Сен-Бартелеми.


У Гваделупы, 1952 год

Это был осколок шведских вест-индийских владений, оставшийся от последней и неудачной попытки закрепиться в Новом Свете. В 1784 году Густав III приобрел подходящий карибский остров у Франции. Долгое время Густавия, столица и крупнейший порт вновь образованной провинции, была удобнейшим местом для сбыта добычи каперами и приватирами. Однако окончание многочисленных морских войн в Латинской Америке сделало содержание колонии накладным для государственной казны, потому в 1878 году уже Оскар II перепродал остров бывшим хозяевам. К 1952 году в Густавии осталась Кунгсгатан (Королевская улица) с домами, окрашенными в привычный шведскому глазу красный цвет, привезенная из метрополии булыжная мостовая да несколько ветхих стариков, еще помнивших шведские флаги над выбеленными стенами старого форта.


Десант на Мартинику

Затем последовал краткий визит в Галифакс, откуда 13 марта «Готланд» вышел в неспокойную весеннюю Атлантику на Азорские острова. Синоптики обещали ураган, как обычно идущий по громадной дуге вдоль побережья США к Европе, поэтому на крейсере решили взять южнее обычной трассы. Однако, в начале 1950-х о метеорологических спутниках, отслеживающих циклоны в режиме реального времени, читали только у фантастов. То ли на «Готланде» не уследили за силой и направлением ветра, то ли ураган действительно внезапно изменил свой путь, но крейсер угодил прямо в глаз бури.


В начале того самого шторма

На море стоял мертвый штиль, ярко светило солнце, но беспорядочные волны вздымались выше надстроек. В мгновение верхний мостик превратился в подобие бассейна, а палуба, в том числе кормовая, где стояли зенитки, была полностью залита водой. Она водопадом била в носовой кубрик через цепные ящики и погон башни главного калибра и вызвала каскад коротких замыканий, оставивших корабль без света. Но самым опасным стало поступление воды в нефтяные танки через срезанные вентиляционные грибки. Насосы исправно подали ее к форсункам и котлы потухли один за другим. Крейсер остался без хода и без энергоснабжения в бушующем море.


Подачу бытовой воды восстановили не сразу

От резких взмахов качки палуба входила в море, палубное 152-мм орудие, болтающееся на сломавшимся погоне, вовсю лупило стволом по надстройке. Проникшая в корпус вода, а «Готланд» принял ее порядка 600 тонн, переливалась с борта на борт, не позволяя добраться до аварийных дизель генераторов. Но если судоводители оказались не на высоте, то это никак нельзя сказать о подготовке команды к борьбе за живучесть. Работая в кромешной тьме при свете нескольких фонариков, моряки спустили воду в трюм, что наконец позволило запустить дизель-генераторы. Одновременно с этим электрики восстановили свет и подали питание на котельные вентиляторы в кочегарках. Продув внутренние полости котлов от паров мазута и откачав за борт водно-нефтяную эмульсию из танков механики смогли ввести в действие котлы и дать ход, выведя крейсер из столь опасного места.


Все как на парусном корабле

Удивительно, что для команды все обошлось ссадинами и синяками. Лишь один подвахтенный сломал руку, вывалившись из оборвавшейся подвесной койки. Однако, продолжать поход было нельзя: сухая провизия превратилась в однородную смесь, настоянную на морской воде, а с консервных банок облезли этикетки. Волны переломали или унесли за борт все спасательные плоты, шлюпки, параваны и якорные шпили. Пришлось возвращаться в Галифакс. После 10-дневного экспресс-ремонта силами команды и замены мазута в топливных танках «Готланд» вновь вышел в домой, куда и добрался благополучно. Правда, до конца похода якоря, как на парусных кораблях, пришлось вываживать вручную.


Музыкальная комедия о похождениях моряков с «Готланда» в Монте-Карло. Смотреть можно с 26-й минуты

По возвращению крейсер отправился на ремонт, из которого вышел к летнему плаванию, став флагманским кораблем настоящей эскадры. Вместе с эсминцами «Стокгольм» и «Норчёпинг», а также дивизионом тральщиков он посетил с 30 мая по 2 июля 1952 г. Гавр, Абердин и Зондерборг, где взяли на борт норвежских кадетов для плавания по шведским шхерам.

a63micro.jpg
Корабельный оркестр на юте

Зимой 1953 года «Готланд» вновь ушел в хорошо знакомое Средиземное море. С 3 января по 19 марта он побывал в Малаге, Измире, Палермо, Дакаре и Лиссабоне. Летом он опять стал флагманом эскадры из эсминцев «Норчёпинг» и «Карлскруна», а также дивизиона тральщиков. С 24 мая по 12 июня корабли посетили Тонсберг, Антверпен и совершили плавание по шведским шхерам.


Письма домой

По возвращению из похода крейсер отправился на очередную модернизацию, после которого стал кораблем наведения и управления ВВС. «Готланд» получил РЛС управления артогнем «Тип 262» и поисковый радиолокатор «Тип 293» британского производства, а также новые дальномеры с увеличенной базой. На носовой башне ГК и кормовой надстройке появились автоматические пусковые установки 103-мм осветительных ракет m/1952. Кроме того, установили новейшие 40-мм зенитки m/1948 и гидроакустический комплекс британского производства «Тип 144». Для снижения перегрузки с крейсера сняли 152-мм орудия в палубных установках и боевые прожекторы. В строй «Готланд» вошел к летней кампании 1954 года.


В Кильском канале

Последним походом заслуженного корабля стало зимнее плавание к берегам Западной Африки. С 13 декабря 1955 г. по 14 марта 1956 г. он побывал в Лас-Пальмасе, Абиджане, Луанде, Такоради, Монровии, Дакаре, Сенегале, Гран Канарии, Гибралтаре, Бордо, Антверпене и голландских портах. Больше «Готланд» не покидал Балтику, в дальние походы кадеты ходили теперь на минном заградителе Эльвснаббен (Älvsnabben). В 1960 году крейсер вывели в резерв, а 1 апреля 1962 года продали на слом в Истад.


На плече у старпома корабельный ревизор после снятия пробы

Говоря об оценке проекта необходимо отметить, что «Готланд» стал самым малым крейсером, построенным после Первой мировой войны. Исключение составляют только китайские крейсера, которые правильнее назвать мореходными канонерками. Он изначально создавался как многоцелевой корабль: лидер флотилии эсминцев, носитель разведывательных гидросамолетов и учебный корабль. Обычно плоды любви ежей и ужей оказывались либо слишком короткими, либо недостаточно колючими, но в случае «Готланда» конструкторам удалось добиться, пожалуй, единственно возможного сочетания характеристик. Разнородное современное вооружение устанавливалось на корабле водоизмещением с эльзвикский крейсер времен Русско-японской войны, с приемлемой скоростью, достаточной дальностью плавания и хорошей обитаемостью. За долгую службу, добрая половина которой прошла в дальних походах, «Готланд» неоднократно попадал в шторма, показав хорошую мореходность и прочность корпуса.

Для своих размеров «Готланд» получил очень мощное вооружение, причем конструкторы уделили большое внимание защите от авиации. Отдельного упоминания заслуживает система управления огнем главного калибра, созданная по «линкорным» стандартам и вполне отвечавшая требованиям времени. После перестройки в крейсер ПВО «Готланд» вполне бы мог использоваться в тихоокеанских водах. Недостатком может считаться размещение двух 152-мм орудий в палубных установках, имевших меньшую дальность стрельбы, чем башенные орудия. Однако это было сугубо вынужденное решение, вызванное сокращением в последний момент выделяемых средств. На взгляд автора, в данному случае, лучшим выходом, стало бы сосредоточение в носу всех орудий главного калибра, как это сделали японцы на тяжелых крейсерах «Тонэ» и «Тикума». Это обеспечило бы лучшие условия для размещения катапульты и самолетов, но неприемлемо отодвигало срок закладки корабля.


Легкий крейсер “Оёдо”. Творчески позаимствовано у уважаемого

Наделав на момент вступления в строй много шума, «Готланд» так и не получил аналогов в европейских водах. Возложенные на его авиагруппу задачи решались в Гранд Флите палубными разведчиками, а прочие флоты обходились катапультными самолетами обычных крейсеров. Однако на другом конце света думали иначе, 28 февраля 1943 г. Императорский флот Японии получил легкий крейсер «Оёдо». Правда легким он считался исключительно из-за 155-мм орудий ГК, размещенных в двух трехорудийных башнях, позаимствованных у крейсеров типа «Могами». Водоизмещение на испытаниях составило 11433 тонн – почти втрое больше, чем у «Готланда».

Как и шведский крейсер «Оёдо» создавался «вокруг» авиагруппы, состоявшей по проекту из шести скоростных поплавковых разведчиков Каваниси E15K «Сиюн» (Shiun), для запуска которых предназначалась 44-метровая поворотная катапульта «Тип 2 № 1 модель 10». Однако, «Фиолетовые облака» так и не достигли заявленной скорости, поэтому уже осенью 1943 года крейсер вернулся на верфь. Вместо 65-тонной катапульты он получил обычную для тяжелых крейсеров Императорского флота 19-метровую катапульту «Тип 2 Модель 1», с которой теперь должны были запускаться поплавковые разведчики-бомбардировщики Аити Е16А «Дзуюн» (Zuiun). Фактически же крейсер нес старые разведчики-бомбардировщики Аити Е13А. Ничем не проявив себя на службе «Оёдо» 28 июля 1945 г. затонул на мелководье после очередного налета американской палубной авиации. В сентябре 1947 года его подняли и в следующем году разрезали на металл в Куре.


Тяжелый авианесущий крейсер «Киев»

Казалось, что крупные артиллерийские корабли с мощной авиагруппой ушли в прошлое. Однако, в конце 1950-х годов на Западе и в СССР начались работы по созданию реактивных самолетов вертикального взлета и посадки. Тяжелые авианесущие крейсера пр. 1143 (кроме «Кузнецова») подкрепляли относительно слабую авиагруппу из Як-38 и противолодочных вертолетов 16 тяжелыми сверхзвуковыми противокорабельными ракетами П-500 «Базальт». «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» получил уже полноценные сверхзвуковые самолеты и стал венцом развития концепции авианесущего крейсера «Готланд»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>