Кровавый Дубняк

140 лет назад, 24 октября 1877 года, в ходе Русско-турецкой войны состоялаяь битва за укрепление Горный Дубняк, в которой русские одержали победу, но эта победа досталась неоправданно дорогой ценой.
Захват Горного Дубняка был необходим для установления полной блокады турецкой крепости Плевна, которую русское командование после провала трех штурмов решило взять измором.

Дубняк охранял путь подвоза продовольствия и боеприпасов в крепость. Он состоял из дву земляных редутов – большого и малого, а также – люнета, связанного траншеей с большим редутом. Укрепление обороняли в общем счете примерно четыре тысячи турецких солдат и офицеров.


Карта сражения за Горный Дубняк. Показано положение войск перед последним штурмом.

Для его захвата было выделено более 18 тысяч штыков и несколько артбатарей. Главную роль в предстоящем деле должна была сыграть гвардия – элита царской армии, недавно прибывшая на театр военных действий. Командовал операцией генерал-адъютант Иосиф Гурко по прозвищу “генерал вперед”, данному ему за то, что всем видам военных действий он предпочитал лобовую атаку. Таким же образом он решил взять и Дубняк, несмотря на то, что подобная тактика при штурмах Плевны уже обернулась чередой поражений и огромными потерями.

Выступая перед солдатами накануне сражения, он заявил: “О вас, гвардейцах, заботятся лучше, чем об остальной армии. Вот вам минута, чтобы доказать, что вы достойны этих забот. Стреляйте редко, но метко, а когда придется до дела в штыки, дырявьте врага! Нашего “ура” он не выносит”. И гвардейцы доказали…


Слева – солдаты и офицеры лейб-гвардии Павловского Гренадерского полка в парадной и походной форме, справа – обер-офицер лейб-гвардии Преображенского полка в походной форме.

Атака намечалась одновременно с трех направлений, чтобы заставить обороняющихся рассредоточить силы. Однако получилось “как всегда”: центральная колонна, состоявшая из лейб-гренадеров, вышла на исходные позиции раньше остальных, наткнулась на турецкое передовое охранение и ввязалась в перестрелку. Турки из-за валов малого редута осыпали ее пулями из дальнобойных казнозарядных винтовок, убив несколько десятков человек.


Турецкая казнозарядная винтовка “Пибоди-Мартини”. Большинство русских
солдат, погибших при взятии Горного Дубняка, было убито из таких винтовок.

Командир колонны полковник Любовицкий по собственной инициативе приказал штурмовать редут и, несмотря на частый огонь, захватил его. Но при этом в его отряде были выбиты почти все офицеры, а сам он получил ранение в ногу. Тем не менее, вдохновленный успехом Любовицкий скомандовал атаковать и большой редут, несмотря на отсутствие поддержки других колонн. Однако турки отбили штурм, нанеся атакующим большие потери. Остатки колонны Любовицкого откатились в малый редут.

Тем временем правая колонна генерал-майора Эллиса начала атаку большого редута с другого направления. Ей пришлось идти почти километр по ровному “как биллиардный стол”, по словам одного из офицеров, полю, лишенному каких-либо укрытий. Из-за убийственного огня последние 150 метров солдаты преодолеть не смогли. Уцелевшие командиры приказали им залечь и окапываться.


Солдаты и офицеры лейб-гвардии Финляндского полка в парадном
и полевом обмундировании времен Русско-турецкой войны.

Еще хуже обстояли дела на левом фланге. где колонна генерала Розенбаха попала не только под турецкие пули, но и под огонь собственной артиллерии, которая из-за ошибки в прицеливании накрыла шрапнелью атакующих. От русских пушек понес большие потери лейб-гвардии Финляндский полк, имевший лучшую в российской армии стрелковую подготовку.

Исправив ошибку, артиллеристы перенесли огонь на редут, но не успели причинить ему серьезного ущерба, так как вскоре Гурко, торопившийся закончить дело до наступления сумерек, скомандовал новый штурм. На этот раз все три колонны должны были атаковать синхронно, а сигналом к атаке служили три последовательных залпа батарей левой, центральной и правой колонн.

Однако почему-то батарея правой колонны выстрелила первой, хотя, должна была стрелять последней. Впоследствии пушкари оправдывались тем, что приняли за залпы других батарей отдаленные звуки канонады под Плевной. Произошедшее снова внесло сумятицу в действия войск. Одни полки пошли вперед, другие выжидали. Гурко пришлось рассылать курьеров, чтобы поднять в атаку задержавшихся. При этом, как он сам впоследствии признался, у него уже не было уверенности в успехе.


Командовавший штурмом Горного Дубняка генерал Гурко и погибший при штурме генерал Лавров.

Атака правой и левой колонн снова была отбита, при этом погиб командир Финляндского полка генерал-майор Лавров, который лично вел за собой солдат. Лишь немногим удалось добраться до вала редута и залечь под ним в “слепой зоне”. Солдаты, направив винтовки вверх, начали отстреливать турок, которые пытались их достать, высовываясь из-за бруствера.

Видя, что и этот штурм не удался, Гуроко в отчаянии послал в бой свой последний резерв – лейб-гвардии Измайловский полк. Измайловцы, построившись в шеренги, с развернутыми знаменами пошли вперед под барабанный бой. Тем временем начало темнеть и это осложнило задачу турецких стрелков. Атакующим, хотя и с потерями, удалось дойти до вала и залечь под ним.

Несмотря на то, что русских солдат, вплотную окруживших редут, было гораздо меньше, чем турок внутри него, они, все же, решили в наступившей темноте продолжить штурм. Вскарабкавшись на вал, русские бросились в штыки. И тут случилось неожиданное – турки почти сразу начали сдаваться. Очевидно, они не поняли, насколько малые силы их атакуют. Вскоре весь гарнизон редута, побросав оружие, поднял руки.


Сцены сражения за Горный Дубняк.

Захват Горного Дубняка обошелся русской армии в 869 убитых и более двух с половиной тысяч раненых, многие из которых умерли. Особенно тяжелыми были потери в лейб-гвардии Гренадерском полку, в котором погибли 34 из 49 офицеров. Царь Александр-II разрыдался, когда ему принесли длинный список убитых офицеров гвардии, так как большинство из них он знал лично. Турки потряли примерно полторы тысячи человек убитыми и ранеными (разбивки этой цифры я не нашел) и две с половиной тысячи – пленными.

Самое печальное – то, что, потерь при взятии Горного Дубняка можно было избежать, если бы русское командование сделало ставку не на пехоту, а на артиллерию. Ведь в Горном Дубняке не было каменных стен и казематов, способных долго противостоять фугасным снарядам и мортирным бомбам. Командир турецкого гарнизона впоследствии писал: «Мы были очень удивилены, видя, что русские идут напролом, не обработав нас предварительно артиллерийским огнем. Между тем, после двух-трех часов обстрела из 50–60 орудий мы были бы вынуждены сдаться без какого-либо урона для русских».


Войска с трофейным турецким знаменем приветствуют генерала Гурко после
захвата большого редута. На этой картине А.Д. Кившенко хорошо видно, что
на укреплении нет никаких следов артиллерийского обстрела.

Тем не менее, взятие Горного Дубняка стало важным стратегическим успехом, значительно осложнившим положение гарнизона Плевны. Скоро в оставшейся без снабжения крепости начался голод, а 28 ноября (10 декабря по новому стилю) она капитулировала после безуспешной попытки турок вырваться из окружения.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>