Кто развязал Первую мировую войну: 10 версий

Оригинал взят у [ljuser]images_of_war14[/ljuser] в Кто развязал Первую мировую войну: 10 версий

Солдаты в Первой мировой

“Лунный пейзаж”, окопы, огромные жертвы – такой Первая мировая война вошла в историю

В то время как в Европе готовятся отметить 100-летие начала Первой мировой войны, в академических кругах не утихают споры о том, на какой стране лежит вина за развязывание этой войны.

Эти споры уже вышли за рамки строго научных дискуссий. В Британии широко обсуждается то, как этот вопрос освещен в школьных учебниках.

Би-би-си обратилась к 10 ведущим историкам с просьбой высказать свое мнение об этом.В этих версиях фигурируют все основные страны-участницы конфликта: Сербия, Австро-Венгрия, Германия, Россия, Франция и Великобритания.

Сэр Макс Гастингс, военный историк

- Германия

Ни одна страна не может считаться в одиночку ответственной за развязывание войны, но Германия все-таки виновата больше всех остальных.

Только у нее одной было достаточно сил, чтобы остановить развитие конфликта в июле 1914 года. Она могла забрать свой “карт-бланш” – поддержку Австрии в ходе вторжения в Сербию. Боюсь, меня не очень убедит аргумент о том, что Сербия была в то время страной-изгоем и потому заслуживала наказания со стороны Австрии.

Я не верю в то, что Россия хотела европейской войны в 1914 году – ее правители считали, что страна будет гораздо лучше готова к ней спустя два года, завершив программу перевооружения армии.

Должна ли была Британия вступить в войну, которая стала неизбежной после 1 августа – это отдельный вопрос. По моему личному суждению, нейтралитет – не самая лучшая позиция, поскольку победы Германии на континенте не устраивали Британию, которая в тот момент доминировала на морях и в мировой финансовой системе.

Сэр Ричард Джей Эванс, профессор истории, Кембридж

- Сербия

Сербия несет самую большую ответственность за развязывание Первой мировой войны. Сербский национализм и экспансионизм были глубоко разрушительными силами, а сербская поддержка террористов из “Черной руки” – чрезвычайно безответственной.

Но Австро-Венгрия несет лишь чуть меньшую ответственность за ее паническую и чрезмерную реакцию на убийство наследника престола Габсбургов.

Перекресток в Сараево, где был убит эрцгерцог Фердинанд

Перекресток в Сараево, где был убит эрцгерцог Фердинанд

Франция всячески поощряла российскую агрессивность по отношению к Австро-Венгрии, а Германия – австрийскую непримиримость.

Британия не смогла выступить посредником, как это было в предыдущем Балканском кризисе, испугавшись германских амбиций в Европе и во всем мире. Страх этот не был вполне рациональным после того, как победа Британии в гонке морских вооружений в 1910 году стала очевидной.

Общее позитивное отношение европейских государственных деятелей к войне, обусловленное их понятиями о чести, надеждами на быструю победу и увлечением идеями социального дарвинизма стало главным фактором.

Особенно важно изучать начальный период войны в общем контексте, не разбирая в контексте последующих событий (например, сентябрьской программы Германии – определении изначальных целей и задач войны) то, что происходило в июле-августе 1914 года.

Доктор Хезер Джонс, Лондонская школа экономики

- Австро-Венгрия, Германия, Россия

Первую мировую войну спровоцировала небольшая горстка воинствующих высокопоставленных политиков и военных в Австро-Венгрии, Германии и России.

До 1914 года убийство особы королевского рода обычно не приводило к войне. Но ястребы из австро-венгерского военного истеблишмента – основные виновники войны – восприняли убийство эрцгерцога Фердинанда и его жены в Сараево боснийским сербом как вполне законный повод для захвата и уничтожения Сербии, нестабильного соседа, который пытался осуществлять экспансию за пределы своих границ на территорию Австро-Венгрии.

Сербия, опустошенная после двух балканских войн 1912-13 годов, в которых она играла ключевую роль, не хотела воевать в 1914 году.

Британские солдаты на фронте неподалеку от Ипра

Британские солдаты на фронте неподалеку от Ипра

То, что конфликт разросся до размеров Европы, произошло из-за того, что германские военные и политики подталкивали Австро-Венгрию к войне с Сербией.

Это встревожило Россию, которая поддерживала Сербию, и та объявила мобилизацию до того, как были исчерпаны все возможности мирного разрешения конфликта.

А это, в свою очередь, подтолкнуло Германию к превентивному объявлению войны России, ее союзнику Франции, а затем к решительному наступлению, частично по бельгийской территории, что вовлекло в конфликт и Британию, которая выступала гарантом безопасности Бельгии и сторонником Франции.

Джон Рол, почетный профессор истории, Университет Сассекса

- Австро-Венгрия и Германия

Первая мировая война началась не из-за случайности или дипломатической ошибки. Это был результат сговора между правительствами имперской Германии и Австро-Венгрии, которые стремились развязать войну в надежде, что Британия останется в стороне.

После 25 лет правления кайзера Вильгельма II, человека агрессивного, властного, воинственного, с его верой в прозорливость королевских особ, презрительным отношением к дипломатам, убеждением в том, что германский бог ведет его самого и всю страну к величию, те 20 человек, которых он назначил определять политику Рейха, в 1914 году выбрали войну, считая обстоятельства для нее наиболее благоприятными.

Германские генералы и адмиралы, которые доминировали в свите кайзера, были склонны к безответственному милитаризму, делавшему войну неизбежной. Как и их австрийские коллеги, они верили в то, что лучше начинать воевать, чем проявлять терпение, которое, по их мнению, унижало их.

Весной 1914 года эти люди в Берлине решили положиться на авось, понимая, какой вихрь может произвести их поддержка австрийского нападения на Сербию.

На плечи рейхсканцлера Теобальда фон Бетман-Гольвега легла задача “управления” кризисом – он должен был подорвать усилия дипломатов с тем, чтобы война началась при максимально благоприятных условиях.

Он, в частности, хотел убедить свой народ в том, что Германия подверглась нападению, и одновременно удержать Британию от вмешательства в конфликт.

Герхард Хиршфельд, профессор новой и новейшей истории, Университет Штутгарта

- Австро-Венргия, Германия, Россия, Франция, Британия и Сербия

Задолго до начала военных действий прусско-германские консервативные элиты были убеждены в том, что европейская война удовлетворит колониальные амбиции Германии, укрепит ее военный и политический авторитет в мире.

Австрийский (слева) и русский (справа) солдаты обмениваются папиросами во время Первой мировой войны.

Австрийский (слева) и русский (справа) солдаты обмениваются папиросами

Само решение о начале войны после не такого уж серьезного международного кризиса, вызванного убийством в Сараево, было принято в результате политических просчетов, боязни потерять авторитет, а также сложной системы союзнических обязательств европейских государств.

Историк Фриц Фишер называет именно военные цели, в частности – знаменитую Сентябрьскую программу 1914 года, в которой были изложены экономические и территориальные требования, главной причиной германского решения вступить в войну. Однако современные историки считают такой подход чересчур узким.

Они предпочитают рассматривать военные цели Германии, равно как и цели других воюющих стран, в контексте хода военных действий и политической ситуации во время войны.

Доктор Анника Момбауэр, Открытый университет, Британия

- Австро-Венгрия и Германия

Поискам решения загадки 1914 года посвящены целые библиотеки. Была ли война результатом случайности или плана? Была ли она неизбежной или ее запланировали? Устроили ли ее сумасшедшие или расчетливые поджигатели?

Я считаю, что она не произошла по воле случая, и что ее можно было избежать в июле 1914 года. В Вене правительство и военные хотели войны с Сербией.

Немедленной реакцией на убийство Франца Фердинанда 28 июня 1914 года стало требование компенсации от Сербии, которая, как считали в Вене, стояла за покушением и угрожала позициям Австро-Венгрии на Балканах.

Важно, что при этом дипломатическая победа считалась бессмысленной и неприемлемой. В начале июля австрийские политики выбрали войну.

Но чтобы развязать эту войну, им нужна была поддержка их главного союзника – Германии. Без поддержки Германии решение о начале войны было бы невыполнимым.

Правительство в Берлине дало союзнице “карт-бланш”, обещав безоговорочную поддержку и оказывая давление на Вену с тем, чтобы там воспользовались этой возможностью.

Обе страны понимали, что Россия, скорее всего, вступится за Сербию, и это превратит локальный конфликт в общеевропейский, но они готовы были рискнуть.

Гарантии Германии сделали возможным реализацию планов Вены – “нет” из Берлина остановило бы кризис.

С некоторым опозданием 23 июля Вена предъявила Сербии заведомо невыполнимый ультиматум.

Это было сделано потому, что Австро-Венгрия уже склонялась к войне, подстрекаемая Германией.

Обстановка казалась им идеальной, победа – возможной, ведь прожди они еще несколько лет, и Россия с Францией стали бы непобедимы.

В этой атмосфере отчаяния и самонадеянности государственные деятели Германии и Австро-Венгрии начали войну, чтобы сохранить и расширить свои империи. Войну, которая привела к их краху

Шон МакМикин, Университет Коч, Стамбул

- Австро-Венргия, Германия, Россия, Франция, Британия и Сербия

Человеку свойственно искать простые и понятные ответы на сложные вопросы, поэтому тезис о том, что единственным виновником развязывания Первой мировой войны является Германия, оказался таким живучим.

Наступление русских войск в Первой мировой

Наступление русских войск на одном из участков Юго-Западного фронта

Без германской поддержки жесткой позиции Австро-Венгрии по отношению к Сербии после Сараево, “карт-бланша”, Первая мировая война очевидно бы не началась. Соответственно, Германия виновата.

Но также и верно, что без террористического заговора в Белграде германцы и австрийцы не имели бы оснований для этого страшного выбора.

Политики в Берлине и Вене пытались локализовать конфликт на Балканах. Однако именно Россия, получив из Парижа свой “карт-бланш”, раздула этот австро-сербский конфликт до размеров Европы.

Сначала заполыхала Европа, а после того, как к войне присоединилась Британия – и весь мир.

Но первой объявила мобилизацию Россия, а не Германия. И война против двух центральных держав, в которой Россию и Сербию поддержали Франция и Британия, была желанием России, а не Германии.

Ни одна из стран не может избежать обвинений. Все пять великих держав вместе с Сербией организовали армагеддон.

Гэри Шеффилд, профессор военных исследований, Университет Вулверхэмптона

- Австро-Венгрия и Германия

Войну начали лидеры Германии и Австро-Венгрии. Вена воспользовалась возможностью, которую предоставило ей убийство эрцгерцога, чтобы попытаться разрушить ее балканского соперника Сербию.

Это было сделано с полным осознанием того, что союзник Сербии Россия вряд ли будет стоять в стороне, а это, в свою очередь, может привести к европейской войне.

Германская артиллерия в Африке

Германская артиллерия в Африке

Германия гарантировала Австрии безусловную поддержку – опять же, полностью понимая, к чему это приведет. Германия, стремясь разрушить французско-русский союз, была полностью готова пойти на риск того, что это приведет к большой войне.

Некоторые в немецких правящих кругах были рады перспективе экспансионистской войны на чужой территории.

Реакция России, Франции, а позже Британии была ответной и оборонительной.

Доктор Катриона Пеннел, старший преподаватель кафедры истории, Университет Эксетера

- Австро-Венгрия и Германия

На мой взгляд, именно политики и дипломаты в Германии и Австро-Венгрии должны нести бремя ответственности за расползание локального конфликта на Балканах до размеров европейского и затем мирового.

Германия, страдая от комплекса “младшего ребенка” в семье европейских империй, увидела возможность изменить баланс сил в свою пользу с помощью захватнической войны. 5 июля 1914 года она передала “карт-бланш” Австро-Венгерской империи, которая пыталась восстановить господство над мятежной Сербией.

Германия обещала ей поддержку – несмотря на высокую вероятность войны с Россией, союзником Франции и Великобритании.

Но не следует недооценивать и роль Австро-Венгрии. Ультиматум Сербии от 23 июля был составлен таким образом, что вероятность его принятия была ничтожна. А отказ Сербии дал Австро-Венгрии возможность объявить 28 июля войну.

Дэвид Стивенсон, профессор международной истории, Лондонская школа экономики

- Германия

Наибольшая ответственность лежит на германском правительстве. Правители Германии сделали возможной Балканскую войну, побуждая Австро-Венгрию к вторжению в Сербию, отлично понимая, во что может превратиться такой конфликт. Без германской поддержки маловероятно, что позиция Австро-Венгрии была бы такой жесткой.

Они также начали боевые действия на большом европейском театре, отправив ультиматумы России и Франции и объявив войну, когда эти ультиматумы были отвергнуты – а на самом деле, сфабриковав предлог о якобы имевшей место бомбардировке французскими самолетами Нюрнберга.

Наконец, они нарушили международные договоры, вторгшись в Люксембург и Бельгию, зная, что это вовлечет в конфликт Британию.

Это, правда, не исключает того, что были и смягчающие обстоятельства, и не означает, что ответственность лежит только на одной Германии.

Сербия устроила провокацию против Австро-Венгрии, поскольку обе страны хотели вооруженного конфликта.

Хотя центральные державы инициировали конфликт, российские власти, поощряемые Францией, с готовностью на него отреагировали.

Великобритания, возможно, могла предотвратить конфликт, прояснив свою позицию заранее. Эта позиция, даже с учетом непростой внутриполитической обстановки, была скорее пассивной, чем активной.

http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/02/140213_wwi_start_10_versions.shtml

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>