Махатма Ганди и Бурская война

Из журнала major-colville:

Статья Х.Ретмана «М.К.Ганди и Бурская война», 2012г. об истории одного заблуждения.

«Современные писатели и историки, по-видимому, испытывают непреодолимое желание видеть индийского политика М.К.Ганди в Спион-Копе во время знаменитой битвы. К сожалению, в этот знаменательный день поблизости не было  ни Ганди, ни одного из его санитаров.

Когда подполковник Торникрофт ранним утром повел войска в темноте на этот крутой холм, позади их поддерживал отряд санитаров-носильщиков. Это был Натальский Добровольческий Корпус Скорой Помощи (Natal Volunteer Ambulance Corps), имперское подразделение, которое не имело никакого отношения к Корпусу Натальской Индийской Скорой Помощи (Natal Indian Ambulance Corps) Ганди. Мы должны вернуться на несколько месяцев назад, чтобы понять, как возникла эта неразбериха и роль, которую сыграл отряд Ганди.

Возвращение в Ледисмит 31 октября 1899г.

Чтобы противостоять угрозе вторжения в колонию Наталя со стороны Бурских республик, британское правительство решило в начале сентября 1899 года усилить гарнизон в Натале 8 тысячами солдат из Индии. «Индийский» контингент начал прибывать в начале октября и был немедленно отправлен в северную часть Наталя. Среди вспомогательных войск были санитары-носильщики, которых было легко узнать не только по тюрбанам, но и по бледно-зеленым паланкинам, в просторечии известным как дули, в которых они переносили раненых. В боях, приведших к окружениию Ледисмита, эти носильщики дули восхищали всех своим поведением под огнем. Когда 2 ноября буры начали осаждать Ледисмит, эти люди с их полками были отрезаны здесь, продолжая превосходно служить в трудных условиях.

Когда началась осада, подкрепления из Британии уже направлялись в Наталь, в последующие недели прибыли тысячи солдат, и их первая цель состояла в снятии блокады Ледисмита.

В этих войсках, прибывших из Англии, не было никаких индийских носильщиков. Новый командующий в Натале, генерал сэр Редверс Буллер, иногда бывал нерешительным, но в чем он не сомневался, так в том, что его люди должны получать наилучшую медицинскую помощь. По прибытии он сразу же создал базовый госпиталь в Чивели, и были приняты меры к тому, чтобы полевые госпитали следовали за армией по мере ее продвижения. Буллеру повезло, у него был очень способный начальник медслужбы, полковник (впоследствии сэр) Томас Галлуэй.

Поскольку большинство носильщиков британской армии были заперты в Ледисмите, Галлуэй должен был найти альтернативный источник, чтобы восполнить их нехватку, и обратился к местным жителям за помощью. Был сформирован Натальский Добровольческий Корпус Скорой Помощии немедленно начат набор. Его численность достигла примерно  1800 человек. Многие новобранцы были из числа потерявших работу в результате разрушительного воздействия войны на натальскую экономику, другие были беженцами из северного Наталя и Бурских республик, некоторые добровольно вызвались просто из чувства долга. Хотя его члены были колониаламиNVAC был имперским подразделением, оплачиваемым и контролируемым британцами. Их учили выносить раненых, но они не получали никакой другой военной подготовки или униформы. Когда они прибыли на фронт, одетые в разнообразную гражданскую одежду, нагруженные всякой всячиной, которая, по их мнению, могла понадобиться в лагере, шагающие без какого-либо строя, многие регуляры восприняли их как цирк на выезде. Однако в том, как они выполняли свои обязанности, не было ничего смешного. На протяжении всей кампании они были в гуще событий, вынося раненых под сильным огнем. Многие были убиты или ранены.

Добровольческий корпус за работой.

В своей главе о Спион-Копе Кеннет Гриффит, вероятно думая, что пишет о подразделении Ганди, процитировал солдата Ланкастерского полка: «Их называют «Похитители тел» и думают, что они смешные. Но так говорит человек, который не знает что почем. Убивать таких. Эти парни из Добровольцев-носильщиков работали как герои, без сомнения. Только в одной роте тридцать из ста были выбиты».

Повязки Красного Креста, которые носили санитары, были разработаны во время Крымской войны, когда эффективная дальность стрельбы составляла четверть от того, что было в 1900 году, и были незаметны для буров  на расстоянии в почти милю. Неудивительно, что санитары часто попадали под огонь, и буров трудно винить в этом.

Дули, 1901г.

В течение этого периода м-р Ганди также был активен и стал одним из основателей Натальского Индийского Корпуса Скорой Помощи(NIAC) в Индии. К счастью, Ганди оставил подробные записи о деятельности этой части. Война была объявлена ​​11 октября 1899 года, а 19 октября Ганди при поддержке богатых индийских торговцев в Дурбане обратился к правительству Наталя с предложением сформировать Корпус индийских носильщиков-санитаров. На правительство Наталя это произвело благоприятное впечатление, но, не имея полномочий для создания такого подразделения, оно перенаправило предложение имперским властям.

Не дожидаясь официального одобрения, начался набор добровольцев. Состоятельные сторонники закупили униформу, а доктор Л.П. Бут, англиканский миссионер и врач, согласился оказать помощь корпусу и впоследствии был назначен в него медицинским офицером. В начале декабря генерал Буллер решил утвердить формирование. Корпус  NIAC, как и NVAC, будет имперским подразделением, оплачиваемым Великобританией и находящимся исключительно под британским контролем.

4й в среднем ряду доктор Ланселот Паркер Бут, 5й – Мохандас Карамчанд Ганди.

М.К.Ганди в годы Бурской войны.

13 декабря они получили приказ выступить в Эсткорт. Бывший премьер-министр Наталя Гарри Эскомб устроил прием в своем доме для руководителей корпуса, и 14 декабря примерно 25 руководителей и 600 санитаров отправились в Эсткорт, прибыв в пункт назначения в тот же день. Они разбили лагерь на ночь и на следующий день отправились поездом в Чивели, где им были вручены знаки Красного Креста и приказано выдвинуться в полевой госпиталь примерно в миле отсюда. Поскольку телег не было, они должны были сами нести свои пайки, а также большое количество сладостей, сигарет, сигар, трубок, табака и прочего, что было подарено им индийскими торговцами. Их начальники действовали как переводчики и отвечали за то, чтобы санитары выполняли свои обязанности.

Слева – повозка Индийского корпуса. В центре – “повозка Ганди” из музея. Справа- санитары (не индийские) при Коленсо.

В тот день, 15 декабря 1899 года, когда люди Ганди отправились в Чивели, британская армия потерпела поражение в Коленсо. Корпус Ганди прибыл в полевой госпиталь уставшим и испытывающим жажду в сумерках. В течение дня они слышали звуки битвы, а в полевом госпитале увидели множество раненых солдат, привезенных NVAC. Полковник Галлуэй подошел к доктору Буту и ​​спросил, готовы ли его люди помочь доставить еще около 50 раненых в больницу. Несмотря на то, что они еще не ужинали, корпус сразу же приступил к работе. На носилки было назначено по 3 санитара, каждый руководитель отвечал за 3 носилок. Лишь к 9 вечера  задание было выполнено и начали готовить ужин.

Рано утром на следующий день было приказано отнести раненых в санитарный поезд, и лишь в 11 утра был приготовлен завтрак.  Буллер приказал отступать, в результате чего люди Ганди получили приказ вернуться в Эсткорт, основную британскую базу. Они прибыли на станцию ​​Чивели в 3 часа дня, где обнаружили, что поезда до Эсткорта нет, и прождали 36 часов на станции. Той ночью их сон нарушался звуком войск Буллера, возвращающихся на свою новую базу. На следующий день они сели в поезд с открытыми платформами в Эсткорт, где они должны были разбить лагерь в течение 2 дней. 19 декабря они получили приказ о временном роспуске, а полковник Галлуэй лично поблагодарил их за оказанные услуги.

27 декабря д-ра Бута спросили, можно ли вновь получить помощь индийских санитаров. Отмечалось, что им будут предоставлены повозки, палатки и телеги с водой, а санитары понадобятся с первой недели января. М-р Ганди сообщил полковнику Галлуэю, что они «готовы выполнять свою работу до окончания войны и следовать за генералом. Они зарегистрировали свои имена в моем офисе и готовы начать немедленно. Большинство их руководителей также готовы. Доктор Бут согласен остаться, и будет действовать в качестве медицинского офицера, как и раньше, и дает согласие на нашу просьбу выступить в роли суперинтенданта, по вашему призыву или в любой иной роли, какую вы  пожелаете. Так что наш Дурбанский корпус сейчас готов и стремится начать работу, если есть необходимость».

7 января 1900 года Индийский корпус  вновь приехал  в Эсткорт, где они прошли двухнедельную подготовку, изучая, как правильно поднимать раненых, укладывать их на носилки и переносить. Чтобы улучшить физическую форму было проведено несколько марш-бросков  по пересеченной местности.

Перед рассветом 24 января британцы начали атаку на Спион Коп. В тот же день в Эсткорте корпус Ганди получил приказ в 2 часа дня выдвинуться во Фрер, что примерно в 20 милях к северу,  и прибыл туда в тот же вечер.

На следующий день корпусу было приказано перейти в полевой госпиталь в  Спирменс Хилл, на южной стороне р. Тугела, напротив Спион-Копа. Втянутость в марши и обучение окупились, корпус смог совершить переход  более 26 миль за один день.

Когда они прибыли, на перевязочном пункте  у реки Тугела у подножия Спион Копа все еще находилось значительное количество раненых солдат. 26 января секретарь полковника Галлуэя майор Бабти спросил у Корпуса, не соизволят ли они пересечь понтонный мост через реку  и перенести раненых с перевязочного пункта в госпиталь. В то же время он указал, что, как считается, понтонный мост находится в пределах досягаемости артиллерии буров, которые могут обстреливать его. Руководители и носильщики единодушно согласились выполнить задание и вслед за Бабти перешли мост, к вечеру почти все раненые были в Спирменсе.

Индийский корпус переносит раненого.

Медицинское руководство теперь столкнулось с проблемой перемещения раненых, многие из которых имели множественные ранения, из полевого лагеря у Спирменс Хилла в госпиталь и поезда в Чивели.  Перевозка на телеге или повозке по ухабистой  каменистой дороге причинила бы сильную боль для раненых,  многие могли не пережить путешествие. Поэтому было решено перенести их на носилках и люди Ганди были выбраны для этой задачи. В течение трех недель носильщики носили раненых по этой долгой дороге и при этом спасли их от боли и, вероятно, сохранили многие жизни.

Санитары Ганди.

Ледисмит был деблокирован 28 февраля 1900 года и вскоре Натальский  Индийский Корпус Скорой Помощи был расформирован. Позже Ганди и другие руководители получили Королевские медали Южной Африки, которые, наверное, порадовали всех, кроме, пожалуй, рядовых санитаров. Генерал Буллер положительно отзывался о работе Индийского корпуса, а сэр Джон Робинсон, член Законодательного собрания и первый премьер-министр Колонии, выступая перед корпусом, заявил:

«Несмотря на то, что вы были отстранены от действительной службы в полевых условиях, вы смогли сделать отличную работу по оказанию помощи раненым. Не будет слишком горячо поблагодарить вашего способного земляка, мистера Ганди, за его своевременные, бескорыстные и крайне полезные действия по добровольной организации корпуса санитаров-носильщиков, за работу на фронте в момент, когда их труды были крайне необходимы для выполнения трудных обязанностей, опыт которых, как оказалось, ни в коем случае не был лишен опасности. Все  причастные к этой службе  заслуживают благодарного признания общества».

Можно задаться вопросом, почему этих санитаров не попросили работать под огнем? Вероятно, ответ таков: многие из них, если не большинство, не понимали по-английски и говорили на самых разных языках. На поле боя потребовались бы переводчики, что было бы непрактично.

Насколько известно автору, Ганди никогда не утверждал, что он участвовал в боях при Спион-Копе или где-либо еще, и, несомненно, он был бы очень смущен этими ложными заявлениями. В то же время отвлекается внимание от выдающегося гуманитарного опыта, связанного с переноской сотен раненых на 26 миль по суровому вельду до Чивели».

В дополнение к этой работе данные из статьи Хитер Браун «Ганди и Натальский Индийский Корпус». Автор дает широкие описания общей обстановки в Африкеи истории Бурской войны, в частности битвы при Коленсо и Спион-Копе. Не понимая при этом, что они не относятся к истории отряда Ганди непосредственно. Более того, она не просто тиражирует легенду о непосредственном участии Ганди в бою, но пишет, что Ганди был одним из 3 санитаров, что лично вынесли смертельно раненого генерала Эдуарда Вудгейта!

С другой стороны, многие дополнительные факты интересны и дают лучшее понимание, чем узкоспециализированная статья Ретмана.

Итак, как известно в Африке Ганди жил долго, с 1893г. К конфликту англичан и буров Ганди подошел с «гибким идеализмом». Он “признавал безнравственность войны“ и то, что его ”участие в войне никогда не может быть совместимо с ахимсой, или ненасилием”. Однако Ганди понимал, что продолжение существования человечества часто сопряжено с насилием, и в отношении своего национализма Ганди интерпретировал свою роль как служение британскому правлению. Вторжение буров в Наталь в октябре 1899 года дало Ганди и его единомышленникам возможность получить политическую выгоду, продемонстрировав свою преданность империи, хотя личные симпатии Ганди были на стороне буров. Также служба должна была показать равноправие индусов с остальными гражданами Британской империи.

Как только новости о военных действиях достигли Ганди, он написал колониальному секретарю Наталя, приложив список индийцев, “которые предложили свои услуги безоговорочно” и “без оплаты” имперским властям. Ганди признался, что добровольцы не проходили боевой подготовки и не умеют обращаться с оружием. Однако Ганди предположил, что существуют и «другие обязанности, не менее важные на поле боя». Первоначально Натальское правительство проигнорировало этот проект, но проблемы на фронте вынудили их принять предложение индийцев. В корпусе было 300 свободных индусов (из них 37 считались старшими, руководителями) и 800 рабочих с сахарных плантаций, фактически несвободных. Они заключали контракт с работодателем на определённый срок, а тот имел право передавать их, что собственно и произошло во время войны. За ними был установлен особый надзор, дабы не дезертировали.

Отдельно прописывалось «освобождение от службы под огнем», генерал Буллер не принуждал их рисковать, но на практике неписаным правилом было осознание, что они добровольцы и их усилия будут оценены. Ганди призывал не оставаться в стороне от опасностей, и приветствовал возможности. Это к вопросу о просьбе, а не приказе майора, и обстреливаемом мосте.

За службу Ганди получил не только Королевскую южноафриканскою медаль, но и  золотую медаль от индийского правительства Кайсар-и-Хинд. Позже, вместе с полученной в 1906г. «Зулусской медалью» (Так она видимо называет «Медаль Натальского туземного восстания»), Ганди сдал их в знак протеста против политики Великобритании в отношении Индии.

Индийский санитар под огнем. Худ. Р.К. Вудвиль.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>