Мемориальное кладбище Эренфридхоф

Вести из Германии, из города Хайдельберг (Heidelberg, в России издавна используется транскрипция “Гейдельберг”).

Недавно на сайте www.sowjetische-memoriale.de нашел информацию, что на одном из местных кладбищ (Bergfriedhof) покоятся несколько сотен советских военнопленных и “остарбайтеров” (людей, во время войны угнанных на принудительные работы в Германию). Съездил на это кладбище, но русских могил не нашел.

Тогда я позвонил управляющему, он поднял документы и выяснилось, что советские военные захоронения ещё в конце 60-х – начале 70-х годов XX века перенесли на мемориальное кладбище Эренфридхоф (Ehrenfriedhof). Это совсем недалеко, но этот мемориал очень большой и расположен в лесу, самому эти могилы не разыскать. Дал мне контакты садовника, который присматривает там за растительностью – он поможет найти.

В начале этой недели по случаю Дня Победы я решил навестить захоронения. Позвонил садовнику и договорился о посещении. Я думал, он просто покажет мне место на карте. Но он оказался человек ответственный, нашел списки похороненных, номера могил, планы расположения – вообще всё что было (я потом эти материалы отправил в Германо-Российский музей “Берлин-Карлсхорст”). А под конец предложил свозить и показать. Я, разумеется, сразу согласился.

Поехали. Пасмурно, дождь накрапывает. Дорога в гору, посреди векового леса. Эренфридхоф – монумент основательный, там хоронили ещё погибших в Первой Мировой. Иностранцев тоже, но большинство не-германских захоронений потом вывозили в родные страны.

И вот привозит он меня на место. Несколько рядов могил в лесу.

Видно, что ухаживают – иначе чаща всё бы давно поглотила.

Каменная плита, а на ней букет цветов.

Вообще-то правила этого кладбища цветы и свечи запрещают, но, как сказал садовник, цветы все равно кто-то приносит и на это смотрят сквозь пальцы, лишь бы свечи не оставляли, лес ведь, не дай бог полыхнет.

На каждом захоронении – небольшое надгробие с именем и годами жизни.

Очень не по себе на это смотреть. Человек всего месяц до конца войны не дожил. Двадцати лет ему не было.

Но от него хоть имя запомнилось. Другим не досталось и того – “неизвестный иностранный рабочий”.

Вот такая судьба – лежать на чужбине, даже без надежды, что родные когда-нибудь тебя найдут. Эти люди не думали, что им такое выпадет.

Уезжал в подавленном настроении. Сколько народу домой не вернулось…

На выезде с кладбища садовник вдруг резко затормозил. Смотрите, говорит, аист! И правда, стоит меж деревьев прямо напротив ворот. Садовник сказал, давно здесь аистов не было видно, и вдруг – именно сегодня. Это, говорит, доброе предзнаменование.

Ох, надеюсь.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>