Механические самураи: беспилотный перехватчик “Shusui-Shiki”

С началом массированных бомбардировок Японии в конце 1944 года, японские пилоты часто стали прибегать к воздушному тарану, чтобы компенсировать недостатки своих перехватчиков. Оборонительное вооружение новейших американских бомбардировщиков B-29 было чрезвычайно мощным, и таранная атака порой была единственным способом остановить их. И не только остановить, но и выжить хотя японские пилоты без колебаний прибегали и к лобовому тарану, обычно они все-таки старались использовать менее “травматичную” тактику ударов по крылу или оперению, которая позволяла сохранить свой самолет более-менее целым.

В своих привычных традициях, японская армия создала добровольческие подразделения таранных пилотов “Hagakure-Tai”. Однако, особого энтузиазма у командования эта идея не вызвала. Если с потерей пилотов самолетов-снарядов “Ока” японцы еще были готовы смириться, то потеря обученных пилотов-перехватчиков представлялась слишком дорогим удовольствием. Помимо этого, с чисто практической точки зрения пилот был самой слабой частью таранного перехватчика, с наибольшей вероятностью пострадать от сотрясения. Идеальным вариантом было бы заменить пилота аппаратурой дистанционного управления.

Проект “Shusui-Shiki Kayaku Rocketto” (рус. “Таранная ракета “Осенний Дождь”), был начат Бюро Аэронавтики по инициативе японского флота в марте 1945 года. В основе идеи было создание беспилотного таранного перехватчика, приводимого в движение твердотопливными ракетными двигателями по сути дела, таранящей зенитной ракеты, способной затем спланировать обратно на аэродром. Программа выглядела достаточно перспективно, чтобы заинтересовать не только флот, но и армию. Бюро Аэронавтики (Kokukyoko) также предложило пилотируемую версию аппарата, несколько увеличенную в размерах и с крылом большей стреловидности вероятно, для подстраховки на случай задержек с разработкой системы управления. По иронии судьбы, именно пилотируемая версия, существовавшая лишь в виде эскиза, стала наиболее известна после войны.

Современная реконструкция предполагаемого вида беспилотного таранного перехватчика “Осенний Дождь”.

Корпус “Осеннего Дождя” имел форму пули, вероятно, заимствованную от ракетного перехватчика J8M лицензионной версии немецкого Me.163 “Комета”. Стреловидные крылья размахом около 4,5 метров были наклонены под углом в 30 градусов, и в хвостовой части выступал очень высокий вертикальный стабилизатор с рулем направления. Вес полностью снаряженной “таранной ракеты” с установленными двигателями составлял 800 килограмм, пустой не превышал 200 килограмм.

Крылья “таранной ракеты” имели усиленный набор и стальную переднюю кромку. Именно они и являлись основным “вооружением” аппарата. Усиленная передняя кромка крыла должна была рассекать дюралевые конструкции хвостового оперения либо крыла американских бомбардировщиков B-29, при этом без особого вреда для самого “Осеннего Дождя”. В случае промаха аппарат сохранял бы достаточную инерцию и кинетическую энергию, чтобы попытаться повторить заход. Также усилена была передняя часть фюзеляжа, подвергавшаяся наибольшему риску повреждения.

Посадочного шасси не имелось – предполагалось, что усиленный фюзеляж сравнительно легкого аппарата благополучно переживет посадку “на брюхо”. Также возможно, что для мягкой посадки в передней части была предусмотрена выдвижная посадочная лыжа.

“Осенний Дождь” должен был приводиться в движение четырьмя твердотопливными ракетными двигателями Тип 4 Марк 1 Модель 20 аналогичными применявшимся на самолете-снаряде камикадзе “Ока”. Двигатели располагались крестообразно в кормовой части аппарата, сопла были утоплены в фюзеляж во избежание повреждения при таране. Каждая ракета развивала около 267-270 кг тяги в течение девяти секунд горения. Работая совместно, четыре ракеты развивали почти тонну тяги, что теоретически – позволяло разогнать маленькую и легкую машину до трансзвуковых скоростей. Однако, представляется более вероятным, что двигатели должны были приводиться в действие попарно, подобно ракетному перехватчику “Shinryu”.

Схема ракетного двигателя Тип 4 Марк 1 Модель 20. 

Неясно, как именно “таранная ракета” должна была подниматься в воздух. Хотя четыре двигателя вполне могли оторвать ракету от земли, для маневра на высоте энергии у нее не осталось бы. Высказываются три возможные версии:

* Наземный старт с помощью подвесных ускорителей. Подобное решение предполагалось использовать на ракетном перехватчике “Shinryu”, использовавшем сбрасываемую колесную тележку. В случае с много более легкой беспилотной ракетой, возможным представляется и вертикальный старт с рампы.
* Наземный старт с разгонной катапульты. Подобное решение предполагалось для самолетов-снарядов камикадзе “Ока” Тип 43, и по некоторым предположениям могло испытываться в конце войны для созданного на основе “Оки” ракетного перехватчика “Сузуки 24” (если таковой реально существовал, разумеется).

Стартовая катапульта для наземного пуска самолетов-снарядов.

* Воздушный запуск с помощью самолета-носителя или самолета-буксировщика. Подобное решение представляется наиболее логичным с учетом необходимости управлять ракетой в полете. Кроме того, подобное решение позволило бы наиболее рационально использовать энергию ракетных двигателей, используя их для набора скорости непосредственно перед атакой. Однако, оборотной стороной является потребность в запуске самолета-буксировщика, что существенно увеличивало время реакции.

Время набора высоты в 10000 метров, согласно сохранившимся предварительным расчетам, не должно было превышать 100 секунд. Продолжительность полета зависела от набранной высоты и запаса кинетической энергии, и, вероятно, не превосходила 10-15 минут.

Аппарат должен был наводиться на цель дистанционно, при помощи радиосистемы управления. Никаких деталей ее описания не сохранилось и не факт даже, что она была спроектирована, поскольку работы над “Осенним Дождем” не успели продвинуться дальше изготовления макета для аэродинамических испытаний.

Как правило, подразумевается, что управление осуществлялось бы с земли, подобно обычной зенитной ракете. Однако, мне это представляется сомнительным. Управление таранным перехватчиком с земли представляло бы существенную сложность, ввиду проблем с точным определением высоты полета и относительного расстояния между “Осенним Дождем” и его целью. Поскольку “Осенний Дождь” не нес боевой части, единственным способом поразить противника для него было бы прямое попадание – и выполнить такое, наблюдая за аппаратом снизу и под углом представлялось нелегкой задачей.

Я предполагаю, что наведение “Осеннего Дождя” должно было осуществляться с борта самолета управления, занявшего позицию сверху и позади строя американских бомбардировщиков. В таком случае, запущенный (с самолета или наземной установки) “Осенний Дождь” вводился в поле зрения оператора на самолете, и мог быть наведен на американский бомбардировщик простой “трехточкой”, визуальным отслеживанием и командным приведением к линии визирования цели. Оператор, видимо, управлял бы аппаратом командами “вправо-влево, вверх-вниз” и отдельной командой на зажигание каждой пары двигателей.

Предполагаемое применение “Осеннего дождя” выглядело в этом случае, вероятно, так:

* Ракета поднималась в воздух (тем или иным способом) при приближении построения американских бомбардировщиков.
* Набрав необходимую для перехвата высоту (порядка 10000 метров), ракета вводилась в поле зрения оператора на самолете управления.
* Оператор удерживал планирующую ракету на линии визирования американского бомбардировщика перед собой. При необходимости, он мог задействовать ракетные ускорители для набора скорости перед атакой или для повторного набора высоты в случае промаха.
* После атаки (если ракета оставалась целой и подчинялась командам), оператор направлял планирующую ракету на аэродром для переснаряжения.
* Посадка на аэродром, вероятно, осуществлялась путем переключения управления ракетой с самолета на наземный командный пункт и дальнейшего приведения планирующего аппарата к летной полосе.
* После посадки, наземная команда быстро заменяла отгоревшие твердотопливные двигатели на новые, и снова готовила аппарат к вылету.

Проект “таранной ракеты” разрабатывался некоторое время, но сколько-нибудь далеко не продвинулся. К моменту капитуляции Японии, был готов только деревянный макет для аэродинамических испытаний в масштабе 1:10. Исходя из сравнительно простой конструкции проекта и наличия в Японии определенного опыта создания аппаратуры радиоуправления (армейской программы противокорабельных ракет “I-Go” и флотской программы зенитных ракет “Funryu”), “Осенний Дождь”, вероятно, мог быть поставлен на боевое дежурство в относительнокороткие сроки.

Теоретически, проект сулил приемлемую эффективность и рациональное использование крайне ограниченных японских ресурсов. С практической же точки зрения, достижение прямого попадания таранным перехватчиком в летящий бомбардировщик (да еще и, вероятно, в ночных условиях) было бы крайне непростой задачей. Вероятно, более эффективным решением было бы установить на “Осеннем Дожде” боевую часть – подрываемую радиокомандно, либо с помощью неконтактного взрывателя, образцы которых были успешно созданы японцами – или, если уж многоразовость аппарата была критична, то оснастить его сбрасываемыми кассетами “противосамолетных” бомбочек.

Японская “противосамолетная” кассетная бомба Ta-Dan Type 2: начинена 30 (тридцатью) 0,3-килограммовыми суббоеприпасами

Особенный интерес представляет стремление японцев использовать твердотопливные двигательные установки на перехватчиках. Хотя жидкостные двигатели в 1940-ых были, несомненно, значительно эффективнее твердотопливных, они также были гораздо сложнее в производстве и эксплуатации, требовали более аккуратного обращения и тщательной сборки. В этом отношении, японцы продемонстрировали весьма похвальную рациональность, понимая, что самолет-перехватчик должен работать не только в лабораторных, но и в реальных боевых условиях.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>