«На честном слове и на одном крыле» — об истории одной песни



* пост навеян рассказом о бомбардировщиках в Гамильтоне.

Последняя известная ее реинкарнация известна нам в исполнении «Чижа», и является смесью русского и английского текста (Чиж вообще почему-то военные песни любит, взять те же «На поле танки грохотали» или «Фантом» — это еще отдельная история).

А до этого ее исполнял никто иной как Леонид Утесов вместе со своей дочерью Эдит под названием «Бомбардировщики».

Судя вот по этой грампластинке название песни все же было «Песня американских бомбардировщиков»

Photobucket

Вот ее текст в переводе Самуила Болотина и Татьяны Сикорской:

Был озабочен очень воздушный наш народ —
К нам не вернулся ночью с бомбёжки самолёт.
Радисты скребли в эфире, волну ловя едва,
И вот без пяти четыре услышали слова:

«Мы летим, ковыляя во мгле,
Мы ползём на последнем крыле,
Бак пробит, хвост горит, но машина летит
На честном слове и на одном крыле.

Ну, дела! Ночь была!
Их объекты разбомбили мы дотла!

Мы ушли, ковыляя во мгле,
Мы к родной подлетаем земле.
Вся команда цела, и машина пришла —
На честном слове и на одном крыле».

Но вернемся к первоисточнику — песня была написана в 1943 году композитором Джимми Макхью на слова Гарольда Адамсона. Вот они перед вами.

Вот ее текст.

«One of our planes was missing
Two hours overdue,
One of our planes was missing
With all it's gallant crew,
The radio sets were humming,
They waited for a word,
Then a voice broke through the humming
And this is what they heard:

«Comin' in on a wing and a prayer,
Comin' in on a wing and a prayer,
Though there's one motor gone
We can still carry on,
Comin' in on a wing and a prayer.
What a show! What a fight!
Yes, we really hit our target for tonight!

How we sing as we limp through the air,
Look below, there's our field over there,
With our full crew aboard
And our trust in the Lord
We're comin' in on a wing and a prayer».

А вот история, которая вдохновила на ее создание:

"26 февраля 1943 года B-17 «The Southern Comfort» с экипажем Хью Ашкрафта младшего из Шарлотты, Северная Каролина (Hugh G. Ashcraft, Jr. of Charlotte, North Carolina) возвращался с боевого задания из Германии на базу в Англии. Самолет был подбит зенитным огнем и лишился одного двигателя. В полете Ашкрафт сказал своему экипажу: «Кто хочет пусть молится». Самолет вернулся на базу, а в северокаролинских газетах написали об этом событии, упомянув, что команда «вымолила» возвращение самолета на базу. Ашкрафт стал популярной личностью, а после войны президентом сети супермаркетов Harris Teeter.

Экипаж «The Southern Comfort» у своего самолета, 1942 год. Ашкрафт стоит в центре.

Песня очень быстро стала хитом и кто только ее не исполнял. Негритянский квартет Four Vagabonds

Вера Линн

Анна Шелтон, с которой, судя по всему, и перепели Утесовы.

А вот совместный ремикс (говорят, что на пластинке выше было что-то в таком духе — с текстами на разных языках).

Кто распознал видеоряд?

Осталось еще несколько штрихов.

В Британии во время войны американский хит не прошел цензуру BBC поскольку «содержал кощунственную смесь религиозных понятий и мелодию фокстрота».

«On a wing and a prayer» и «на честном слове и на одном крыле» стали крылатыми фразами в обоих языках. Настолько крылатыми, что американцы даже сняли в 1944 году фильм «Wing and a prayer».



Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>