О сюртуке замолвим слово…

Рассказывает и показывают юзер major-colville:

Обер-офицер 3го Александровского военного училища, 1885г.

Обер-офицер 3го Александровского военного училища, 1885г.

Сюртук, смесь фрака и кафтана, был весьма популярен в гражданской моде I половины XIX века. Он воспринимался как верхняя одежда, шился из сукна, но в нем можно было находиться и в помещении. В отличие от фрака, сюртук был достаточно «демократичен» и мог носиться людьми разных сословий.

Мундирный сюртук дворян, 1832г.

Мундирный сюртук дворян, 1832г.

В армии было примерно также – сюртук воспринимался как что-то менее официальное и более удобное, чем шинели или мундиры. В Николаевскую эпоху сюртук из простоватой походной одежды трансформировался в предмет щегольства, покрои стали варьироваться и т.п.

Его шили из хорошего тонкого сукна, с таким же старанием как мундир, особенно в Гвардии. Модный сюртук был коротким, чуть выше колена, приталенным, в обтяжку. Его носили уже не поверх мундира, а вместо него, не только в походе и в лагере, но и вне строя, для прогулок и визитов, а также в карауле в ночное время. Как ни тесен был модный сюртук, он все же оставался просторнее мундира. Офицер-преображенец писал:

«После зори, по уставу, люди надевали шинели, а офицеры сюртуки, что при тогдашних узких мундирах было сущим наслаждением».

Худ. А.И.Гебенс. Фрагмент картины «Группа военных чинов Лейб-Гвардии Уланского полка», 1853г. В сюртуке – генерал-майор Шевич.

Худ. А.И.Гебенс. Фрагмент картины «Группа военных чинов Лейб-Гвардии Уланского полка», 1853г. В сюртуке – генерал-майор Шевич.
Чины Лейб-Гвардии Гусарского полка, 1840-50е гг.

Чины Лейб-Гвардии Гусарского полка, 1840-50е гг.

К началу ХХ века сюртук уже считался анахронизмом и постепенно выходил из употребления. Особенное возмущение он вызывал в кавалерии, ибо был неудобен при верховой езде, а на фоне отмены традиционной уланской и гусарской формы вызывал уже и «идеологическое» отторжение. В 1908г. в Гвардейской кавалерии сюртуки были оставлены лишь офицерам и генералам кирасирских полков. Про него говорили, что он «связывает свободу движений, покрой, в сущности, двубортный, но устроен так, что мундир или сюртук можно застегивать только на одну, правую, сторону, и, значит, борта менять нельзя, да и самый способ застегивания очень затруднительный».

С другой стороны, сюртук  уже оброс различными традициями и ореолом стильности. Некоторые офицеры, несмотря на запреты,  шили себе сюртуки не из темно-зеленого, а черного цвета. Интересно, что в Лейб-Гвардии Конному полку, наоборот, полагался темно-зеленый сюртук, а не черный, как официально в других кирасирских полках. В Лейб-Гвардии Финляндском полку сюртук с эполетами считался вечерней одеждой, и наоборот, тщательно следили, чтобы никто не надевал сюртук с эполетами днем.

«Первая дивизия, как армейская, так и гвардейская, по обшлагу сюртука имела вместо красного белый кант, а вместо черной, как я уже говорил, красную подкладку. Этим белым кантом и красной, генеральской, подкладкой мы чрезвычайно гордились. Бывало садясь, или доставая носовой платок, отворотишь полу сюртука и чувствуешь себя генералом».

Сюртук хорошо подчеркивал стройную фигуру, хотя в большинстве случаев придавал владельцу натянутый и чопорный вид. Его пошив требовал особой искусности и навыков портного, ведь грудь делалась цельная, без всяких разрезов. «Такая отделка производилась и производится для чинов русской армии, лишь русскими портными. Иностранные же портные такой отделки не знают и их покрой этого напрасного труда не требует…»

Впрочем, были и альтернативные варианты «улучшить» фигуру – подкладка ватой. Это считалось «прусским стилем» и высмеивалось, но…

Офицеры Лейб-Гвардии Кавалергардского полка, 1904г.

Офицеры Лейб-Гвардии Кавалергардского полка, 1904г.

«Дорого брал за свою работу старик Норденштрем, однако он был истинным художником в своем деле. Иные неказистые и неуклюжие фигуры, облекаясь в мундиры и сюртуки его работы, вдруг, как по волшебству, приобретали стройность, изящность и благородство осанки. Скроенные Норденштремом мундиры и пальто носили именно тот отпечаток строгого изящества и хорошего тона, который так выгодно отличал внешность столичных франтов от их провинциальных собратьев. 

Когда в ателье Норденштрема я смотрел в огромное тройное трюмо, мне делалось удивительно радостно и вместе с тем как-то жутко при одной мысли, что тот стройный и в высшей степени элегантный гвардейский офицер в строгом черном сюртуке на белой шелковой подкладке, который глядел на меня из глубины зеркала, — не кто иной, как я сам, собственной своей персоной!»

Прапорщик 45й артиллерийской бригады, 1904-1905гг.

Прапорщик 45й артиллерийской бригады, 1904-1905гг.

Офицер-семеновец Макаров написал целую оду сюртуку: «Вместе с киверами и лацканами, в 1917 году отошел в историю русский офицерский сюртук, одежда очень несовременная и для ношения очень неудобная, но с которой связано много воспоминаний. На Бородинском поле на скамейке в расстегнутом сюртуке сидел Кутузов. На военном совете в Филях в сюртуке был начальник штаба Беннигсен. Недаром сидевшая в это время на печи девочка Малаша про себя называла его «длиннополым». В сюртуке с огромными, по тогдашней моде эполетами, нарисован Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов. В «Герое нашего времени» штабс-капитан Максим Максимыч по Военно-Грузинской дороге идет за повозкой «в сюртуке без эполет». Была и такая форма и носилась очень часто, так как погон тогда не существовало. 

М.Ю. Лермонтов. Слева - в сюртуке Лейб-Гвардии Гусарского полка, 1838г., Справа - в сюртуке Тенгинского пехотного полка без эполет.

М.Ю. Лермонтов. Слева – в сюртуке Лейб-Гвардии Гусарского полка, 1838г., Справа – в сюртуке Тенгинского пехотного полка без эполет.

Во времена Николая I и раньше воротники на сюртуках носили очень высокие, но с прямыми острыми углами. Застегнутый на все крючки, такой воротник сплошным хомутом охватывал шею и подпирал щеки. Зато сюртук разрешалось расстегивать, чем тогдашний офицеры и пользовались. Чтобы высокий воротник не слишком резал шею, в виде галстука, шею обматывали черной шелковой косынкой, a под сюртук надевали белый жилет. 

В наше время углы воротника закруглили, чем сделали сюртук более удобным для ношения, но зато исчезла милая шелковая косынка и заменилась простым шелковым язычком, который носился на воротнике на резинке вокруг шеи. На практике, так как воротники и у нас носились очень высокие, и под ними крахмального воротничка было не видно, этот галстук часто заменялся простым шелковым лоскуточком, который пришивался изнутри прямо к воротнику. Официально исчезли и расстегнутые сюртуки. Неофициально, в интимной компании, в память прошлого, мы сюртуки все же расстегивали, а под ними, как и в старину, носили высокие пикейные жилетки с золотыми пуговицами. Так как не только полы были на красной подкладке, но и борты гвардейского сюртука были подбиты красным сукном, расстегнутый сюртук с белой жилеткой и с черным маленьким галстуком, была красивая элегантная форма. С мундиром и сюртуком рубашки полагалось носить белые. Надеть под мундир или под сюртук цветную рубашку было преступление. 

Во всех армиях существовали свои «военные щеголи», которые задавали тон и устанавливали неписанные законы военной одежды. Были они и у нас. И военные моды шли, конечно, из Петербурга. Первыми военными портными в Петербурге считались Норденштрем, у которого шил царь и Даронин. Сюртук у них стоил 100 рублей. Сюртук должен был быть отнюдь не длинный, чуть выше колеи, просторный и широкий, чуть в талию, но настолько свободный, что когда подымешь руки, он должен был свободно ездить вниз и вверх по туловищу. В сюртуке, также как и в мундире, должны были быть показаны грудь и плечи, по подкладывать для этого вату, отнюдь не разрешалось. Помню, как во время последней примерки, старик Даронин нарочно совал мой палец во все соответствующие места, дабы я мог самолично убедиться, что в сюртуке ничего не подложено. 

Помню также, что второй и третий сюртук я шил себе совершенно равнодушно, но когда облекался в первый, то испытывал такой же трепет, какой, говорят, испытывают молодые девицы первый раз в жизни надевающие бальное платье. Забыл еще сказать, что по военным канонам красная подкладка на мундире и на сюртуке должна была быть не шелковая, а шерстяная, кашемировая. Это было очень неудобно, так как благодаря этой подкладке при ходьбе, особенно в шашке и в пальто, полы сюртука неукоснительно сбивались наперед и их постоянно приходилось обдергивать. Но ничего нельзя было поделать. Таково было неписаное правило. И когда раз из Москвы к нам приехали молодые офицеры с шелковыми подкладками на сюртуках, им их велено было переменить. 

Во французской армии сюртуков не полагалось, но они были и у немцев и у англичан. Немецкой ноги в нашем  Собрании на моей памяти не бывало, но раз приехала депутация 2-го Гвардейского Королевского Шотландского полка*. Это был как раз полк в английской армии соответствовавший нашему. Офицеры были в длинных штанах и в сюртуках очень похожих на наши. Поверх сюртуков они носили серебряные пояса — шарфы, совершенно такие, какие носили в нашей армии во времена Александра II, т. е. со спускавшимися сбоку ниже колен двумя, концами, оканчивавшимися серебряными кистями».

* На самом деле Королевские шотландцы были старейшим, первым, армейским пешим полком, а Шотландская Гвардия – не 2й, а 3й полк Гвардии, и без титула Королевский.

"Печорин" (2012).

“Печорин” (2012).

В кинематографе сюртук встречается неоднократно, но особо отметим сериал «Сатисфакция» (2006). Здесь это фактически единственная (и правильная) военная одежда.

"Сатисфакция" (2006)

“Сатисфакция” (2006)

Если не считать, конечно, «мундир» юнкеров – без фалд или пол…

Сабля на плечевой шашечной портупее напоминает цитату Сухомлинова о переходной гусарско-драгунской форме 1880х…

Марат Башаров в роли императора Николая I...

Марат Башаров в роли императора Николая I…
...и настоящий на картине Б.П. Виллевальде, 1854г.

…и настоящий на картине Б.П. Виллевальде, 1854г.

Вообще, исторического здесь мало, хотя сам сериал довольно забавный и бодрый, так что лучше отметить хорошие моменты. Диалоги офицеров за картами дословно совпадают с разговорами офицеров Ахал-Текинской экспедиции из воспоминаний гардемарина А.А.Майера, а стихотворение, которое читает один из героев, принадлежит перу корнета Лубенского гусарского полка Демидова.

Вы замунштучили меня

И полным вьюком оседлали,

И как ремонтного коня,

К себе на корду привязали.

Повсюду слышу голос Ваш,

В сигналах Вас припоминаю,

И часто вместо «рысью марш!»

Я Ваше имя повторяю.

Несу Вам исповедь мою,

Мой ангел, Вам и рапортую,

Что я Вас более люблю

Чем пунш и лошадь верховую!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>