Объект “Скала” в Виннице

Городу Винница, в силу его географического расположения, повезло с различного рода секретными объектами. На протяжении всего двадцатого века тут располагались то чей-нибудь штаб, то командный пункт, а то и все вместе. Чего стоит одна только ставка Гитлера, расположенная вблизи, в селе Стрижавка. Есть своя ставка и в черте города, В народе ее называют “Ставка Ворошилова” (спасибо [ljuser]komariv[/ljuser] за экскурсию), и слагают о ней, пожалуй, не меньше легенд, чем о Вервольфе.

Возникновению легенд способствуют два фактора. Во-первых, данный объект занимался военными до немецкой оккупации, во время, и после нее. Помимо прочего, в “Скале” был командный пункт укрепрайона, узел связи Вермахта, командные пункты послевоенных авиаторов. Потому истории о ее возможном предназначении множились и сплетались друг с другом во всех возможных сочетаниях. Во-вторых, возникновению ореола таинственности и даже некоторой мистичности способствует закрытость объекта. Даже сейчас чтобы проникнуть внутрь нужно пройти КПП на входе в военный санаторий, а затем встретиться с настоятелем церкви, которой сейчас принадлежат помещения, и добиться его разрешения.
Нам с вами, конечно же, проще. Прямо сейчас мы направим свои виртуальные стопы на территорию объекта, пройдем по его подземельям, и увидим, как там все было устроено раньше.
Использованы фото Вашего покорного слуги, и фото, предоставленные исследователем фортификации Виталием Скибенко. Фото на тему “Как это было” сделаны Вашим покорным слугой в аналогичном объекте, ставшим музеем в Коростене.


1. Первое, что бросается в глаза – разрушенная котельная. Она тут еще с довоенных времен, во время постройки объекта как командного пункта Летичевского укрепрайона (ЛеУР). Собственно, КП ЛеУРа – это первое предназначение ставки, однако в этой роли она не использовалась. После окончания постройки в 38-м году необходимость в таком КП отпала, и ее стали планировать как КП Юго-Западного направления. Однако, в связи с “освободительными походами” в 40-м, объект вновь стал не нужен. Впервые “Скала” стала использоваться только 24-го июня 1941 г. как КП Южного фронта.
Пристройка слева – уже послевоенная.


2. Наверх, на скалу, поднимается лестница. Когда-то по ней поднимались советские военные. Потом немецкие, потом опять советские, потом дети, бомжи, и все, кому не лень. Теперь ступени ведут в тупик. Или, может, пока ведут?


3. Помещения отданы церкви. На фото облагороженный запасной (он же сейчас единственный) вход в подземелья. Дверь послевоенная, рассчитана на большие нагрузки от ударной волны при ядерном взрыве. Сама конструкция входа довоенная, предусматривает сквозник (заложенный проем справа). Оттуда, при попытке штурмовой группы противника подорвать дверь, выйдет ударная волна, не создавая убийственного давления внутри.


4. Пойдем мимо котельной к главному входу. Правда природа красивая? А еще и маскировка обеспечивается.


5. Вид на котельную с лестницы.


6. Главный вход. Увы, закрыто.


7. Заваленный сквозник главного входа. Запомните это фото. А пока пойдем наверх.


8. Вид сверху на проход к главному входу. А река перед нами – Южный Буг.


9. Наверху, на скале, следы подводящих коммуникаций.


10. Главный вход, вид с крыши котельной.


11. Перед тем, как идти внутрь, изучим схему сооружения. Там же написаны роли, которые выполняли эти подземелья. Продолжим этот ряд: после ухода военных тут разводили грибы, потом тут жили бомжи и употребляли всякую гадость наркоманы, а теперь здесь хранится церковная утварь. А вот “Бункер Ворошилова” – название разговорное, просто во времена постройки Ворошилов был очень популярен в СССР. Как сейчас Сталлоне или Брюс Уиллис.


12. Дверь главного входа (на схеме правый), вид изнутри. Как мы туда попали? Так ведь экскурсия у нас виртуальная, в виртуальном пространстве еще не то можно.


13. Помните просьбу запомнить фото выше? Это тот же сквозник, вид изнутри. Приваренный к потолку рельс использовался при демонтаже оборудования. Но что бы было, если бы сюда в бытность сооружения КП ЛеУРа прорвалась бы штурмовая группа?


14. Она уперлась бы вот в такую противоштурмовую решетку, а изнутри вели бы огонь защитники бункера. Фото из Коростеня.


15. Осторожно! Прямо у входа водяной колодец (по науке называется “глубинный ввод”) глубиной девять метров, не упадите. На схеме он под номером 23. В колодце установлен насос. Скоб-трап, сделанный для обслуживания, с завидной регулярностью порождает нелепые слухи о наличии подземного хода.


16. Сразу у колодца в стене следы коммуникаций.


17. Коридор прямо от входа. Если противник не применял отравляющие вещества, вход осуществлялся прямо по этому коридору. Если было применено химическое оружие, входить надлежало через противохимических шлюз и дегазационную (3 и 4 на схеме).


18. Крупным планом. Система шлюзов – средство в борьбе с оружием массового поражения.


19. Фото из дегазационной в Коростене. Всякую химическую гадость нужно было смывать. После войны к гадости химической прибавилась еще и гадость радиоактивная, что, впрочем, мало повлияло на конструкцию помещений.


20. Современное состояние помещения фильтровентиляционной установки с остатками оборудования. За последней дверью центральный коридор.


21. А выглядело это все раньше вот так…


22. … и вот так. Наблюдательные читатели могут спросить: “Что, и плитка сохранилась такая же довоенная?”


23. Отвечаю: кое-где сохранилась.


24. Чего не скажешь об агрегатах электропитания и насосах.


25. Уцелели лишь бетонные фундаменты агрегатов, а вот изделия из железа…


26. …а вот изделия из железа иногда внушают страх.


27. Вид из “цеха питания” на выход в главный коридор.


28. Фрагмент главного коридора. По обе стороны рабочие кабинеты. Освещение проведено усилиями церкви, занимающей часть подземелий. Пол разрушен, идти приходится по трубам коммуникаций, ранее пролегавших под ним.


29. Современное состояние одного из кабинетов.


30. Еще один. В целом, все комнаты очень похожи.


31. А когда-то коридор был примерно вот таким.


32. А в кабинете могло быть так.


33. Или даже вот так. Обычная мебель, переносное оборудование. Как тут было в разное время, мы уже достоверно не узнаем.


34. Ясно одно: кое-где лежал паркет.


35. В одном из помещений нашли вот это. На передней панели позывные различных узлов связи. Остальные неизвестны, а вот “Медонос” – это Полтава, там в свое время базировались самые различные самолеты…


36… включая легендарные Ту-160, до сих пор довлеющие над НАТОвскими стратегами и российскими налогоплательщиками. (Источник фото)


37. Развилка подземных коридоров. Направо – хитросплетение рабочих помещений, на схеме они обозначены №16. Налево – запасной выход и сооружения №20. Не зря они вдалеке от рабочей зоны, ой не зря.


38. Перед выходом еще одно фото. Что-то есть чарующее в этих сводах и стенах, хранящих следы военных разных лет и армий. Вообще аскетизм военных сооружений сродни аскетизму скальных монастырей.


39. В сторону лирику. Перед нами дверь запасного выхода. Дефект фото не мешает рассмотреть мощные запорные механизмы. Кстати, дверь не бронированная, она железобетонная. Бетон залит между металлическими пластинами внутри и снаружи двери. Вес получился соответствующий.


40. Крупным планом. Свечи используются работниками церкви в темноте коридоров.


41. Круглые отверстия – не глазки, а датчики давления. При воздействии на двери ударной волны они блокируются, а в помещениях включается фильтровентиляция.


42. Оцените толщину скального массива. Только что мы покинули очень, очень надежное бомбоубежище.


43. Общий вид зимой, с покрытого льдом Южного Буга. Наверху военный санаторий, под ним “Ставка Ворошилова”, КП ЛеУР, ЗКП ВВС СССР, церковь, или как хотите, так и называйте. Главное, что мы там побывали.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>