Очередное преступление японской военщины!.. против здравого смысла

Интереснейшая фотография недавно попалась на просторах интернета. На этом фото, напечатанном в газете “Токио Ничи Ничи Симбун” за 13 мая 1938 года запечатлен лейтенант японской армии во время Цзинаньского инцидента – похода в китайскую провинцию Шаньдун в 1933 году. Безусловно, “гвоздем” фотографии является то, что на офицере поверх современной на то время униформы – защитного френча, популярных у японских офицеров кавалерийских сапогов и галифе надеты… самурайские доспехи.


Казалось бы, 20 век знает много случаев применения оружия, время которого давно прошло – начиная от малоизвестных широкой публике пращей испанской армии 1920-х годов и заканчивая всем известной истории про польскую кавалерию с саблями против немецких танков – однако этот случай просто из ряда вон выходящий. Даже самые “прошаренные” знатоки военной истории не смогут вспомнить примера использования аутентичных средневековых доспехов в конфликтах 20-го века.

Однако, фотография – несомненно, не фотошоп, и на ней запечатлен именно японский офицер эпохи Второй Мировой в самурайской броне. Почему так получилось, и что это за человек? Давайте разберемся!


Японский реконструктор косплеит японского лейтенанта,
который косплеит японского самурая «Эпохи воюющих княжеств»

Традиция ношения архаичных доспехов или предметов одежды военными существовала во все времена – так, в восемнадцатом веке, когда полные латные доспехи уже давно вышли из боевого употребления, многие полководцы продолжали, по крайней мере на парадах, носить рыцарские латы, чтобы продемонстрировать свою связь с аристократичными предками и показать свою воинственность в галантный “век кружев и украшений”.

И в наши дни подразделения некоторых армий по специальным случаям надевают доспехи минувших дней – самым известным примером является британская конная гвардия, чья парадная униформа не менялась с 1860-х годов и включает кирасы наполеоновских времен.


Самурайских дух, бусидо и вот это вот всё, это здорово … но броня как-то надёжнее.

Ношение древних доспехов также часто практиковалось в контексте политической жизни – многие лидеры сознательно стилизовали свою одежду и доспехи под образцы предыдущих эпох для обозначения преемственности от более древних государей.

Так, император Священной Римской Империи Карл V в 1535 году использовал во время вступления в Рим после крестового похода на Тунис доспех, изготовленный по подобию доспехов римских военачальников классической античности с целью обозначить свою преемственность от римских императоров.

История наших краев также знает примеры подобного – так, офицеры польской тяжелой кавалерии, знаменитых “крылатых” гусар зачастую сознательно заказывали для парадных нарядов по-древнему выглядящие чешуйчатые доспехи, стилизованные под брони античных кочевников степей Евразии в рамках популярной тогда в Речи Посполитой теории “сарматизма”.

Однако, это все были специально изготовленные образцы, не предназначенные для боевого применения – действительно, истории неизвестны случаи применения средневековых доспехов непосредственно на войне после 18 века. Быстрое развитие огнестрельного оружия и тактики сделало доспехи в конечном итоге бесполезными предметами, лишь отягощающими носителя.

Между тем, на фото офицер явно одел доспех именно в бой – судя по подписи в газете, фото сделано во время боев за замок города Цзинань, тогда – столицы провинции Шаньдун. В пользу того, что доспехи использовались им в бою, говорит и то, что надеты они поверх штатной полевой униформы, а не более подходящего парадному “косплею” предков-самураев кимоно или халата. Более того, на фотографии чётко видно, что ремень полевой сумки офицера надет поверх брони (сама сумка скрыта шлемом, который лейтенант держит в правой руке). Какая же история скрывается за данным фото?

Как удалось выяснить на сайтах по истории императорской армии Японии, этого офицера звали Такааки Кинамару, и он был командиром пулеметного взвода 47-го пехотного полка, одного из полков, посланных японцами в Китай. В ходе боев за замок Цзинань, в одной из школ японской диаспоры лейтенант подобрал экспонат школьного музея – набор самурайских доспехов, судя по сплошной кирасе, принадлежащего к типу “намбан-гусоку” ( 南蛮胴 ) – особо ценившегося в эпоху воюющих княжеств доспеха, сделанного в подражание доспехам европейцев или напрямую переделанного из купленных у португальских торговцев лат.

Намбан-гусоку – «доспех южных варваров» — очень дорогой и престижный доспех на основе импортной испанской пуленепробиваемой кирасы и испанского шлема, иногда в комплекте с европейскими наплечниками — намбан-содэ. Японцы тут на шлем даже свой традиционный, мать его, плюмаж впихнули. Видимо издевательства над кирасой и показалось мало…

Либо в попытке обезопасить себя в опасной разведке, предпринятой позднее лейтенантом на территории замка, либо из националистических чувств, Кинамару надел эти доспехи и носил их на протяжении как минимум битвы за Цзинань.

Из газетных статей про лейтенанта и официального описания шаньдунской экспедиции, выпущенного в 1945 году, ясно, что пулеметный взвод 47-го полка, которым командовал Кинамару Такааки, сыграл решающую роль в захвате цитадели Цзинаня – лейтенант, в частности, надев эти доспехи, перебрался через стену замка и открыл изнутри его ворота для японских солдат. Здесь мы имеем интересную параллель с историей Джека Черчилля – английского солдата, успешно использовавшего лук со стрелами и двуручный меч во Второй Мировой Войне.

Группа японских солдат в Китае, 1937 год. На троих из них стальные нагрудники (аналогичные немецким, применявшимся ещё в Первую Мировую), которые в Китае японцы выдавали сапёрам, снайперам и пулемётчикам.

Однако, эта история имеет свои ироничные моменты. Во-первых, доспех лейтенанта явно неполный – лейтенант не смог или не захотел надеть поножи, наручи, наплечники и шейную пластину-нодова, неотъемлемые части традиционного японского доспеха.
Во-вторых, лейтенант надел кирасу…задом наперед – на фото отчетливо видны небольшие выемки под лопатки на спинной пластине кирасы, которую Кинамару надел на грудь.

Особенно иронично этот факт смотриться в свете волны традиционализма, захлестнувшей японское офицерство в 1930-х годах – так же как и сейчас, тогда молодые люди праворадикальных взглядов весьма поверхностно представляли себе реальные традиции своих предков.

Также, странным является то, что после Цзинаньского инцидента лейтенант Кинамару ненадолго стал популярным на своей малой родине в Оите именно благодаря случаю с использованием самурайских доспехов – однако весьма скоро, уже в 1938 году, все упоминания о его броне исчезают из прессы и официальных историй полка.

(С.)перто


Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>