Одна из сторон войны – голод в воюющих армиях

Практически до конца XVII века военным действиям очень часто сопутствовал голод в воюющих армиях. Эта сторона войн является малоисследованой и приводимый материал – а это перевод статьи историка Ivan Gavryliuk Nieznana strona znanej wojny: głód w armiach koronnej i kozackiej w pierwszych latach powstania Bohdana Chmielnickiego (“Неизвестная сторона известной войны: голод в коронной и казацкой армиях в первые годы восстания Богдана Хмельницкого”) – частично восполняет эту лакуну. Во время этого восстания голод в противоборствующих армиях носил катастрофический характер, а потому его описание можно найти на страницах многочисленных источников того времени, которые были использованы при написании этой статьи.

Отмечу также, что приводимые автором цитаты из источников – на старопольском языке и содержат многочисленные вкрапления слов и фраз на латыни, что в совокупности порой представляло серьёзную проблему при переводе. Вплоть до того, что в отдельных случаях перевод цитаты – это не перевод, а изложение смысла сказанного.

Неизвестная сторона известной войны: голод в коронной и казацкой армиях
в первые годы восстания Богдана Хмельницкого

     Ivan Gavryliuk

Периоду восстания Богдана Хмельницкого посвящено большое количество научных и научно-популярных работ. Вопросы, связанные с войной в течение всего её продолжения, широко известны в литературе на эту тему. Однако нет никаких исследований, касающихся логистики и тылового обеспечения всех армий, сражавшихся во время казацкого восстания. Говоря об этом, следует заметить, что главной причиной дезертирства в тогдашних европейских армиях был не столько страх смерти, сколько голод и различные заболевания. В этом отношении коронные и, в меньшей мере, казацкие войска не отличались от других армий в регионе. Основное отличие заключалось в том, что после окончания Тридцатилетней войны в некоторых западноевропейских армиях, в отличие от стран, расположенных на востоке континента, начали происходить качественные изменения в обеспечение солдат продовольствием – выделялись на эти цели деньги из государственного бюджета, создавались магазины с провиантом и т.п.

Представленные исследования охватывают 1648-1651 года. Это был период наибольших успехов восстания Богдана Хмельницкого, быстрого создания крестьянских войск и максимальной численности королевских и казацко-татарских войск (Збараж, Берестечко). Первые годы восстания были также временем разрушения и обезлюднивания сотен украинских сел, местечек, городов и крепостей. Это привело к возникновению серьёзных проблем с поставками, что вызвало многочисленные сообщения об этих бедствиях. Аналогичные источники с казацкой стороны не сохранились, но польские наблюдатели часто ссылались на свидетельства (признания) многочисленных военнопленных о существовании этой проблемы в повстанческих войсках. Значительное количество документов такого рода является бесценным материалом для историков, примером чего является настоящий текст.

Ежи Марон метко описал тыловое обеспечение периода Тридцатилетней войны (1618-1648):
Таким образом, возникла ситуация, когда регион и его население, с одной стороны, являлись театром военных действий, а с другой стороны, рассматривались как источник средств, необходимых для содержания солдат.
В то время ни одно государство не могло полностью содержать свою собственную армию, поэтому система “альтернативного обеспечения” существовала везде. Например, Альбрехт фон Валленштейн велел местным жителям не только давать армии продовольствие и фураж, но и за свой счёт финансировать её оплату. По этой причине в середине XVII века в Западной Европе все больше внимания уделялось обеспечению солдат (начала магазинной системы). Таким образом, Тридцатилетняя война оказала положительное влияние на организацию снабжения войск, поскольку были предприняты усилия для противодействия опустошению собственной страны её голодными солдатами.

До 1648 года система обеспечения коронных войск и казацких отрядов была разной. Казацкая (запорожская) армия в этом отношении отличалась от других европейских армий того времени. В бескрайних и малонаселённых регионах Украины не было прочной социальной базы для её содержания, поэтому казаки разработали другую систему снабжения, основанную исключительно на их собственных возможностях. Во время пребывания в Сечи они добывали пищу самостоятельно и готовили ее три раза в день в каждом курене. Запорожцы употребляли мало выпеченного хлеба, что было связано с недостатком муки. Во время военных экспедиций, в зависимости от ситуации, рацион питания, ассортимент продуктов и казацкое меню существенно менялись. Очень частые, быстрые марши и ежедневные бои не позволяли готовить еду. Во время морских экспедиций казаки питались исключительно взятыми из дому сухарями, соломахой и вареным пшеном, которое они хранили в бочках. Отправляясь в поход, каждый казак должен был брать с собой запас пищи на несколько месяцев. Естественно, брались только те продукты, которые хорошо хранились и были легки в приготовлении к употреблению (сало, сухари, крупы, мука). Запрещалось употребление любых видов спиртных напитков (такой запрет был связан со снижением боевых качеств казацких частей из-за употребления горилки и других алкогольных напитков во время боевых действий).

Восстание Богдана Хмельницкого вызвало стремительный рост, по меньшей мере до 100 тысяч человек, численности казацкой армии, точнее крестьянско-казацкой, поскольку большинство в ней в то время составляли мятежные крестьяне и горожане. Никогда ранее войско это не было столь многочисленным – например, по сохранившимся реестрам запорожской армии под Хотином в 1621 году воевало около 40 тысяч реестровых казаков. Более того, до 1648 года запорожские войска никогда не проводили столько времени в поле (до полугода). Сейчас армия питалась за счёт местного населения (ограбление брошенных шляхетских и магнатских усадьб не могло обеспечить припасами на длительный период). Из-за многочисленности в поисках провианта рассылались разъезды на десять и более миль вокруг основного лагеря. Однако эффективное содержание 100 тысяч и более человек на землях, разрушенных непрерывными войнами, а также солдатскими постоями и грабежами, было трудноосуществимо. В этой ситуации голод был неизбежен, особенно среди солдат крестьянских полков, отправлявшихся на войну практически без оружия и запасов продовольствия.

Коронная армия, невзирая на попытки реформ, даже во времена зарождения государственной системы обеспечения войск отставала от западноевропейских образцов. Несмотря на то, что Речь Посполитая обладала как значительным человеческим потенциалом, так и огромной территорией, численность её вооружённых сил на протяжении всего XVII века редко превышала несколько десятков тысяч солдат. Основой старопольского военного искусства был максимально быстрый контакт с противником (благодаря численному и качественному преимуществу кавалерии). В этой ситуации у Речи Посполитой не было никаких причин для радикального реформирования интендантской системы (в отличие от стран Западной Европы, в частности Франции, где регулярная армия при Людовике XIV уже насчитывала более 100 тысяч человек и вела постоянные длительные войны изобилующие осадами крепостей, в ходе которых использовалось численное превосходство пехоты). Основной проблемой была необходимость армии самостоятельно обеспечивать себя провиантом, от чего обычно страдали местные жители. В таких условиях солдатский произвол был обычным явлением. В работе под названием “Благородный рыцарь”, опубликованной в Кракове в 1648 году и целиком посвященной характеристикам “доброго и вежливого солдата”, известный польский священнослужитель и историк Шимон Старовольский желая хотя бы словом защитить крестьян от злоупотреблений со стороны армии, написал следующее:
Ибо это есть великая несправедливость в настоящее время совершаемая, чинш и налоги должны отдавать, и повинности Речи Посполитой платить, и беспощадного солдата кормить, который без всякого милосердия все что только крестьянин в доме имеет насильно берет, а не только то, что необходимо для пропитания.
Неудивительно, что при низком уровне дисциплины, низкой нравственности солдат (особенно плебейского происхождения), неработающей системе наказаний за преступления против гражданского населения и неограниченных возможностях грабежа, марш или длительное пребывание коронной армии (ночёвка и т.п.) были катастрофическими для населения, проживающего в районе её действий. Солдат для людей того времени (как в Речи Посполитой, так и в других частях Европы) ничем не отличался от обычного преступника.

В научной литературе распространено мнение, что старопольский солдат обычно голодал, что подтверждается многочисленными нарративными источниками той эпохи. Однако войсковая жизнь коронной или литовской армии XVII века характеризовалась, особенно в период военных действий, большим разнообразием бытовых условий. Более того, питание зависело также от места в иерархии, и не только в коронной и литовской армиях. В мирное время towarzysze кавалеристы питались как шляхта (более 5000 калорий), что означает, что они превышали норматив суточных потребностей работающего мужчины, в то же время кавалеристы их свиты и солдаты пехоты потребляли в день чуть больше (3500 калорий), чем средний мужчина. Это было даже немного больше, чем продовольственный рацион солдата, участвовавшего в боях на фронтах Тридцатилетней войны (до 3000 калорий).
В армии Речи Посполитой (до реформ 1775 г.) towarzysz обычно был шляхтичем, служившим в течение некоторого времени (обычно менее 5 лет) в армии как младший кавалерийский офицер. Обычно он приводил с собой от 1 до 4 человек (pocztowy или pacholiks) в своей “свите” (poczet), что прописывалось в его военном контракте с его командиром, ротмистром (rotmistrz), и государством. Он вооружал, обеспечивал и командовал своими людьми и слугами, которые обеспечивали уход за лошадьми и оружием, кормом, разбивали лагерь и ремонтировали снаряжение.

Его оплата зависела от вида кавалерийской части, в которой он служил: towarzysz husarski – гусары, towarzysz kozacki (после 1648 г. назывался towarzysz pancerny) – средняя кавалерия, в хоругвях легкой кавалерии – towarzysz lekkiego znaku. Самыми богатыми и престижными были towarzysze, служившие в хоругвях крылатых гусар, но бремя их собственных расходов было самым большим и росло на протяжении XVII века.

На картине – towarzysz husarski
Однако в период военных действий ситуация ухудшалась. Во время войны обеспечение провиантом зависело от услуг маркитантов (то есть лиц, торгующих продуктами питания и предметами солдатского обихода). Они были обязаны доставлять продукты из территорий, ещё не разорённых маршами и ночёвками войск, и продавать их по согласованным ценам под угрозой потери всех товаров. Однако на самом деле все выглядело иначе – реляции того времени сообщают нам об огромной дороговизне, которая господствовала в лагерях. Например, летом 1651 года в лагере под Берестечком цена буханки хлеба достигала 12 грошей (обычная цена – 1,5 гроша). Официальные документы указывают на малое количество мяса, доступного тогда солдатам – не говоря уже об их слугах. Из-за нехватки сала, животного и растительного масла также было недостаточным потребление жиров.

С началом восстания Хмельницкого все эти проблемы отошли на второй план. Многие города, местечки, села и фольварки были разрушены (особенно на Волыни, Брацлавщине и Подолье). Самое большое несчастье заключалось в том, что война на этих землях продолжалась в течение многих лет, что не давало возможности местному населению вернуться к мирной жизни. Например, весной 1650 года управители имуществом краковского воеводы Владислава Доминика Заславского-Острожского писали, что
…некоторые хлопы не только WKsMci [Вашей Княжеской Милости – прим. y-kulyk] нашего благодетеля, но всех панов уходят все за Днепр. Мы не знаем, распустились ли они от своеволия или тоже от голода пухнут [...]. В Пыкове сами были [...] свидетельствуем увиденную великую их нищету. Пятьдесят жителей из трехсот осталось [...]. Также и в Константинове нищета и голод, даже если и хотел бы взять что-то у хлопа, нет ничего ни в хлеву, ни в кладовой, и дороговизна великая.
С каждым годом ситуация только ухудшалась (в некоторых районах Волыни погибло до 90% населения), поэтому регулярное обеспечение армии стало невыполнимой задачей. Это вызвало постоянный и сильный голод как в коронной, так и в казацкой армии.

Голод в войсках был распространённым явлением с самого начала восстания Хмельницкого. В связи с масштабами мятежа, массовым участием украинских (руських) крестьян, постоянными боевыми действиями и плохими погодными условиями это неудивительно. Петроний Ласко, посланник брацлавского воеводы Адама Киселя к Богдану Хмельницкому, по пути в казацкий лагерь упомянул о том, что летом 1648 года в Украине уже царил сильный голод:
Фактически вся Украина Заднепровская, Киевская и Брацлавская восстала, ни пашут, ни сеют [крестьяне – прим. И.Г.], только в армию идут, грабежи сплошные, в то же время голод жестокий, ибо ничего не уродилось, и все разрушено и смешано с землёй.
Это было большой проблемой как для быстрорастущей казацкой армии, так и для коронных хоругвей.

В сентябре, накануне пилявецкого сражения, повстанческая армия столкнулась с огромными проблемами с поставками. Польские шпионы доносили о плохом вооружении, сильном голоде среди крестьянско-казацких войск, и связанном с ним массовым дезертирством. Информация такого характера усиливала уверенность поляков в быстрой и лёгкой победе над деморализованным противником:
…об армии Хмельницкого, сообщаю прежде всего, что имеет сто тысяч войска, но половина остаётся без оружия, только с дубинками, крестьянство от плуга, второе, что голод у них, по несколько десятков на день убегают, а другие умирают, третье, переговоры умышленно затягивают, чтобы дождаться татар.
Прекрасно известно, к чему привела такая легкомысленность. Коронная армия не смогла противостоять казацко-татарской армии, в панике оставив поле боя при виде первых отрядов ордынцев.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>