“Особая стрелковая рота” генерал-майора Фёдорова

Более ста лет назад в русской армии было создано особое подразделение, которое должно было существенно изменить тактику действий нашей пехоты. Во многих источниках о нем упоминается весьма кратко, практически два-три предложения. В этой статье попытка собрать воедино всю доступную информацию о первом подразделении автоматчиков российской армии.

В России интерес к индивидуальному автоматическому оружию существовал еще до начала Первой мировой войны. В 1908 году Главным артиллерийским управлением (ГАУ) из членов его Артиллерийского Комитета была создана Комиссия по выработке образца автоматической винтовки.

Согласно выработанным техническим требованиям предполагалось, что это будет оружие имеющее дальность стрельбы аналогичную винтовке образца 1891 года и, также как и последняя, иметь магазин на пять патронов. Допускалась и возможность создания нового патрона для оружия. Комиссия рассматривала проекты как зарубежных, так и отечественных конструкторов. В частности сотрудник бельгийской фирмы FN Карл Браунинг (не путать с Джоном Мозесом) предложил свою систему переделки винтовок Мосина в самозарядные, основанную на использовании энергии отдачи при коротком ходе ствола.

Идея была заманчивой, особенно с экономической точки зрения. Переделка первых двух винтовок была произведена в Бельгии в 1911 году. После более-менее успешных испытаний была заказана переделка еще 10 винтовок, которые были доставлены в Россию в 1913 году и испытывались на полигоне Офицерской стрелковой школы, пока не началась война. Потом стало не до того…


Солдаты и офицеры “автоматической роты” во время подготовки в
Офицерской стрелковой школе в Ораниенбауме в 1916 году.

Из отечественных конструкторов ближе всех к решению поставленной задачи подошел полковник Владимир Григорьевич Федоров. К 1914 году им было разработано несколько вариантов автомати­ческой винтовки под патроны разного типа, в том числе под патрон калибра 7,62 х 54 мм образца 1908 г.


Влади́мир Григо́рьевич Фёдоров (1874-1966) – русский и советский конструктор стрелкового
оружия, доктор технических наук. Создатель знаменитого автомата. На фото в чине полковника.

Наиболее перспективной считалась винтовка Фёдорова, сконструированная им в 1913 г. под собственный 6,5-мм патрон “улучшенной баллистики” без закраин на гильзе. В основе работы автоматики всех винтовок лежал принцип использования энергии отдачи с коротким ходом ствола. Запирание производилось с помощью качающихся в вертикальной плоскости личинок, шарнирно крепившихся на казенной части ствола. К лету 1914 года на Сестрорецком оружейном заводе успели изготовить более сотни экземпляров для войсковых испытаний, но опять-таки помешала война.

Как можно заметить, первоначальная версия автомата существенно отличается от той которую мы привыкли обычно видеть. По сути первые экземпляры представляли собой укороченную 6,5-мм винтовку, приспособленную для установки 25-зарядного магазина и имеющие переводчик режима огня. Уже после проведения испытаний, когда выявилось что при стрельбе очередями оружие уводит в сторону-вверх, была добавлена передняя рукоятка, для более удобного удержания оружия при стрельбе . Также было введен металлический наконечник цевья, исключавший прогорание деревянного ложа от раскаленного при стрельбе ствола.

Летом 1916 г. из деталей автоматических винтовок Федорова, изготовленных Сестрорецким заводом в 1913-14 годах, в мастерских Офицерской стрелковой школы начали собирать 7,62-мм самозарядные (по терминологии тех лет они назывались автоматическими) винтовки с магазином на 15 патронов и 6,5-мм ружья-пулемёты с магазином на 25 патронов.

При этом у последних были укорочены ствол и ложе, а также был модифицирован ударно-спусковой механизм для возможности ведения непрерывного огня. Именно эти винтовки позже и назвали автоматами. Всего к сентябрю 1916 г. в мастерской полигона Офицерской стрелковой школы собрали восемь 7,62-мм ружей-пулеметов Федорова с магазином на 15 патронов, три 6,5-мм с магазином на 25 патронов и два с магазином на 50 патронов, а также сорок пять 6,5-мм автоматических винтовок.

В ноябре 1916 года была разработана шифровка на погон чинов особой автоматической роты. На ней были изображены две скрещенные автоматические винтовки и штык кинжал.Слева – шифровка отдельно, справа – на погонах рядового состава.

Поскольку разворачивать производство патрона конструкции Федорова в военное время было крайне затруднительно, винтовки были переделаны под использование японского винтовочного патрона 6,5-мм Арисака. По характеристикам данный боеприпас был сходен с патроном Федорова того же калибра. К тому же запас этих патронов имелся достаточный, поскольку японскими винтовками было вооружено значительное количество наших войск, особенно на Северном фронте. Проблему отличия габаритных размеров решили путем установки вкладыша в патронник.

Часть 7,62-мм автоматических винтовок Федорова приспособили для установки магазинов от ручного пулемёта Мадсена, их ударно-спусковой механизм также был изменен и получил переводчик для ведения стрельбы очередями.

Винтовки комплектовались штыками-кинжалами, выполненными по образцу “кавказского казачьего войска”. Изначально они были разработаны для винтовки Мосина, но в 1915 году партия таких штыков была приспособлена для установки на автоматических винтовках Федорова. Примыкать штык рекомендовалось лишь “в минуту надобности”, поскольку были опасения что ствол при отходе будет притираться к рукояти, что могло привести к нарушению работы автоматики оружия.


Винтовки, созданные Федоровым под трехлинейный патрон также состояли на вооружении подразделения

Часто можно встретить утверждения о том, что автомат Федорова предназначался чуть-ли не для замены магазинной винтовки, т.е. в качестве основного оружия пехотинца. Это не совсем верно. Данное оружие было, по-сути, экспериментальным и с его дальнейшим предназначением ещё только предстояло определиться.

Сам В.Г. Федоров высказался по этому вопросу следующим образом:
«…в первую очередь он [автомат] предназначался для вооружения различных специальных команд: мотоциклистов, бронированных автомобилей, прислуги артиллерии и т.д., и затем лишь для выдачи отборным стрелкам в пехоте. Как нормальное вооружение пехотинца автомат не был подходящим вооружением, так как он для уменьшения веса имел слишком короткий ствол, даже менее карабинного; прицел также был принят японский карабинный, отличавшийся слишком простым устройством.»

Первым для испытаний автоматы получил 10-й авиационный дивизион. Испытание автоматов в воздухе прошли успешно, и командир дивизиона подполковник Горшков ходатайствовал о вооружении его подразделения автоматами Федорова, как “наиболее подходящими для использования на аэропланах”. По нескольку экземпляров были направлены на испытания в войсках Западного и Северного фронтов. Забегая вперед, можно отметить, что воодушевившись результатами войсковых испытаний ГАУ в конце 1916 года приняло решение разместить заказ на 15 000 автоматов на Сестрорецком оружейном заводе. Однако до революции производство нового оружия полноценно организовать так и не удалось.

14 августа 1916 года начальник Генерального штаба направил в Главное военно-техническое управления следующее письмо:
“По обстоятельствам настоящего военного времени представляется необходимым сформировать теперь же роту, вооруженную ружьями-пулеметами и автоматическими ружьями системы генерал-майора Федорова по особому представленному здесь штату… Распыление ружей по существующим частям не даст полной картины полезного их действия, что может быть достигнуто только… в случае сформирования и командирования в Действующую армию особой войсковой части, укомплектованной специально обученными офицерами и нижними чинами и имеющей достаточный запас личного состава для немедленной замены убывших”.

Предлагавшийся штат подразделения включал три взвода — один с восемью ружьями-пулеметами и два по 25 автоматических винтовок. Численный состав роты должен был включать четырех офицеров и 159 нижних чинов (говоря современным языком – рядовых). В числе последних должны были находиться два оружейника младшего разряда и небольшая ремонтная мастерская с соответствующим набором инструментов. В целях хозяйственного обеспечения роте полагались восемь лошадей и шесть повозок: две патронные и три хозяйственные двуколки и полевая кухня.

Кое-что из снаряжения “особой роты”: 1-индивидуальный стрелковый щит, 2 – приспособление для стрельбы из укрытия (из окопа) с установленной винтовкой Мосина, 3-экспериментальный штык-кинжал “по образцу кавказского казачьего войска” и ножны, 4-стальной шлем Адриана. к нему, 4- стальной шлем Адриана.

Основой для формирования новой части стала одна из рот 189-го Измаильского пехотного полка. Летом 1916 года личный состав подразделения в количестве четырех офицеров и 158 солдат, получившего название “команда особого назначения”, прибыл на полигон Офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме.


Во многих источниках указывается что на вооружении роты были переданы 20 оптических прицелов
системы Goerz. Эти прицелы были заказаны оптической мастерской Обуховского завода ещё в 1914 году.

Здесь, после получения 45 автоматических (самозарядных) винтовок и восьми ружей-пулеметов, команда приступила к обучению. В июле—августе рота провела около ста стрельб, как в тире, так и на полигоне, имевших характер войсковых испытаний.

Кроме непосредственно огневой подготовки, изучали материальную часть, обслуживание оружия и способы устранения неисправностей, которые могут возникнуть при стрельбе, отрабатывали тактические приемы, учились использовать различное снаряжение. А его было немало и причем самого современного для тех лет. Команду снабдили оптическими прицелами, биноклями, приспособлениями для стрельбы из-за укрытий, индивидуальными стрелковыми щитами, стальными шлемами Адриана.
К каждому ружью-пулемету полагалось иметь: 4 патронные обоймы, 1 патронный ящик, 1 кожаную сумку с запчастями и принадлежностью, 1 стрелковый щит. В походном положении каждая винтовка и автомат переносились в специально чехле.


Ремонт одной из автоматических винтовок в полевых условиях. Судя по веревкам склеивают треснувшее ложе.

Военные рассматривали винтовки и автоматы Федорова как замену ручным пулеметам, нехватка которых остро ощущалась в русской армии. Собственно на этом строилась и тактика его использования. Каждый экземпляр обслуживался расчетом из двух человек. Первый номер непосредственно вел огонь, задачей его помощника являлось своевременная подача новых магазинов и их снаряжение, а также наблюдение и корректировка стрельбы.

В случае выбытия первого номера из строя он должен был его заменить, для чего также был обучен обращению с основным оружием. Помощник вооружался пистолетом Маузер С-96 для самообороны и прикрытия стрелка в ближнем бою. Все бойцы, как стрелки так и их “дублеры” вооружались штыками-кинжалами, которые носились в металлических ножнах на поясе.

Разведывательный дозор. Стрелок с винтовкой Федорова с магазином от Мадсена проводит рекогносцировку местности с помощью бинокля. Второй номер расчета прикрывает его вооружившись пистолетом “Маузер”. Снимок сделан вероятнее всего в Карпатах, 1917 год.

Говоря о тактике можно предположить, что её наши военные переняли у французов, которые использовали аналогичным образом свои ручные пулеметы Шоша. Тем более,что Федоров имел возможность наблюдать их действие на французском фронте. Там также каждое “ружье-пулемет” обслуживали два бойца – стрелок и подносчик боеприпасов. По тому же пути пошли позже и немцы, когда приняли на вооружение пистолет-пулемет МП-18. Так, что во всех воюющих армиях, первые образцы автоматических винтовок и пистолетов-пулеметов не были еще в полном смысле индивидуальным оружием.


Расчет одной из автоматических винтовок на позиции. У бойца на первом плане
виден кожаный подсумок для запасных магазинов и сумка полевого бинокля.

1 декабря 1916 года “команда особого назначения” или, как её еще называли, “автоматическая рота” числом в три офицера и 150 рядовых отправилась на Румынский фронт, где в составе 48-й пехотной дивизии воевал её родной полк.

К сожалению в настоящий момент информация о конкретных эпизодах боевого применения автоматических винтовок Федорова практически отсутствует. Известно лишь, что в первом бою они поучаствовали в январе 1917 года. Дальше случилась Февральская революция и последовавшие за ней известные события. Последняя документально подтвержденная информация об “автоматической роте” датируется 30 апреля 1917 года. Тогда в ней состояло 3 офицера и 138 рядовых.

О дальнейшей судьбе подразделения можно только предполагать. Наиболее вероятно, что оно “самораспустилось” вместе с остальными частями Румынского фронта. По крайней мере об этом писал сам В. Г. Федоров, поддерживавший связь с подразделением практически до самого заключения Брест-Литовского мира. В чьи руки при этом попало оружие – вопрос ждущий своего исследователя.

Так завершился многообещающий эксперимент по созданию и применению первого подразделения в русской армии, полностью оснащенного автоматическим оружием.

Ну а история самого автомата Федорова продолжилась уже при Советской власти. Но это уже совсем другая история.


Сотрудники ОГПУ на автомобильных курсах, Приморский край. 1924 г.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>