Освобождение Бегомля в 1942 г.

Один из интересных эпизодов партизанской борьбы в Белоруссии от юзера francis-maks.

Так и не смог понять, какая дата указана на памятнике в честь освобождения Бегомля партизанами в 1942 г. Такое ощущение, что её исправляли. Придётся разбираться.

Надо сказать, что процесс вовсе не выглядел, как неожиданной одномоментный штурм. Сильный немецкий гарнизон из Бегомля выживали постепенно, но неотвратимо. Командир бригады “Железняк”, товарищ Титков (тот самый, который, по словам ст. лейтенанта Задорожникова, “имеет хороший строевой вид, побрит, подтянут, приказания отдаёт чётко”) вовсе не горел желанием “за ценой не постоять”.

Для начала надавили на коммуникации. 28 ноября 1942 г. 2-и и 3-й отряды бригады блокировали мост на дороге Минск-Витебск (ныне – М3) через Березину (у Кальника). Атаковать не стали – прервали подвоз, перерезали связь, заминировали дорогу. И беспокоили охрану ежедневными обстрелами с разных направлений.

Окрестности Бегомля.

Прикрытие операции осуществлялось ударами на других направлениях. 1-й отряд совершил санный рейд вдоль дороги Бегомль-Борисов, разрушив десяток мостов и километры телефонных линий, после чего развернулся на Докшицы и Дубровку. Были разгромлены волостные управы на территории Кривичского и Докшицкого районов. Разрушен мост через р. Поня, чем затруднён подход подкреплений со стороны Докшиц. Устроено несколько налётов на железную дорогу Молодечно-Полоцк. Существенную помощь оказали партизаны бригады “Дубова” (командир – Ф.Ф. Дубросвский) и “дяди Васи” (В.Т. Воронянский), сковавшие своими действиями гарнизоны в Лепеле и Плещеницах.

Две недели гарнизон под командованием обер-лейтенанта Элингера высидел, но ночью 11 декабря снялся с позиций и по льду ушёл в Докшицы. Предназначенная на этот случай засада, противника прозевала. Утром отряд младшего лейтенанта Афанасьева занял мосты, сжёг все деревянные строения и подорвал сваи. Вслед за ним уничтожили мост через Бузянку (у Нивок).

Заместитель командира Борисовско–Бегомльского партизанского соединения Константин Ильич Доморад впоследствии писал, что: “…в результате стратегически важная шоссейная магистраль Минск — Витебск на участке Бегомль — Лепель была выведена из строя. Это заставило фашистское командование прокладывать в обход партизанского района узкоколейку от железнодорожной станции Парафьяново до Лепеля, чтобы хоть частично осуществлять военное обеспечение частей 3–й немецкой танковой армии.”

Это всё же некоторое преувеличение. Прерывание сообщение на участке Бегомль-Лепель ещё не означало невозможности перевозок в Витебск по шоссе – существовал объезд через Березино. Полностью движение будет остановлено только с захватом Бегомля. К тому же, зимой 1942 г. снабжение Витебской группировки вермахта ещё не представляло сложности. С этим вполне справлялись железные дороги из Полоцка и Орши. Проблема возникла годом спустя, когда они оказались в пределах действия советской артиллерии. Вот тогда и потребовалась операция “Venus” – прокладка узкоколейки Парфьяново-Докшицы-Березино-Лепель. И работала она в 1944 г. весьма интенсивно – достаточно сказать, что дорогу длинной 85 км обслуживали 79 локомотивов (30 паровозов Cn2, 25 танк-паровозов, 24 мотовоза HF130C.).

Обстановка на фронте к марту 1943 г.

Но вернёмся в зиму 1942 г. Для Бегомля потеря мостов означала утрату возможности оперативного подхода подкреплений со стоны фронта.

Помимо нарушения коммуникаций осуществлялось и моральное воздействие на гарнизон Бегомля. Масла в огонь подливали слухи о том, что в окрестностях города действуют советские десантники (возникшие из-за белых маскхалатов, применяемых партизанами).

17 декабря бригада “Железняк” атаковала непосредственно Бегомль. Но снова партизаны на рожон не лезли. Пользуясь хорошим знанием окрестностей (в отрядах было много местных, в том числе комиссар бригады – С.С.Манкович) штурмовые группы просочились в посёлок ещё накануне атаки. При этом основные силы совершили демонстративный отход в сторону Березино (противнику заранее была подкинута информация о готовящемся нападении на железную дорогу в районе Крулевщизны). Внезапное возвращение партизан и удары штурмовых групп с тыла обеспечили первоначальный успех. 2-й и 3-й отряды, наступавшие с востока от д. Бабцы, освободили Кировскую, Почтовую, Ленинскую, Первомайскую улицы и большую часть Первомайской. Но 1-й отряд, наступавший с юга (от Волчи), вскоре вынужден был отступить к поселку Первомайскому. В центре бои сосредоточились вокруг здания тюрьмы, выбить из которой немцев никак не удавалось. Операция, которую планировалось провести за одну ночь, затягивалась. А вечером 19 декабря, в обход партизанских заслонов, полицаи провели на помощь гарнизону 102-й полицейский батальон из Минска. Штурм пришлось прекратить.

Тем не менее, безуспешным его назвать никак нельзя. Победа для немцев оказалась пирровой. Партизаны захватили и вывезли продовольственные склады, а садиться в осаду без них означало нести значительные потери при попытках наладить снабжение. Гарнизон уже был основательно потрёпан и в значительной мере деморализован. Да и в прибывших подкреплениях уверенности не было. Сформированный из украинцев – “восточников”, батальон в бой не рвался. Появились первые перебежчики. Оценив обстановку, командир батальона 20 декабря отдал приказ оставить населённый пункт и отступить в Плещеницы.

В тот же день в город вошли партизаны. А утром состоялся митинг, посвящённый освобождению районного центра. В этот день бригада пополнилась тремя сотнями добровольцев (то есть почти удвоилась). Вскоре к ним присоединилась значительная группа украинцев из того самого батальона, составившая отдельный партизанский отряд.

В Бегомле разместились комендатура и штаб бригады. И, вскоре, он действительно стал “центром партизанского края” – Борисовско-Бегомльской партизанской зоны.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>