Патронные истории. Короткобойные, галерейные патроны и их наследники

Юзер jurgen-m на аукционе увидел интересный лот – австрийский патрон для «комнатной» стрельбы.

Увы, жаба давит столько за него платить, хотя, безусловно, он редкий и очень интересный.
Что ж, расскажу, что это такое и зачем оно нужно…

Не секрет, что боевая стрельба в мирное время довольно дорогое удовольствие. И не только потому, что патрон стоит денег, а оружие изнашивается. Но и потому, что в расположении войск хорошо, если удается устроить пистолетный тир: винтовочное стрельбище требует пространства, которого часто нет, так как гарнизоны располагаются в населенных пунктах. Кроме того, требуется учесть рикошеты, излёт пуль, обеспечить безопасность. А в случае применения мощного патрона это очень затруднительно, и приемлемые условия стрельбы могут быть только в условиях полигона… До полигона же еще нужно добраться, что не всегда реально в условиях боевой подготовки войск и требует некоей централизации.
Как результат, боевые стрельбы, чаще всего, проводились в летних лагерях, где имелись оборудованные стрельбища.


Однако с ротных офицеров никто не снимал обязанности обучения солдат меткой стрельбе, причем такие тренировки требуется проводить регулярно, иначе навык, с таким трудом приобретенный, со временем исчезает. Причем кроме ротного обучения, таковое проводилось и взводными, и основная обязанность по первичной стрелковой подготовке солдат лежала именно на них. А только лишь «насухую» солдата стрелять не научишь.
Очевидно, что для такого обучения требовались средства, доступные в условиях казарменного расположения войск, не требующие длительных передвижений на стрельбище или особых условий (специальных тиров в расположении войск).

Еще в давние времена применялся прием «тушения свечи», когда выстрел одним только капсюлем позволял погасить свечу, установленную на специальной подставке. Увы, этот простой и доступный способ в случае с усовершенствованными винтовками уже не работал: выхлоп капсюльных газов «в ту сторону» не обеспечивал качественной стрелковой подготовки для стрельбы на дальние дистанции.
Именно потому военные и инженеры стали искать способ стрельбы в условиях казармы или импровизированного тира с применением патрона, который позволял выстрелить пулей, не имеющей излишка энергии.
По сути дела, устройства эти шли по двум путям развития:
– вкладной стволик или патрон-стволик для пули малого калибра
– патрон в штатной или схожей с нею гильзой под облегченную пулю штатного калибра.


патрон-стволик

Казалось бы, первый путь обеспечивал все удобства: недорогая пуля из дробинки, отсутствие истирания нарезов боевого оружия. Однако изготовление патронов-стволиков (далее, соблюдая историческую терминологию, буду называть их приборами для стрельбы дробиной) требовало точности, а после принятия на вооружение магазинных винтовок оказалось, что патронов-стволиков мало того, что требуется значительное количество, но и подача тяжелых приборов для стрельбы дробиной из магазина затруднена. Кроме того, прибор для стрельбы дробиной приводил к преждевременному износу выбрасывателей, потому извлекать его следовало аккуратно, а это сбивало навык правильного перезаряжания оружия, напротив, довольно резким движением, чтобы обеспечить экстракцию гильзы в любых условиях. Всё это мешало отработке стрельбы из оружия с его перезаряжанием. И тем не менее, приборы для стрельбы дробиной были очень широко распространены.

В Русской армии стрельба при помощи приборов для стрельбы дробиной появилась одновременно с переходом на унитарный патрон. В частности, изобретение генерал-майора Мосолова. Он предложил при начальном обучении солдат особый способ производства выстрела из винтовки системы Карле обр. 1867 г., который осуществлялся без боевого заряда и пули. Вместо них использовался только один компонент боевого патрона – капсюль, а в качестве снаряда – дробинка малого (около 6 мм) калибра.
Начальный вариант прибора Мосолова представлял собой металлическую болванку, выполненную в форме и в размерах бумажного патрона (патрон к винтовкам Карле был бумажным). Внутри этой болванки-вкладыша, помещавшейся в казенную часть ствола, по ее центральной оси сверлился продольный канал с нарезами. С тыльной стороны вкладыш имел небольшое расширение для помещения капсюля и дробинки. Выстрел из винтовки имитировался разбитием капсюля, после чего воспламенившийся капсюльный состав выбрасывал через нарезной канал дробинку. Прямой выстрел мог быть произведен на дистанции 10-12 шагов, что позволяло вести безопасную стрельбу даже в помещении.
Несколько позднее прибор был усовершенствован. Изменена конструкция крышки, прикрывавшей его сзади. Для удобства размещения капсюля его гнездо было предложено смазывать перед снаряжением ружейной смазкой, чем улучшалась обтюрация и исключался прорыв газов назад. Спустя некоторое время вместо дробинок было предложено применять продолговатые пульки, отлитые в особенные формы и прокалиброванные посредством так называемого штампа. Однако в войсках в большинстве случаев стрельба при использовании прибора велась дробинками, что не удивительно: литье пулек требовало времени и дополнительных затрат, с дробью же таких проблем не возникало.
Прибор Мосолова был подвергнут всесторонним испытаниям в Учебном пехотном батальоне. По их результатам, которые были рассмотрены Оружейным отделом Артиллерийского комитета, его применение рекомендовано войскам. По отзыву одного из офицеров, испытывавших прибор, главное его достоинство заключалось в том, что он дает «возможность войскам упражняться зимой стрельбой в цель, через что солдат привыкает к тому ружью, с которым он выйдет летом на практическую стрельбу».
Принятие в 1869 г. на вооружение армии переделочной 6- линейной винтовки системы Крнка и введение в 1870 г. первой части нового «Наставления для обучения стрельбе в цель пехоты и драгун» внесли значительные изменения в существовавшие ранее правила обучения. В «Оружейном сборнике» была опубликована «Объяснительная записка» к этому документу, включавшая следующий текст: «Для подготовки ко всем означенным в Наставлении родам стрельбы установлены упражнения во время приготовительных к стрельбе занятий, стрельбою дробинками с помощью прибора генерал-майора Мосолова. Стрельба эта, заменяя существовавшее тушение свечей, дает учащему большую возможность следить за соблюдением стрелками всех переданных им правил; в то же время, не утомляя самого стрелка, упражнения эти дают ему возможность навыком приобрести важнейшие из тех сноровок, которые необходимы будут при стрельбе практической. Опыт годичных занятий этой стрельбою в полках гвардии достаточно указал на ее пользу, особенно для молодых солдат».
Надобность в использовании прибора не исчезла и с принятием на вооружение Русской армии в 1870 г. малокалиберной 4,2-линейной винтовки системы Бердан 2. Приказом по Военному ведомству N 157 от 1870 г. предписывалось, что «войскам, которые уже вооружены и будут вооружаться скорострельными винтовками: должны отпускаться средства для приобретения этих приборов в каждую роту».
Прибор, разработанный для применения в винтовках системы Карле, был переделан для применения как в винтовках Крнка, так и Бердана. Мосолову предоставлялось право вносить в него необходимые изменения, в том числе и по требованию войск. Однако при всех переделках цена прибора не должна была изменяться. Войскам ежегодно отпускались средства на приобретение приборов, патронных капсюлей (в стрелковые роты по 150, в линейные по 100 капсюлей на каждое ружье), а также на дробь из расчета 0,5 фунта на каждую тысячу капсюлей.
Это и была та самая «стрельба дробиной», которая позволяла непрерывно обучать солдат стрельбе в условиях казармы или плаца, независимо от погоды и времени года. Этот вид обучения упоминается в литературе многократно, однако если для участников событий это было само собой разумеющееся явление, для наших современников способ стрельбы дробиной требует пояснений.
Однако уже конце 60 – начале 70-х годов появляется приспособление для начального обучения стрельбе, так называемое «комнатное ружье». Речь идет о специально сконструированном оружии под патрон Флобера, чуть позднее известное как «Монтекристо». Эти пистолеты и винтовки применялись также для развлекательной стрельбы гражданскими лицами, а также как оружие для тировой стрельбы на ярмарках и в парках. По сути дела, «Монтекристо» занимали нишу современной пневматики.
Управление инспектора стрелковых батальонов обратилось в Главный комитет по устройству и образованию войск с вопросом, «останутся ли в войсках введенные для них для стрельбы дробинками приборы генерала Мосолова или же они будут заменены особыми комнатными ружьями». Главный комитет принял и опубликовал в «Оружейном сборнике» по этому поводу решение, в котором говорилось, что комнатное ружье, удовлетворяя требованиям по меткости, не подходит по своим весу, размерам и положению центра тяжести к существующему образцу боевого оружия и Комитет их одобрить не может. Заканчивалось это решение тем, что Главный штаб по распоряжению военного министра оставил в силе существовавший способ – начальное обучение с помощью прибора генерала Мосолова, для чего и разрешил продолжать отпуск средств на приобретение приборов, капсюлей и дроби.
В этой же книжке «Оружейного сборника» было опубликовано объявление Главного штаба о том, что приборы генерала Мосолова войска могут заказывать <механику Гюблеву, проживающему в С.-Петербурге, на углу Владимирского проспекта и Графского переулка N 13/11>. Здесь продавались приборы для стрельбы дробинками из винтовок Карле, Крнка и Бердана, а также необходимые для них принадлежности и специальные мишени.
Такое решение нисколько не удивительно, ведь кроме несоответствия «комнатных ружей» параметрам оружия, с которым солдату придется стрелять на стрельбище и в бою, они требовали специальных патронов фабричной выделки, а также стоили весьма немало. Естественно, в этом плане применение штатного оружия было и дешевле, и целесообразнее.
В последующие годы применение приборов для стрельбы дробинками в Русской армии продолжалось и приносило несомненную пользу. Это подтверждает хотя бы тот факт, что и после введения на вооружение винтовки обр. 1891 г. этот метод обучения в приготовительных к стрельбе упражнениях продолжал еще действовать, особенно для «комнатной стрельбы».
В войсковых мастерских также изготавливались различные «нештатные» варианты описанных выше приборов. Внутреннее устройство и принцип действия устройств одинаковый. Снаружи устройства имеют форму боевого патрона. Внутри устройство имеет ствол калибра 2.5 мм (0.1 дюйм) с шестью нарезами. В нижней части стволика имеется гнездо для помещения наковальни и капсюля. Диаметр этого гнезда больше диаметра ствола с нарезами. Для стрельбы такие патроны снаряжаются со стороны нижней части круглой свинцовой дробинкой, наковальней и капсюлем от 4.2-линейного патрона к винтовке Бердана. «Приборы для стрельбы дробинками» допускались к использованию только со специальными учебными винтовками.

Австрийский прибор для стрельбы дробиной (8х50 Маннлихер)

мишени для обучения стрельбе при стрельбе дробиной

Однако переход к магазинным винтовкам сделал применение приборов для стрельбы дробиной неоптимальным. Изыскивались способы стрелять из оружия пусть и облегченной, но калиберной пулей. Не минула эта тенденция и Русской армии.
Первое время после принятия на вооружение трехлинейной винтовки обр. 1891 г. для практических стрельб на короткие дистанции (до 150 м) использовали короткобойные патроны, являвшиеся, по сути, уменьшенной копией короткобойных патронов для винтовок крупных калибров периода дымных порохов. Такие патроны состояли из штатной гильзы с капсюлем, круглой свинцовой пули весом 2.85 г, бумажного пыжа и заряда холостого полудымного пороха марки Х (быстрогорящий порох для холостых патронов) весом 0.78 г. Однако такой патрон имел ряд существенных недостатков: частые срывы пуль с нарезов (ввиду малой площади ведущей части круглой пули), сильное свинцевание канала ствола и загрязнение пороховым нагаром.
В начале 1900-х гг. были попытки изобрести новую модель короткобойного патрона, который бы удовлетворял следующим требованиям:
– хорошая кучность боя на дистанциях до 100-150 м;
– низкая стоимость;
– возможность снаряжения короткобойных патронов в каждой войсковой оружейной мастерской;
– слабое пробивное действие пули, чтобы можно было пользоваться простейшим тиром;
– сохранность канала ствола винтовки после нескольких тысяч
выстрелов;
– легкость (простота) чистки ствола после стрельбы.

На основании этих критериев были предложены различные конструкции практических патронов.


короткобойные патроны Русской армии: 1 – первоначального образца, с круглой пулей, 2 – патрон с пулей Тарасова, 3 – патрон с легкой свинцовой пулей, 4 – патрон с пулей “Марга”, 5 – пуля Тарасова, 6 -пуля Тарасова с браком (не проштампованы боковые отверстия), 7- свинцовая пуля.

Например, патроны со свинцовыми пулями с двумя каннелюрами, заполненными жиром, патроны с деревянными пулями (из самшита, кокосовой скорлупы и т. д.) и др. Во время испытаний патроны со свинцовыми пулями давали сильное свинцевание ствола, а патроны с деревянными пулями показали плохую кучность. Интересно отметить, что деревянная пуля на 200 шагов пробивала дюймовую сосновую доску.
Из предложенных образцов наилучшими оказались короткобойные патроны системы Тарасова. В 1906 г. они были рекомендованы ГАУ для принятия на вооружение российской армии. Патроны системы Тарасова обр. 1906 г., или «патроны для стрельбы уменьшенным зарядом», состояли из гильзы, капсюля, заря-да холостого пороха весом 0.3 г и пули. Главным элементом этого патрона была специальная свинцовая тупоконечная пуля весом
4.77 г. В головной части пули имелась полость, заполненная просальником из смеси сала и поташа. Поташ был введен в состав просальника для нейтрализации кислотных остатков порохового нагара и, соответственно, препятствования образования ржавчины в канале ствола. На ведущей поверхности пули были выполнены четыре сквозных симметричных отверстия размерами 1х1.5 мм. При выстреле пуля деформировалась, и осалка выдавливалась через боковые отверстия к нарезам, что предотвращало свинцевание ствола. Также известны варианты пуль Тарасова из олова весом 3.0 г и сплошные тупоконечные свинцовые пули с коническим углублением в донной части. К достоинствам короткобойных патронов системы Тарасова относилась возможность безопасной стрельбы на небольших по пространству местах. Для тира достаточно сделать заслон из
дюймовых сосновых досок. Патроны имели хорошую меткость на дистанции до 150 шагов.
Для стрельбы патронами Тарасова использовались обычные боевые винтовки.
Однако короткобойные патроны обр. 1906 г. обладали и рядом недостатков. Перед выстрелом необходимо было встряхивать винтовку дулом вверх, чтобы малый пороховой заряд осыпался к затравочным отверстиям гильзы. Пули должны были очень точно штамповаться на заводе, а перед снаряжением тщательно отбраковываться. При стрельбе пули Тарасова дают некоторое отклонение вправо из-за отсутствия отдачи, т. к. винтовки для стрельбы боевым патроном пристреливались со штыком. Также существенным недостатком короткобойных патронов являлся малый срок хранения. Под действием температуры окружающей среды осалка из пули проникала в порох, а прожиренный порох значительно ослабевал, так что пуля при выстреле нередко застревала в стволе винтовки. Несмотря на недостатки, патрон с пулей Тарасова находился на вооружении русской, а затем и Красной армии, по меньшей мере, до середины 1920-х гг.
Вслед за патроном с пулей Тарасова разработан еще один практический патрон с пулей из целлулоидина — смеси целлулоида и графита. Также этот патрон имел обозначение «патрон с уменьшенным зарядом и пулей «Марго» или «патрон с уменьшенным зарядом и легкой пулей» («тяжелой» пулей считалась свинцовая пуля Тарасова).
За основу русского практического патрона с пулей «Марга» был взят аналогичный по конструкции голландский практический патрон 6.5х54R — Margageweerpatroon (Scherpe Patroon № 7) с пулей из целлулоидина, принятый на вооружение голландской армии в 1900 г. Пуля получила название «Марга» по фамилии ее изобретателя — отставного капитана бельгийской армии.
Русский патрон с «легкой» пулей состоял из гильзы, заряда холостого пороха Х весом 0.44 г, войлочного пыжа, просальника под пулей и тупоконечной пули из целлулоидина длиной 16.86 мм и весом 0.94 г. В литературе также описаны варианты снаряжения этого патрона зарядом бездымного пороха Х2 весом 0.3г или револьверного пороха Р весом 0.2г.
Для снаряжения короткобойных патронов чаще всего использовались отобранные стреляные гильзы от боевых или холостых патронов. Для этого отбирались ровные гильзы, без трещин или каких-либо других видимых недостатков. Перед снаряжением корпуса гильз обжимались, дульца гильз холостых патронов распрямлялись. После обжимки ската гильзы на дульце гильзы появлялся характерный поперечный поясок — след от изгиба патронника винтовки.
Таким образом, «армейский релодинг» продолжал сущестовать, тем более, что экономически намного выгоднее было обеспечить войска компонентами патрона при многократном использовании гильзы, чем тратиться на изготовление патрона целиком и его перевозку через огромную страну.
Однако в австрийской и итальянской армиях для учебной стрельбы применялись патроны, которые вобрали в себя признаки обеих типов устройств: патронов-стволиков и короткобойных патронов в штатном калибре.
Гильза такого устройства, называемого австрийцами Kapselschiesseinrichtung, напоминала по конструкции прибор для стрельбы дробиной,


Прибор для стрельбы дробиной и гильза Kapselschiesseinrichtung

однако в передней части имела «грибок» с внутренним каналом. На этот «грибок» насаживалась короткая свинцовая калиберная пуля в виде колпачка с внутренним бортиком. В заднюю часть канала вкладывался специальный капсюль, в некоторых случаях делалась и подсыпка из пороха.

передняя часть патрона, пуля не установлена

капсюльное гнездо

Интересно, что гильза не была сплошной: по сути дела, в некое подобие тонкостенной штатной гильзы вставлялась трубка, имемшая гнездо для капсюля и посадочное место для пули.
В снаряженном виде такой патрон по форме и массе практически повторял боевой патрон. В отличии от короткобойных патронов в штатной гильзе, такой патрон был намного проще в переснаряжении (извлечение и установка капсюля были очень простыми, гильза не требовала обжимки после выстрела), а малый внутренний объем обеспечивал одинаковые условия для горения пороха вне зависимости от положения оружия в пространстве.
Конечно, такие патроны были дороги, однако это окупалось простотой их переснаряжения и многоразовостью (до нескольких сот выстрелов). В войска поставлялись сами приспособления с ЗИПом для их обслуживания, а также (в намного большем количестве) капсюли и штампованные пули.
Снаряжались патроны в войсках, непосредственно перед занятиями. Снаряжение было предельно простым и для него требовался только специальный инструмент и выколотка. Инструмент позволял капсюлировать гильзу и обжимать пулю, а выколотка была нужна для декапсюляции. И всё… казалось бы, проще уже некуда.

пули и капсюли для патрона

приспособление для переснарядения патронов, гильза, пули – рабочий комплект для стрельбы при помощи Kapselschiesseinrichtung


несколько упрощенный итальянский аналог австрийского устройства. Видно, что применялся штатный капсюль и подсыпка пороха, штатная гильза, в которой было обжата передняя часть патрона

Уже позднее, после Первой мировой войны, такие приспособления начали уходить в историю: громадные запасы патронов, накопленные в войну, позволяли не экономить на стрельбах. Правда, с постепенным исчезновением короткобойных патронов из войск, вопрос обучения стрельбе в казарменных условиях остался практически без решения. Уже позднее моторизация армии позволила вывозить солдат на стрельбы в любое время года, и только в наше время место «комнатных патронов» стали занимать электронные тренажеры.
Однако идея короткобойных патронов возродилась и в наше время, правда, уже в ином качестве. Речь идет о так называемых simunition, то есть боеприпасах для тренировочной стрельбы по … живым мишеням.
Развивая идею пейнтбола и страйкбола, данные патроны позволяют безопасно стрелять из штатного оружия (с обеспечением автоматической перезарядки) по условному противнику, помечая попадания краской и довольно чувствительным синяком.

Последнее создает серьезную мотивацию «не быть подстреленным», а дистанция применения такого патрона в 15-30 метров обеспечивает полноценную имитацию ближнего боя.
Естественно, при использовании simunition оружие дооборудуется для их применения (меняется возвратная пружина, затвор и ствол (или устанавливается наствольное устройство), и, что немаловажно, для невозможности случайного выстрела боевым патроном, попавшим в магазин оружия.
Патрон представляет собой донце штатной гильзы, в которое впрессован пластиковый корпус патрона. При выстреле корпус патрона телескопически вытягивается, пуля-контейнер с краской выбрасывается из ствола.

Пока что армейское применение simunition ограничивается стоимостью комплектов для применения патрона и небольшой дальностью стрельбы, однако для обучения полиции и спецподразделений такие боеприпасы активно применяются.
Армия же предпочитает использовать лазерные тренажеры, так же устанавливаемые на штатном оружии. Комплект датчиков на солдате или технике позволяет фиксировать «попадания» с высокой степенью точности. Правда, как таковая стрельба с такими комплектами не производится: роль пули играет лазерный луч, в импульсном режиме испускаемый наствольным устройством.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>