Поездка на Рыбачий. Хребет Муста-Тунтури

Юзер [ljuser]4044415[/ljuser] пишет из далеких краев (и вообще можно почитать его последние записи из этих мест).

Муста-Тунтури стало одним из самых сильных впечатлений всей поездки. Внезапно. Это было удивительно, ведь, ни один рассказ или описание не давало понять того чувства реальной безысходности, которое накатывает там на хребте, среди полностью сохранившегося участка фронта. И мой рассказ не даст понимания. К сожалению.

Это надо увидеть глазами, понять, прочуствовать что такое фронт шириной 20 (прописью – д в а д ц а т ь) метров. Когда укрытия “наших” – глаза в глаза укрытиям фашистов. Из одного блиндажа при хорошем попутном ветре можно доплюнуть в амбразуру врага. А посередине, по самому гребню – лишь колючая проволока. На деревянных палках – наша, на металлических – немецкая. И так весь хребет от одного берега до другого…

Водопад как стартовая точка дороги на хребет.

Несколько километров дрянной грунтовки и начинается красивая дорога через перевал.

Современные памятники человеческой беспечности встречаются в ассортименте.

Оставив машину у кладбища героев (сколько же их там…), которых находят по местам боев поисковики, поднимаешься на хребет.

В десятке метров от выхода на хребет начинаются груды цинков. Одна тысяча двести дней здесь шел бой и всё новые и новые герои поднимались, занимали места убитых, несли новые цинки, ползли на пузе по этим камням.

Сначала даже не понимаешь. Как-то странно. Амбразуры двух блиндажей в паре десятков метра друг на друга. Как это? Запыхавшись от подъёма на свежем воздухе не понимаешь как тут устроена линия обороны.

А потом как до жирафа доходит. Да они же против друг друга. Это и есть фронт. Двадцать метров. На расстоянии броска гранаты.

Среди камней, вымытых дождями и снегом за 70 с лишним лет, нет земли. Только в каком-то диком, сумасшедшем количестве гильзы, мины, осколки, целые патроны, проволока, куски снарядов. Белые куски костей, тех кого не найдут никогда, потому что нечего находить. В заваленный блиндаж тянется телефонная “лапша” радиста-телефониста. В ячейке аккуратно обложенной камнем под сотню латунных гильз от осветительных патронов. Полярный мох растёт прямо из рассыпанного отсыревшего пороха, из гильз. Здесь все осталось как 70 лет назад. Это надо видеть вживую, слушать ветер, охреневать от рисующейся картины бесконечного огненно-стального кошмара, который длился здесь 1200 дней без выходных и перерывов на обед.

Надпись на кресте: Помяни Господи, души усопших рабов Твоих, положивших живот свой на поле брани за Веру и Отечество, и прими их в Небесный чертог Свой. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>