Про винтовку Крнка. Нюансы…

Юзеру jurgen-m довелось пощупать интересный образец, которому в этом году стукнуло 160 лет… Крнка, драгунская, причем, как основная масса винтовок, переделочная из дульнозарядной винтовки обр. 1856 года.

Винтовка очень интересная, прежде всего, своей историей. И пусть прослужила она относительно недолго, но повоевать успела ого-го. А потом эти старые и прочные винтовки дослуживали свой век в руках охотников и стражи в глухих уголках Российской империи едва ли не до середины прошлого века. Что не менее характерно, Болгария вступила с Крынками в Первую мировую: конечно, винтовки не воевали в первой линии, но у тыловых частей водились. О конструкции сказано много, я не буду повторяться. Куда интереснее именно нюансы, о которых не везде пишут.

Нюанс первый. Скорострельность.
Крнка в этом плане здорово «крыла» «одноклассников» за счет того, что в отличии от того же Снайдера, при нормальной работе затвором гильзу не только страгивала, но и выбрасывала. Невыбросы были только следствием поганого состояния винтовки или износа частей, что решалось довольно быстро и недорого. Минус одно движение, казалось бы, но это в реальности плюс один патрон в минуту.

Нюанс второй. Прицел.
Все винтовки той поры делились на пехотные и стрелковые. Стрелков обучали прицельной стрельбе гораздо тщательнее, чем линейную пехоту, и потому стрелковые батальоны в массе заметно превосходили пехоту и в точности огня, и в его дицсиплине. Потому на винтовках 1856 года для стрелков ставились секторные «гессенские» прицелы, насеченные до 1200 шагов, а пехота получила те же винтовки, но с прицелами до 600 шагов. Внешне отличаются прицелы длиной основания целика.

Естественно, винтовки одинаковые. То есть заменой прицела можно из пехотной получить стрелковую, и наоборот. Баллистика, естественно, тоже идентичная.
Раньше я думал, а почему так, да и авторы многие пеняли на то, что из русской винтовки стрелять далее 600 шагов нельзя, потому турки косили русских с недостижимого для их оружия расстояния. Но не всё так просто.
Установка прицела стрелковой винтовки на 1200 шагов заставляет чуть ли из-подмышки целиться – очень высоко задран ствол и очень велик угол между линией визирования и линией ствола. Оно и не удивительно, учитывая калибр винтовки и начальную скорость пули (305-310 м\сек): по нашим меркам, это практически минометная баллистика. А чем более крутая траектория, тем сильнее влияние ошибки по дальности и тем сильнее ветровой снос пули. Проще говоря, пуля на 1200 метров и более летела, и даже могла убить, но прицелиться по одиночной цели было практически нереально.
Для сравнения, современные дробовики 12-20 калибра выдают начальные скорости на 100-150 метров большие, а 6 линий это приблизительный аналог 20-24 калибра в гладкоствольном оружии. Оставив вопросы точности, просто попробуем пострелять пулей из той же МЦ 20-01, великолепного пулевого ружья, но.. далее 150 метров не получиться, а нарезной ствол вряд ли добавит к эффективной дальности метров 50-100.
600 шагов это 426 метров. На этом расстоянии прицелиться из Крынки по ростовой фигуре еще более или менее реально, но почти на километр (1200 шагов) это практически нереально, ведь даже хорошо видимая цель (вернее, просто та, которую еще можно различить) меньше мушки. Даже с баллистикой винтовок конца позапрошлого века такие расстояния для стрельбы по одиночной цели с открытым прицелом практически запредельны, что уже говорить о винтовках, к которых ствол приходиться задирать почти на 45 градусов…
Без тренированного глазомера стрелять на такие дальности вообще не имело смысла, так как при минимальной ошибке получался или недолёт, и перелёт.
Как следствие, солдат, в 95% случаев неграмотный, к правильному пользованию прицелом готов не был. Установку прицела командовал взводный или отделенный командир, а солдат только наводил оружие в цель.
Стрелки были более подготовленными, но и там установки прицела командовались, а на большие дальности стреляли не одиночные стрелки, а подразделение. По сути, та самая плотность огня, сумма допустимых ошибок всех стрелков, и создавала зону поражения. К той поре от хождения строем еще не отказались, хотя войны последних лет и добавили ума. В то время кавалерия атаковала достаточно плотным строем, что позволяло стрелять по наступающим как в старину – залпом по построению. Так стреляли на большие расстояния еще в Крымскую, причем достаточно эффективно, выбивая даже расчеты пушек, которые далее 400 метров картечью не стреляли, а ядром по рассыпному строю пехоты стрелять не было смысла.
Конечно же, залп выдержать было тяжело, и слабо подготовленный противник (те же дикие или полудикие народы) часто приходил в расстройство от четких, будто метроном, залпов, выбивающих людей единомоментно. Но стрельба залпами требовала дисциплины и муштры, а на офицера ложилась вся ответственность по подготовке данных для стрельбы, ведь солдат не имел права на самодеятельность.
Потому раздав пехоте стрелковые винтовки (что после Русско-Турецкой войны и произошло), сделать из пехоты стрелков не удалось. Хотя, конечно же, качество стрелковой подготовки и тех, и этих пришлось срочно повышать ввиду новых требований. И, конечно же, следующая винтовка Бердана уже была единой для всей пехоты и стрелков.
Да, при редко возникающей нужде стрелять пехотным подразделением, вооруженным Крынками, на 700-900 шагов применялись известные приемы вроде внесения вертикальной поправки, которые для офицеров секретом не были. Так что рассказы о «беззащитной пехоте» следует оставить на совести публицистов.
Другое дело, что имея порой винтовки Пибоди-Мартини, турки выигрывали и в скорострельности, и в баллистике, что, конечно же, сразу чувствовалось войсками.

Нюанс третий. Патрон.
От идеи свертных гильз и сборки патронов в подразделении довольно быстро отказались. Но пуля на протяжении всего срока службы 6-линейных винтовок так и не поменялась. Пуля Минье с чашечкой обладала превосходной адаптабельностью к оружию. Казалось бы, логичнее применять сплошную пулю, но.. это только на новых винтовках.

И так изношенные на службе (а век винтовок с дульным заряжанием короток из-за растирания ствола шомполом) винтовки переделывали в Крынки, если они были еще на что-то пригодны. Но разница в калибрах была немалой, особенно если сравнивать новое оружие и оружие с «историей», но еще не забракованное по износу. Пуля Минье обеспечивала надежнейшую обтюрацию, причем ее способность «раздуваться» под ствол отчасти компенсировала и износ нарезов у дула, и истирание пули о нарезы.

Слева – нестрелянная, справа – стрелянная. Видно, что чашка расклинивает пулю практически до упора в дно полости. Пуля осаживается и заметно расширяется.

В общем, «дульнозарядная» пуля успешно «выбирала» все зазоры и потому прослужила до снятия Крынок с вооружения.

Нюанс четвертый. Затвор.
Первое, что бросается в глаза – то, что у затвора нет жесткой защелки. При спущенном курке его надежно удерживает курок, упирающийся в выступ ударника. То есть при выстреле затвор не откроется никак, а ствольная коробка, несмотря на материал, очень прочна.

По сути, роль защёлки играет только подпружиненный шток справа на корпусе коробки, но его усилие преодолевается рукой, открывающей затвор.
Зато при взведенном курке затвор теоретически может открыться сам по себе при перевороте винтовки. Но в то время, да и позднее, заряженное оружие практически не носили, а патрон в патронник попадал только непосредственно перед стрельбой.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>