Проект формирования Норманнской бригады в армии УНР

   Предлагаю вниманию сообщества статью польского историка, доцента кафедры военной истории Института истории и архивоведения Университета имени Николая Коперника Мацея Кротофіла (Maciej Krotofil) “Проект формирования Норманнской бригады в армии УНР”, в которой описывается оригинальный, но так и не осуществленный проект.
С самой статьей я познакомился на украинском языке, здесь же она представлена на русском.

   Несмотря на то, что в последнее время появляется все больше публикаций, посвященных проблематике польско-украинского союза 1920 г., много политических и военных аспектов этой темы и дальше ждут обработки историками. Одним из малоизвестных эпизодов периода совместной польско-украинской борьбы против большевиков является проект формирования в составе Армии Украинской Народной Республики (УНР) наёмного соединения Норманнская бригада. Была разработана организационная структура, подробные штаты и даже спроектировано особое обмундирование для её военнослужащих. Кроме того, было определено, сколько нужно средств на создание и содержание соединения. И собственно говоря, именно из-за предполагаемых слишком больших финансовых затрат на реализацию проекта от него в итоге отказались. Часть документов, касающихся Норманнской бригады, сохранилась в Центральном военном архиве в Варшаве, в фонде “Союзная Украинская армия”. На наш взгляд, стоит осветить эти интересные, хоть и не осуществленные планы.

   Проект создания Норманнской бригады появился, скорее всего, в июле 1920 г., в период очень тяжелых боев, которые вели Войско Польское и Действующая армия УНР. После начальных успехов Киевского наступления уже к концу мая ситуация на фронте складывалась не в пользу польско-украинских союзных частей. Контрнаступление большевиков в Украине развивалось очень динамично. Украинская армия под командованием генерала М.Омеляновича-Павленко держала наиболее выдвинутый на юг участок фронта. В середине июля украинские части занимали линию реки Збруч, однако 27 числа вынуждены были отойти на линию Серета, 5 августа заняли позиции над Стрыпой и наконец 18 августа оказались на линии Днестра.
Во время длительных боев украинцы понесли значительные потери, которые трудно было компенсировать. После отступления за Збруч военная власть УНР, согласно польско-украинской договоренности, имела ограниченные возможности проводить мобилизацию. Но использовались другие меры, чтобы увеличить численность армии. В частности, были организованы транспорты украинцев – пленных со времен Первой мировой войны, которые к тому времени еще находились в лагерях на территории Германии и Венгрии. Вербовали также добровольцев в польских лагерях среди пленных из большевистской армии. Кроме нехватки кадров украинские части испытывали серьезные проблемы в обеспечении. Особенно сказывалась нехватка боеприпасов.
Боевая численность войск УНР на середину июля 1920 г. отражена в таблице 1.
В ней не учтена еще 6-я стрелковая дивизия, которая тогда находилась в составе польской 3-й армии и насчитывала в списочном составе 2434 старшин и казаков. Украинцы также имели семь запасных бригад общей численностью 2205 солдат. В целом списочная численность Армии УНР на середину июля 1920 г. составляла около 15000 солдат.
В связи с серьезными кадровыми проблемами военная власть УНР заинтересовалась украинцами – солдатами бывшей российской Северо-западной армии генерала М.Юденича, находившихся в Эстонии. Попытки организационного объединения и перевозки их в Польшу делала Чрезвычайная дипломатическая миссия УНР в Эстонии, которой руководил Евгений Голицынский. Вероятно, деятельность Е.Голицынского заинтересовала группу офицеров скандинавского происхождения в Эстонии. В начале августа 1920 г. они прислали Головному атаману С.Петлюре письмо с предложением сформировать бригаду и переместить ее на украинско-большевистский фронт. Личный состав бригады должны были составить добровольцы, в основном датской, шведской, норвежской и финской национальностей, которые ранее принимали участие в войне за независимость Финляндии и Эстонии*. Скандинавские добровольцы после окончания боев в Эстонии и Латвии стремились и дальше бороться против большевиков. Кроме того, для многих из них наемная служба казалась единственной возможностью добыть себе средства для жизни.
Упомянутое письмо было написано на русском языке. Подписал его полковник Ивер де Хеммер Гудме (Ivег dе Hemmer Gudme), датчанин, который в 1919 г. в звании капитана командовал Датским добровольческим вспомогательным корпусом в Эстонии.

   Именно полковник Гудме должен был стать организатором и командиром так называемой Норманнской бригады. Свое предложение он сначала подал Е.Голицынскому, а тот переслал его Украинской военной миссии в Варшаве. Собственно с полковником Гудме правительство УНР должно было заключить контракт, проект которого скандинавские добровольцы также прислали Головному атаману. В контракте шла речь о том, что сформированная бригада будет представлять собой самостоятельное соединение, подчиненное непосредственно главнокомандующему Украинских войск. Однако судебная власть над ее военнослужащими будет осуществляться собственным судом бригады, на приговоры которого не будет права апелляции. Все расходы, связанные с организацией бригады, должна покрыть украинская сторона.
Проект контракта содержал также подробно составленный штат Норманнской бригады (см. табл. 2). Отмечалось, что большинство военнослужащих будет датской, шведской, норвежской или финской национальности, а украинская власть будет иметь право постоянно контролировать численность соединения.
   Норманнская бригада (см. схему 1) должна была насчитывать 4 батальона пехоты, каждый в составе 3 пехотных и 1 пулеметной рот, 4 эскадрона кавалерии, 3 батареи полевой артиллерии (в каждой по 4 орудия), 1 полубатарею конной артиллерии (2 орудия), 1 полубатарею гаубиц (2 орудия), подразделение бронированных автомобилей (4 броневика), а также авиационное подразделение (3 разведывательные самолета и 1 резервный). Кроме того, планировалось, что в бригаде будут еще инженерная рота, санитарное, ветеринарное и хозяйственное подразделения, амуницийная колонна, обозы и бригадный госпиталь. В целом бригада должна была насчитывать 5370 человек (отдельно 6 сестер милосердия в санитарном подразделении) и иметь на вооружении 303 револьвера, 4603 карабина, 24 тяжелых пулеметов, 56 легких пулеметов, 124 ручных пулеметов, 20 орудий, 4 броневика и 4 самолета.   Интересно, что специально для военнослужащих Норманнской бригады были разработаны собственные образцы мундиров, система воинских званий, а также система обозначения родов войск и служб. Мундир должен был быть серо-зеленого цвета. Воротник, край куртки (вдоль пуговиц), манжеты куртки, погоны и край пилотки должны были иметь цветные окантовки, обозначающие род войск или службы (для пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных подразделений – серебристые, санитарного подразделения – красные, военной полиции – желтые , обоза – голубые). Манжет куртки кавалеристов должен был быть скошен, в отличие от прямого, установленного для всех остальных военнослужащих. Окантовка офицерских мундиров не была связана с родом войск или службы (у младших офицеров – серебристая, у старших (майор, полковник) – золотистая). Для офицерской куртки планировался и другой крой манжет. На фуражках и пилотках должны быть золотые тризубы на серебряном фоне и зеленые розетки.
Род войск или службы планировалось обозначать соответствующими эмблемами на воротнике. Предполагалось, что солдаты будут носить номера своих батальонов, рот, эскадронов и батарей**.
Разработанная для бригады система воинских званий была своего рода смесью датской, русской и украинской. Кажется, что ее пытались приспособить к применяемой тогда в Армии УНР (см. табл. 3).
Подофицеры должны были носить на рукавах знаки различия званий в виде комбинации углов (младшие подофицеры (подкапралы, капралы) – серебристые, старшие (сержанты, фельдфебели, подпрапорщики) – золотистые). Знаки различия офицерских званий в виде золотых звезд (пятиконечных для офицеров и четырехугольных для военных чиновников) собирались размещать на погонах. Погоны младших офицеров планировали обшивать серебряным галуном, а старших – золотым. Юнкер должен был носить обшитый серебряным галуном погон с золотой вертикальной лентой посередине.
В целом предлагаемая для Норманнской бригады система знаков различия воинских званий полностью отличалась и не напоминала ни украинскую, ни датскую. Похоже, это был авторский проект инициаторов создания бригады.
   Проект контракта предусматривал выплату возмещений семьям погибших воинов (такую ​​же, как и семьям украинских казаков), а также пенсий военным инвалидам. В зависимости от ранга инвалиды должны были ежемесячно получать такую ​​сумму: рядовой – 20 франков***, подкапрал – 25, капрал – 30 сержант – 35, фельдфебель – 40, подпрапорщик – 45, юнкер – 50, подпоручик – 60, поручик – 70, капитан – 90, майор – 100, полковник – 140. Кроме того, каждому военнослужащему, отправившемуся на фронт, полагалась так называемая фронтовая помощь в сумме 100 франков, а также помощь в случае ликвидации бригады (ставка та же, что и месячная пенсия инвалидов, но умноженная на количество месяцев службы для УНР). Размер месячной платы устанавливался с учетом норм, существовавших для украинских воинов, но для подофицеров и рядовых Норманнской бригады она должна была быть больше на 20%.
В связи с проектом формирования Норманнской бригады Министерство военных дел УНР поручило Головной управе снабжения проработать смету, которая бы учитывала расходы на организацию бригады, ее вооружение, обмундирование, тыловое обеспечение, а также все финансовые расходы (плата военнослужащим, пособия, пенсии инвалидам и семьям погибших). Головная управа сделала расчеты и 12 августа 1920 г. передала их в канцелярию министерства. Из этого документа следовало, что осуществление проекта требовало таких средств:

  • на транспортировку военнослужащих из места формирования бригады на фронт и обратно после её расформирования – 21 480 000 польских марок (далее – п.м.),
  • формирование – 200 000 п.м. и 10 000 датских крон;
  • питание во время перевозки – 8 055 000 п.м.;
  • возмещение семьям погибших – 5 221 500 гривен (далее – грн.)
  • обеспечение инвалидов – 203 780 фр.;
  • ликвидационные выплаты – 125 485 фр.;
  • питание и табак – 149 823 000 грн.;
  • средства гигиены, керосин – 4 000 000 грн.;
  • обмундирование – 2 040 600 000 грн. (380 000 грн. на человека);
  • закупки: лошадей – 834 050 000 грн. (350 000 грн. за лошадь)
  • вооружение – 494 536 000 грн.;
  • снаряжение для технических подразделений – 70 000 000 грн.;
  • технического оборудования – 82 500 000 грн.;
  • оборудование для мастерских – 20 000 000 грн.;
  • 4 самолета вместе с надлежащим оборудованием – 36 000 000 грн.;
  • санитарного и ветеринарного снаряжения – 87 817 000 грн.;
  • на топливо и масла – 4 000 000 грн.;
  • месячную плату военнослужащим – 17 057 210 грн.;
  • транспортировка закупленных товаров и возможный рост цен – 384 600 000 грн.;
  • хозяйственные расходы 250 000 п.м. (годовые).


Как следует из калькуляции, минимальные затраты на реализацию проекта составляли: 10 000 датских крон, 329 193 франков, 29 985 000 польских марок и 4 231 204 700 украинских гривен.

Выплаты военнослужащим рассчитывали в соответствии с нормами украинского войска. Эти ставки для определенных должностей выглядели так:

  • командир бригады – 13 000 грн. в месяц плюс 200 грн. за каждые сутки – всего 19 000 грн. в месяц;
  • начальник штаба бригады – 12 500 грн. в месяц плюс 200 грн. за каждые сутки – всего 18 500 грн. в месяц;
  • командир куреня – 12 000 грн. в месяц плюс 200 грн. за каждые сутки – всего 18 000 грн. в месяц;
  • командир сотни – 8 000 грн. в месяц плюс 120 грн. за каждые сутки – всего 11 600 грн. в месяц;
  • бунчужный – 3 000 грн. в месяц плюс 30 грн. за каждые сутки – всего 3 900 грн. в месяц;
  • казак – 1 800 грн. в месяц плюс 20 грн. за каждые сутки – всего 2 400 грн. в месяц.

Как уже упоминалось, подофицеры и рядовые Норманнской бригады должны были получать плату на 20% больше чем их украинские коллеги.

Таким образом мы видим, что средства для формирования и содержания Норманнской бригады были огромными (только суммы в гривнах хватило бы на выплаты для 150 тыс. украинских казаков на целый год). Средства превышали финансовые возможности военной власти УНР. Весь проект был нереален, поэтому вызывает удивление, что украинские чиновники вообще им занимались. Некоторые положения проекта были просто абсурдны, как, например, разработка собственной униформы и системы воинских званий для пятитысячного формирования.

Очень критически об идее формирования Норманнской бригады высказался начальник Головной управы Генерального штаба УНР генерал Сергей Дядюша. Кроме больших средств, необходимых на все это дело, он отметил, что встреча хорошо обеспеченных и вооруженных иностранных частей с очень плохо обеспеченными украинскими частями может вызвать недовольство своих воинов. Различие в снаряжении и обеспечении будет усиливаться, когда из-за высоких требований Норманнской бригады почти все имеющиеся средства будут передаваться на ее нужды. С.Дядюша также обратил внимание на несколько существенных проблем, связанных с будущим заключением контракта: при высоких требованиях бригада не брала на себя, собственно, никаких конкретных обязательств; неизвестными были её возможная боевая ценность и тактика действий; с другой стороны, сила бригады была бы не такой уж и большой, чтобы доверить ей отдельный участок фронта, одновременно сотрудничество с украинскими частями была бы затруднено; военнослужащие бригады будут требовать, очевидно, организации регулярного фронта, а этого в непредсказуемых условиях, в которых действовала украинская армия, нельзя было им обеспечить; неизвестным было моральное состояние добровольцев, не было гарантий, что они не будут являть собой просто 5 тыс. авантюристов. Кроме того, генерал высказал мнение, что украинские военные с военной точки зрения составляют совершенный человеческий материал. При таких больших финансовых затратах, предназначаемых на Норманнскую бригаду, можно было бы создать части значительно более высокой боевой ценности, состоящие из украинцев. Трудно отказать в рациональности аргументам генерала Дядюша, поэтому Норманнская бригада в составе войск УНР осталась только оригинальным, но так и не осуществленным проектом.

Несмотря на интенсивные архивные поиски, кроме материалов одного дела в варшавском Центральном военном архиве, на основании которых и подготовлена статья, автору удалось попасть пока только на один документальный след Норманнской бригады. Это письмо, хранящееся в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины, в фонде Министерства иностранных дел УНР. В этом письме, датированном 4 октября 1920 г., тогдашний министр иностранных дел Андрей Никовский устраивает главе Дипломатической миссии УНР в Эстонии нагоняй. Министр утверждал, что проект полковника Гудме нереален, а он сам уже почти три месяца живет за счет правительства УНР, желая к тому же возврата средств за путешествие в Варшаву и требуя денег на обратную дорогу. В связи с этим министр просил дипломата чтобы тот в будущем осторожнее подходил к решению таких дел и не присылал бы поспешно людей с подобными намерениями.

ПРИМЕЧАНИЯ
* Детальный личный состав бригады, возможные обстоятельства и место её формирования остаются невыясненными. Эта проблема требует дальнейших исследований. Известно, что в боях за независимость Финляндии участвовали скандинавские добровольцы в основном, шведы. В финской армии даже существовала Шведская бригада. Участниками борьбы за независимость Эстонии было немало добровольцев из Финляндии, Швеции и Дании.
** Нам не удалось установить, как это надлежало делать.
*** Точно определить, какая это валюта не удалось. Скорее всего, речь шла о швейцарских франках.

Перевод с польского на украинский – Андрей Руккас, перевод с украинского на русский – Юрий Кулик (y_kulyk).

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>