Противовоздушные “Айовы”

Сразу же после окончания Второй Мировой Войны, перед американским флотом встал вопрос: что делать с двумя последними линкорами типа “Айова”, BB-65 “Иллинойс” и BB-66 “Кентукки”. Заложенные по “особой программе военного времени” в 1942 году, эти два линкора находились в весьма низкой степени готовности, так как ресурсы с их строительства были почти сразу же перенаправлены на постройку авианосцев. Работы над линкорами возобновились только в самом конце войны. Как следствие, к осени 1945 года, “Иллинойс” был готов едва-едва на 22%, “Кентукки” – приблизительно на 40%.

Противовоздушный линкор “Кентукки”, вариант G. Рисунок за авторством Tzoli.

В конце 1945 года, адмирал Кинг предложил достроить “Иллинойс” по улучшенному проекту, сделав акцент на усиление противовоздушной обороны. Основные характеристики корабля оставались прежними: изменялась в основном архитектура надстроек, с целью более эффективного размещения зенитных и универсальных орудий. Аналогичные “перекомпоновки” надстроек в более компактные были выполнены при строительстве тяжелых крейсеров типа “Орегон Сити” (представлявших собой усовершенствованный вариант типа “Балтимор”) и легких крейсеров типа “Фарго” (усовершенствованный вариант типа “Кливленд”). Адмирал Нимиц поддержал идею.

Схема линкора “Иллинойс” с перекомпонованным согласно предложениям Кинга и Нимица противовоздушным вооружением.

На корабле предполагалось перекомпоновать надстройку в более компактную “пирамидальную”, собрав две трубы в одну. Силуэт линкора после этого стал бы напоминать силуэты линкоров типа “Саут Дакота”.

Количество 127-мм/38 универсальных орудий оставалось прежним, но расположение их изменилось: две установки переставили на возвышенные позиции за носовыми и кормовой башнями главного калибра. За счет этого улучшался обстрел в носовых и кормовых секторах. Уменьшенные габариты пирамидальной надстройки также позволяли расположить 40-мм зенитные “Бофорсы” на более выгодных позициях.

Проект привлек определенное внимание, но готовность “Иллинойса” была сочтена слишком низкой. Вместо него флот предложил использовать находящийся в лучшей степени готовности “Кентукки”. Работы на линкоре возобновили в конце 1945 года, но в августе 1946 года приостановили: командование флота сочло, что предлагаемая модернизация недостаточно комплексная и флот, по сути дела, получит просто еще одну “Айову” с несколько лучшими углами огня зениток. По мнению адмиралов, огромному корпусу в хорошей степени готовности можно было найти лучшее применение.

Одной из проблем американского флота конца 1940-ых было резкое снижение эффективности зенитной артиллерии. Винтовые торпедоносцы и пикирующие бомбардировщики, бывшие основным оружием воздушной войны на море в годы Второй Мировой, стремительно уходили в прошлое. Теперь флоту США предстояло иметь дело с реактивными самолетами и высотными бомбардировщиками, вооруженными управляемым и атомным оружием – для борьбы с которыми существующих противовоздушных средств было недостаточно.

Эскиз противовоздушного линкора на базе “Кентукки”, проект G.

В попытке решить проблему, инженеры флота предложили идею тяжелого корабля, вооруженного исключительно зенитными орудиями большого калибра. Поскольку эти орудия неизбежно получались тяжелыми и громоздкими, корабль этот должен был быть большим – и тут на ум сразу же приходил “Кентукки”, терпеливо дожидавшийся решения своей судьбы у достроечной стенки. Корабль имел хорошую степень готовности по корпусу, но низкую – по надстройкам и механизмам, что позволяло сравнительно легко переработать проект. Всего было подготовлено восемь проектов “противовоздушного линкора”, обозначенных латинскими буквами от A и до G, но только о нескольких (в основном G и H) сохранилась хотя бы отрывочная информация.

Эскиз противовоздушного линкора на базе “Кентукки”, проект H. Число орудий ГК уменьшено на треть в пользу большего числа 127-мм орудий.

В качестве основного вооружения, противовоздушный линкор проекта H должен был нести двенадцать 203-мм/55-калиберных орудий в трех четырехорудийных башнях. Орудия эти были автозарядными пушками Mark 16, аналогичными используемым на крейсерах типа “Де Мойн”. Их скорострельность – на практике! – достигала 10 выстрелов в минуту за счет применения полностью автоматизированного заряжания. Хотя эти орудия формально и не были зенитными, их угол возвышения можно было без особого труда увеличить.

И эти орудия должны были стрелять не только простыми зенитными снарядами. Основным боеприпасом “противовоздушных линкоров” должен был стать подкалиберный оперенный управляемый зенитный снаряд SAM-N-8 “Зеус”:

SAM-N-8 “Зеус I”

Разработанный сразу же после войны, “Зеус” (проект “Эрроу”) представлял собой радикальный шаг в развитии ствольной зенитной артиллерии. К середине 1940-ых, инженерам ВМФ США стало ясно, что возможности обычных нарезных зениток подходят к пределу, и значимо улучшить их характеристики не представляется возможным. Выход видели в создании боеприпаса совершенно нового типа.

Испытанный в 1948 году “Зеус” представлял собой подкалиберный оперенный зенитный снаряд диаметром тела 127 миллиметров. Он должен был выстреливаться из стандартных 8-дюймовых 55-калиберных орудий Mark 16 RF при помощи отделяемого поддона. За счет небольшого веса (около 32 килограмм) и малого поперечного сечения, начальная скорость снаряда достигала 960 метров в секунду при использовании стандартного 75-фунтового заряда пороха, и более 1200 метров в секунду – при использовании усиленного 100-фунтового заряда.

Высокая начальная скорость и аэродинамическая стабилизация “Зеуса” значительно повышали его шансы на поражение скоростных высоколетящих самолетов. Но ВМФ США на этом не остановился. Адмиралам хотелось получить не просто подкалиберный оперенный зенитный снаряд, но управляемый подкалиберный оперенный зенитный снаряд. Согласно проекту, “Зеус I” должен был быть оснащен небольшими твердотопливными ракетными двигателями в центральной части, направленными перпендикулярно оси снаряда. Снаряд должен был двигаться в луче радара, сопровождающего цель; если угол между траекторией снаряда и линией визирования цели превышал 5 градусов, то зенитный вычислитель на борту корабля подавал сигнал на включение соответствующего двигателя. Импульс продолжительностью 0,01 секунды должен был скорректировать траекторию снаряда. Расчеты вероятности поражения цели одним выстрелом показывали, что управляемый “Зеус I” будет в 10-12 раз эффективнее обычного 127-мм снаряда.

Вспомогательное вооружение противовоздушного линкора должны были составлять новые 127-мм/54-калиберные универсальные орудия Mark 16 в шестнадцати спаренных установках. Две располагались линейно-возвышенно над башнями главного калибра, остальные – по семь на борт. В качестве легкого зенитного вооружения, линкор должен был нести шесть 76-мм/70-калиберных зенитных орудий Mark 26, аналогичные использованным для вооружения противолодочного крейсера “Норфолк”.

Зенитные установки “Норфолка” в музее.

Проект выглядел весьма перспективным, и испытания “Зеуса”, начавшиеся в 1948 году, шли вполне успешно. Более 100 снарядов были отстреляны с 1948 по 1950-ый год. Однако, вмешался непредвиденный фактор: в ходе работ над программой создания дальнобойных зенитных ракет “Бамблби” (увенчавшейся созданием в конце 1950-ых дальнобойного ЗРК RIM-8 “Талос”), институт Джона Хопкинса создал исследовательскую твердотопливную ракету CTV-N-8. Предназначенная для изучения вопросов управления ракетами на сверхзвуковых скоростях, CTV-N-8 продемонстрировала настолько хорошие характеристики, что ВМФ решил создать на ее основе “внеплановую” зенитную ракету. Зенитный ракетный комплекс RIM-2 “Терьер” был впервые испытан в 1953 году, и продемонстрировал настолько превосходящие характеристики, что флот прекратил работы над “Зеусом”, сочтя его значительно менее эффективным.

“Кентукки”, однако, оставался, и оставался вопрос, что с ним делать. Какое-то время казалось, что недостроенному линкору, наконец, улыбнулась удача: командование флота решило сделать его первым ракетоносцем США. В новой итерации, линкор должен был сохранить две носовые 16-и дюймовые башни, а вместо кормовой получить две спаренные ПУ для зенитных ракет RIM-2 “Терьер”. Рассматривалось также вооружение корабля крылатыми ракетами “Регулус” и “Тритон”.

Художественное изображение BBG-1 “Кентукки”.

Линкору даже присвоили новый индекс BBG-1 – что означало Battleship, Guided, т.е. ракетный линкор – и собирались ввести в строй к 1956 году. Но вмешались объективные факторы: за те же деньги можно было переоборудовать в ракетные два тяжелых крейсера (которые, кстати, потребовали бы и меньше экипажа). Флот, предпочитавший иметь больше новых единиц, пускай и меньшего размера, изменил свое решение, и первыми ракетоносцами американского флота стали тяжелые крейсера “Бостон” и “Канберра”, перестроенные из старых “Балтиморов”.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>