Рубеж по Зайри

Рассказывает юзер antinormanist:

Великая африканская река Конго (которую в Анголе зовут Зайри) на последнем этапе пути в Атлантический океан является границей между современным Демократическим Конго и Анголой. В первые годы Заморской войны это был весьма горячий рубеж.

Около 130 километров Зайри определяет границу – от ангольского городка Ноки, лежащего южнее Матади, главного порта на Конго, до расположенного на берегу океана Санту-Антониу-ду-Зайри (современное название – Сойо).

Между этими двумя поселениями в 1961 году не имелось никаких постоянных постов сил, отвечавших за оборону Анголы. При этом река достаточно широка и полна покрытых густыми зарослями островков, предоставлявших замечательное укрытие.
Ничего удивительного, что для повстанцев из МПЛА и ФНЛА именно этот участок границы стал излюбленным местом перехода из Конго.

С сентября 1961 года три военных катера ВМФ Португалии – “Эспига”, “Фомальют” и “Поллуш” – осуществляли патрулирование между Санту-Антониу и Ноки, но, разумеется они не могли перекрыть такой протяжённый участок границы. Поэтому в марте 1962 года был предложен план создания серия постов на самом жарком отрезке реки – от Ноки до скал Рока напротив конголезского порта Бома, и бывшего главной базой партизан для переправы.

Три поста должны были разделить этот участок на 4 равных сегмента по семь с половиной километров каждый. Позднее к ним решено добавить 4-й пост ниже по течению, на островке Кисанжа рядом с островами Буликоко. Каждый должен был поддерживать гарнизон из двух секций фузилёров (фузилейруш) – португальских морских пехотинцев, 1 офицер, 2 сержанта и 24 матроса. Ни должны были обеспечить постоянное патрулирование окрестностей поста на резиновых лодках с подвесными моторами.

В июне 1962 года фузилёры при поддержке армейских строителей начали возведение 4-х постов на девственном берегу реки Конго. Сначала участок земли очищался от растительности и крупных камней. Затем возводились несколько сборных щитовых деревянных построек, пирс и ангар для резиновых лодок и их моторов. Территория обносилась для защиты колючей проволокой и строилась смотровая вышка.

Фузилёр 2-го подразделения специальных фузилёров Жозе Тальядуш, принимавший участие в строительстве постов, вспоминал: “По правде говоря, наши деревянные постройки довольно скоро переставали существенно отличаться от хижин местного населения. С соседней деревней разница была невелика, разве что мы предпочитали ходить в одних трусах, а не напяливать на себя разные лохмотья”.

К середине августа было закончено строительство первого поста в Пуэлу, Макала закончена к концу сентября, Кисанжа – на первой неделе ноября, и последний пост, Тридент – за три дня до Рождества. На первых порах их гарнизонам приходилась жить на полуголодном пайке – три катера с трудом справлялись с доставкой всего необходимого из Санту-Антониу, тем более, что приоритетом было топливо и запчасти к резиновым лодкам, чтобы поддерживать патрулирование. Лишь с прибытием в марте 1963 года из метрополии малого десантного корабля ЛДП-105 удалось стабилизировать ситуацию со снабжением. Да и сами гарнизоны постов завели огороды и установили контакты с жителями соседних деревень, покупая у них продукты.

В последние дни декабря 1962 года ВМФ начал операцию “Ферролью” (Закручивающийся болт), в ходе которой фузилёры при поддержке катеров провели зачистку реки от Кисанжа до Ноки. Это заняло несколько месяцев утомительной работы.

Фузилёрам на их хрупких резиновых лодках и экипажам катеров приходилось сражаться не столько с врагом, сколько с природой. Зайри был полон водоворотов, плавающих стволов деревьев, островков травы, острых камней. Ночь на реке была непроглядно черна, а неожиданные мощные ливни заставляли прекращать работы.
Наиболее опасным участком было полтора десятка километров между Кисанжа и Рока, в районе островов Буликоко – настоящий лабиринт извилистых узких каналов, перекрываемых сверху разросшимися джунглями.

Операция продолжалась до марта 1963 года, по результатам уничтожено 10 лагерей повстанцев, десятки лодок, хотя убито всего два боевика – в большинстве случаев повстанцы предпочитали бежать при приближении фузилёров.
Заслон на Зайри создан, началась рутинная работа по патрулированию, в среднем 22 дня в месяц фузилёры проводили на реке. Тальядуш так вспоминает о своей работе:

“Патрулирование производилось на лодках “Зодиак” с 45-сильными подвесными моторами. Патрулирование велось ночью: мы останавливали мотор, использовали вёсла и дрейфовали в тишине, следуя вдоль берега реки на нашей стороне. Иногда мы попадали в небольшой водоворот, нас кружило, уводя от берега, пока течение не выбрасывало нас и мы возвращались на тихую гладь реки, продолжая путь, иногда работая вёслами, чтобы уклоняться от склонившийся к самой воде веток деревьев. Это было однообразное занятие, тихое и изматывающее…

В тишине и темноте ночи мы переговаривались шёпотом. Мы должны были молчать, как это и диктовалось военными правилами, но повседневность брала верх в ходе долгого однообразного патрулирования. Это были самые банальные и глупые разговоры. Иногда мы прятались в буше на берегу реки и устраивали засаду на два-три часа в тишине. Тогда стояла гробовая тишина, слышен был только писк комаров и крики птиц. Такие вещи никогда не приводили к успеху. Партизаны явно избегали нас”.

Постоянное патрулирование на Зайри привело к тому, что к середине 60-х ангольские повстанцы перестали использовать этот маршрут для проникновения на север Анголы, предпочитая сухопутные тропы в тысячах километрах восточнее. Младший лейтенант фузилёров Паулу Лоундиш Маркиш вспоминал: “Иногда случались инциденты с рыбаками-браконьерами, но не более того. Крокодилы были гораздо опаснее, но они боялись нас больше, чем мы их”.

Несмотря на умиротворение, барьер на Зайри не мог быть снят. При этом поддержание сети постоянных постов было весьма затратным, поэтому в 1967 году концепция речного заслона была пересмотрена. Три поста были ликвидированы, остался только Кисанжа, который расширен и модернизирован.

Он стал базой “мобильных постов” – малых десантных кораблей, оборудованных, чтобы обеспечить проживание полутора десятков фузилёров в течение недели – открытый трюм перекрывался дощатым настилом, внутри подвешивались койки и устанавливались холодильники для продуктов. Такие корабли постоянно курсировали по реке, периодически спуская для патрулирования резиновые лодки с фузилёрами.

Патрулирование Зайри в таком режиме продолжалось до самого конца Заморской войны.

P.S. Архитектор создания рубежа по Зайри, начальник штаба ВМФ в Анголе, военно-морской капитан Лионел Алешандру Гомиш Кардозу в начале 60-х вряд ли мог представить, что десятилетием спустя он войдёт в историю. Последним португальским верховным комиссаром и генерал-губернатором Анголы.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>