Сами Рафаэль

Гвозди бы делать из этих людей…

Сами (Шмуэль) Рафаэль родился в 1927 в Софии. В 1943 софийских евреев депортировали в отдаленные провинции, семья Рафаэль попала в город Русе на Дунае. 1944 – после вступления в Болгарию Красной Армии Сами ушел воевать, в составе войск Третьего Украинского фронта освобождал Болгарию и Югославию, был ранен. 1946 – призывается в болгарскую армию. 1947 – парашютист-инструктор ВДВ болгарской армии.

В конце 1947 вместе с братом через Румынию, Венгрию и Австрию пробирается в Германию, там проходит курс инструкторов Хаганы. Через Францию и Италию репатриируется в Израиль 16 мая 1948, на первом судне с репатриантами, прибывшем в независимый Израиль.

Через несколько дней призывается в 72-й батальон 7-й бригады, ранен в бою за Латрун. После решения о создании в АОИ десантного подразделения летом 1948 переходит туда. 1949 – один из немногих, кого оставили в десантном подразделении после его переформирования. В составе группы основателей парашютной школы в Тель-Нофе в 1949 и 890-го десантного батальона в 1950. 1950 – парашютист-инструктор, десантные крылья выпускникам первого израильского курса инструкторов вручил лично премьер-министр и министр обороны Давид Бен-Гурион.

Декабрь 1950 – в ходе показательных прыжков второго курса инструкторов парашют младшего сержанта Джорджи Перлуса зацепился за колесо самолета. Старшина Сами Рафаэль командует пилоту лететь над морем и снизить скорость, высовывается из самолета, цепляет Перлуса веревкой с крюком и постепенно затаскивает его в самолет, несмотря на порывы ветра и рвущиеся стропы. За проявленную храбрость, смекалку и хладнокровие Сами Рафаэль первым в АОИ отмечен за отличную службу в приказе НГШ (“Цалаш раматкаль”) – самого “Знака отличия НГШ” еще не существовало. Джорджи Перлус и пилот Одед Абарбанель тоже были отмечены в приказе. Впоследствии награда была заменена на медаль “За отличие”.

1951-1956 – офицерский курс, взводный инструктор в парашютной школе, заместитель командира учебной роты 890-го батальона, участвует в операциях возмездия в Египте, Иордании и Сирии.

Синайская кампания – командирован на Кипр, связной офицер при французском контингенте, организует десантирование 202-й бригаде на Синае вооружений, снаряжения и провианта с французских самолетов.

1958-1969 – служит в НАХАЛе, затем при отделе внешних связей министерства обороны. 1960 – организатор “Квартала десантников” (“Шикун цанханим”) в Рамат-Гане. Занимается военным сотрудничеством со странами Африки, командирован в Дагомею и Центрально-Африканскую республику.

1969 – увольняется из армии в звании майора. Ответственный за безопасность в муниципалитете Рамат-Гана.

Война Судного Дня – координирует доставку снаряжения различным частям и подразделениям, после войны присвоено звание подполковника в резерве.

С 1980 – в командировках от Еврейского агентства, “Керен а-Есод” и “Бондс” в разных странах Латинской Америки.

По выходу на пенсию занимается разнообразными общественными проектами в Израиле и за рубежом, в том числе по сохранению наследия сефардских евреев и языка ладино, по развитию дружеских связей Израиля с латиноамериканскими странами и с Болгарией. За важный вклад награжден болгарским правительством почетными знаками “За вярна служба под знамената” и “Свети Георги”.

26 мая 2015 скончался в своем доме в Гиватаиме. Похороны 29 мая на кладбище Кирьят-Шауль.

История с награждением майора Мордехая Шарони в 1949, мягко говоря, неоднозначная, поэтому Сами Рафаэля действительно можно считать первым цалашником АОИ.

Когда я интервьюировал Сами в 2010, он уже был очень болен. Но и тогда было видно, почему все ветераны-десантники говорили про его юмор. Изображал в лицах, как советские солдаты ему говорили (тут Сами переходил на русский): “Куда ты идешь, ты еще маленький”, а он говорил, что хочет бить немцев. А когда его ранили, они спрашивали: “Ну что, хорошо тебе теперь?” Как строили парашютную школу чуть ли не из палок и соломы и воровали рельсы для тренажеров, разные случаи в операциях возмездия и на прыжках, армейские интриги, как французский прапорщик-еврей на Кипре удивлялся, что господин израильский офицер сам чистит себе ботинки, и про мелкого французского капитана по фамилии Легран: “Ну куда ему такую фамилию с таким ростом”. Про Центрально-Африканскую республику я, конечно, спросил: “Что, не съел тебя Бокасса?”, а Сами сразу ответил: “Меня – нет, а тещу свою съел”. И много других историй.

Хадаса Штайн, которую я интервьюировал тогда же, и которая была в 1950 старшей укладчицей парашютов, сказала: “Сами всегда был такой веселый, такой смешной. Я помню освобождение из концлагеря, помню свою свадьбу, но такого веселья, какое они устроили вечером после того, как Сами спас Джорджи, я в жизни своей не помню”.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>