Секретная служба Абвер: интенсивной войне — интенсивный шпионаж

В ключе разведывательной службы Германии Абвер еще раз коснемся искусства под названием шпионаж, который часто называют «вторым древнейшим ремеслом», известным человеку.

Военный шпионаж, рассматривавшийся сначала как ремесло, а позже ставший искусством, берет свое начало в глубокой древности.

Традиционно шпионаж делился на две основные ветки, в каком-то плане «специализации»:

  • тайный сбор разведданных агентами, шпионами
  • максимально быстрая передача разведданных агентом в штаб спецслужб (правительство, генеральный штаб, частные клиенты и т. д.)

Такое разделение на две зоны ответственности существовало на протяжении столетий, в каждой из них трудились свои подготовленные, прошедшие спецподготовку кадры. Что крайне важно — специалист одной зоны ответственности в идеале не должен был знать коллегу со второй зоны ответственности. Ведь в случае рассекречивания одного, даже при большом желании или под сильным воздействием, он не смог бы выдать никакой информации о втором. Исходя из этого в качестве связующего звена выступали агенты посредники, мертвые почтовые ящики и т.д и т.п. Работа этих двух направлений ремесла в секретных службах Германии была организована на высшем уровне.

Еще в начале 19 века разведывательные службы Германии заслужено считались одними из лучших в Европе. Во времена Вильгельма Штибера (1818 — 1882), отца немецкой разведки и контрразведки, знаменитого прусского мастера шпионажа, в Пруссии и Франции под его началом уже трудилась целая армия секретных агентов — 12 тысяч. Принято считать, что именно Штибер придал современной секретной службе характер последовательной и преднамеренной жестокости как в военное, так и в мирное время.

Штибер ввел чисто военную разведку, придумал первую контрразведку и создал военную цензуру, которую в первую очередь использовал для дезинформации противника. Позже «штиберовские» принципы построения шпионского дела стали основополагающими и в других странах. Первая советская разведка и контрразведка (ЧК) были созданы по прусскому образцу. Была успешно создана система, в которой каждый доносил друг на друга, позже она активно «совершенствовалась» Гитлером и Сталиным. Краеугольным камнем шпионской системы Штибера была секретность любой ценой, всякий заподозренный должен был быть предан смерти, пощады не знали и свои агенты.

Английский журналист Рисс Курт охарактеризовал систему, созданную Штибером, как тотальный шпионаж. Тотальный из-за своих 3 принципов:

  • каждый может быть шпионом
  • каждый должен быть шпионом
  • нет тайны, которую нельзя было бы узнать

Еще немецкий философ Шопенгауер говорил, что немцы отличались абсолютным отсутствием того чувства, которое римляне называли стыдливостью. Этим можно объяснить многие поражающие факты из деятельности их секретных служб.

Главными достоинствами немецкой военной разведки и контрразведки во все времена оставались типично немецкая педантичность, прусская основательность, безукоризненная исполнительность и тщательный подбор кадров.

В книге «Иностранный шпионаж и борьба с ним в Российской империи 1906 -1914 гг.» В.О. Зверев пишет о том, что главным противником, хорошо разбиравшимся в вопросах шпионажа, выступала Германия. Любопытный факт «внедрения» на земли интересующих держав: с целью окультуривания русского крестьянства с согласия русских императоров немецкие помещики и крестьяне переезжали в Россию. Многие из них селились в пределах приграничных военных округов, где были сосредоточены портовые города, военные крепости и другие объекты, интересные для иностранной разведки. В окрестностях Санкт-Петербурга с населением 2 740 000 человек к 1910 году проживало 93 тысячи немецких поселенцев, а 1 августа 1914 года в рядах русской армии, насчитывавшей около 1 400 000 солдат, служило 300 тыс. немцев. Выходит, что каждый пятый военнослужащий имел германские корни…

Немного истории становления Абвер

С 1889 и по 1944 годы все служебные инстанции и подразделения рейхсвера, а позднее вермахта, предназначенные для ведения контрразведки, шпионажа и диверсионных актов условно называли абвером (в переводе с немецкого — защита). После поражения в Первой мировой Германия на время осталась без военных спецслужб. И вот в 1920 году в составе вооруженных сил была сформирована группа, которая должна была заниматься лишь контрразведкой, а на деле стала разведывательным органом. Официальной датой воссоздания Абвера принято считать 23 марта 1921 года. В 1928 году после объединения с разведывательной службой флота группа была повышена в статусе до отдела. В 1938 году реорганизована в Управление разведки и контрразведки Верховного командования вермахта (ОКВ). О масштабах деятельности страшного ведомства, соткавшего агентурную паутину над множеством стран мира за всю историю его существования, никак лучше говорит лозунг — «Интенсивной войне — интенсивный шпионаж», от успешных широкомасштабных диверсионных операций до превращения Абвера в важнейший инструмент гитлеровской политики. Во время Второй мировой Абвер стал центральным органом ведения разведдеятельности за рубежом и сыграл огромную роль в подготовке и обеспечении успеха гитлеровской агрессии против государств Европы.


Главное здание отделения OКВ в районе Штансдорфа (Германия)


Филиал OKВ в Штансдорфе 1942 год

Разведывательная служба Абвер при адмирале разведчике Вильгельме Канарисе в 1935 — 1944 насчитывала свыше 50 тысяч сотрудников, штатных и нештатных.


Вильгельм Канарис

Аппарат Абвера летом в 1920 году состоял из 2 групп, деятельность которых была направлена против шпионажа и саботажа — Восточный и Западный блоки. В 1921 году в состав группы входили 3 подгруппы (Untergruppe I, Untergruppe II, Untergruppe III). К октябрю 1938 года Центральный аппарат Абвера состоял из 5 главных отделов:

  • Центральный отдел (Z) — административные вопросы, центральный архив и картотека агентов Абвера
  • 1-й отдел (А-I) — шпионаж в иностранных государствах
  • 2-й (А-II) — диверсионно-террористическая деятельность на территории войск противника
  • 3-й (A-III) — военная контрразведка внутри страны и за границей
  • отдел «Аусланд» (Ausland) — сбор разведывательной информации путем изучения иностранной прессы, радиопередач и литературы, обработки сведений, поступавших от германских военных атташе за границей, руководство их разведывательной деятельностью

В систему Абвера входили органы разведки и контрразведки в различных соединениях вермахта, функционировали многочисленные периферийные отделы, называемые «абверштелле». Следуя заявлению начальника отдела «Абвер-2» Эрвина Штольце, Абвер образца 1938 года отличался от германской военной разведки времен первой мировой да и военных разведок большинства европейских стран, так как разведслужбы трех составных частей вермахта (армия, люфтваффе и кригсмарине) были объединены в одном отделе — Абвер-1. Развединформация поступала централизованно, что позволяло “… вести сбалансированную политику развития всех родов войск и способствовало значительному повышению боеспособности вермахта во время войны”.

Согласно дневниковых записей Ганса Пикенброка (руководитель отдела «Абвер-1» с 1936 года), существовало несколько агентурных категорий в зависимости от целей боевого использования агентов и способов передачи информации:

  • агенты мирного времени (завербованные иностранцы, временно проживающие на территории страны немцы)
  • агенты кризисного периода (агенты работающие в период обострения внутриполитической ситуации в разрабатываемой стране)
  • агенты военного времени (завербованные граждане вражеских стран, которые не привлекались к выполнению разведзаданий в мирное время)
  • агенты-радисты
  • агенты влияния (завербованные высокопоставленные правительственные чиновники вражеских стран)
  • «особо доверенные лица» (секретные нештатные сотрудники, завербованные из числа инженерно-технического персонала крупнейших промышленных предприятий рейха, военнослужащие)

Каждый аспект, касающийся работы Абвер — методы вербовки, внедрение агентов, построение агентурных сетей на территории отдельных стран, разведывательная спецтехника, способы передачи информации — был продуман и разработан на высшем уровне. Для организации разведки на территории интересующих стран в преддверии Второй мировой применялись новейшие достижения науки и техники: аэрофотосъемки стратегических объектов осуществлялись на высотах от 13 000 метров и выше, самолеты-разведчики оснащались фотоаппаратурой с высокой степенью оптического разрешения, при этом противник не только не видел воздушных разведчиков, но и не слышал их.

Для аэрофотосъемки в туманную погоду самолеты-разведчики оснащались фотокамерами с инфракрасной оптикой. Что говорить, к 1939 году Абвер располагал самой мощной в мире системой воздушной разведки. Ни в одной стране мира самолеты-разведчики не имели такого первоклассного оснащения как люфтваффе.

Инженеры подотдела «Абвер-1/Г» (технические средства разведки) сконструировали аппаратуру микрофильмирования, позволявшую уменьшить стандартный лист писчей бумаги с текстом (рисунками, картами, схемами и т. п.) до размеров машинописной «точки». Информацию можно было считывать с помощью микроскопа или увеличивать до исходных размеров в проекционных аппаратах. Обязательными условиями было использование высокочувствительной фотопленки и качественной фотобумаги. Абвер успешно использовал аппаратуру для передачи инструкций зарубежной агентуре. Причем наличие у агентов микроскопов обусловливалось их профессией (врач, биолог, химик, ювелир и т. п.) или их хобби (нумизматика, филателия, фалеристика, сфрагистика и т. п.).

Агенты Абвера годами переправляли донесения из Великобритании в Португалию, пользуясь услугами королевской почты! А все благодаря техническому отделу: был разработан состав симпатических чернил, который не вступал в реакцию с йодом и не становился видимым при нагревании.

К внедрению агентов готовились кропотливо и заблаговременно. “… Разработка аутентичной биографии для наших агентов всегда была одним из самых сложных и кропотливых видов работы. Достоверная «легенда» — это залог успеха всякой разведоперации, своего рода обоснование нахождения агента именно в этом месте, а не в каком-либо другом”. Правильно подобранная профессия и тщательно проработанная легенда создавала надежное прикрытие завербованным лазутчикам. Например во Франции для германских резидентов покупались небольшие продуктовые магазинчики, табачные лавки, газетные киоски.

Абвер, будучи одним из управлений ОКБ мог напрямую, выходить на главнокомандование войск и запрашивать всякого рода содействие и поддержку. Руководителями отделов Управления Аусланд/Абвер/ОКВ назначались опытные офицеры из кадров генерального штаба, каждые три года происходила ротация руководства. Проблема комплектации штата кадровыми офицерами чрезвычайно остро стояла перед всеми отделами Абвера. Так в отдел Абвер-1 набирали офицеров, имевших те или иные зарубежные связи, или офицеров, вернувшимся из долгосрочных заграничных командировок. Заполучение саперов и экспертов-практики по нацменьшинствам было задачей Абвер-2. Руководство Абвер-3 привлекало бывших сотрудников правоохранительных органов, криминалистов. В 1934 году в Вильгельмсхафене была открыта спецшкола Абвера по подготовке агентов для диверсионно-разведывательных операций в Западной Европе (Франция, Бельгия, Голландия).

Отдельного внимания, бесспорно, заслуживают разработанные спецслужбами немецкого нацистского аппарата и, в частности, Абвером спецтехника, шпионские криптоустройства, радиостанции.

Агенты-радисты и агенты-парашютисты были оснащены техническими службами Управления самыми современными средствами связи и опытными образцами оружия.

“… Наибыстрейший способ передачи полученной развединформации — это радиосвязь. Радиостанции маскировались под радиоприемники, в арсенале Абвера существовало множество способов и стационарного размещения радиостанций, например, встроенная в стену рация с ключом, замаскированным под штепсельный контакт (розетка, вилка). Во время войны агенты-радисты, действовавшие в глубоком тылу противника, снабжались переносными рациями с батареями питания…”

Во время Второй мировой войны Рудольф Ф. Штаритц работал в чертежной Абвера, за все время ему довелось увидеть и поработать с чертежами и альбомами электрических схем радиоприемников Абвера. Несмотря на конфиденциальность выполняемой работы и риск быть пойманным, ему удалось сделать фотокопии некоторых схем соединений, некоторые схемы Штаритц просто воссоздал по памяти.

К 1985 году Рудольф Ф. Штаритц собрал достаточно материала для написания рукописи о радиосвязи службы Абвер. Но, несмотря на то, что его монументальная работа раскрывала до сих пор хранящийся в тайне кусок истории, он не смог найти хорошего издателя. В последующие годы отдельные части рукописи были опубликованы в немецком журнале Funk (1985, 1987, 1988 и 1989), а также в двух главах второго тома книги Фрица Тренкле «Die Deutschen Funknachrichtenanlagen bis 1945». Кроме того рукопись была передана частным лицам.

В июле 2016 года голландский коллекционер Артур Бауэр с разрешения Штаритца впервые опубликовал рукопись в интернете. К сожалению, качество фотографий оставляло желать лучшего, поскольку исходники не были доступны. Ну что ж, пришлось довольствоваться хотя бы фотокопиями низкого качества, но согласитесь это все же лучше чем ничего.


KW-приемник SX-28


KST-приемник

В 2017 году Норберт Доцель из Германии выступил с инициативой перепечатать рукопись Старица; с помощью современных технологий, удалось даже отыскать и заменить фотографии оригиналами более высокого качества. Рукопись доступна для скачивания по ссылке

Рассмотрим некоторые представленные аппараты радиосвязи ниже.

В отличие от СССР, где с конца 1920-х уже использовали коротковолновое радио для работы политических и военных секретных служб, западные страны начали рассматривать возможность применения этой технологии связи примерно с 1935 года. В Германии тогдашним главой министерства обороны Рейхского военного министерства был отдан приказ о создании радиосети для служб обороны, для этого был сформирован особый отдел по разработке и производству радиостанций для агентов.

В филиале Верховного командования вооруженными силами Германии (Oberkommando der Wehrmacht — OKW) в Штансдорфе, основанном в 1936 году, над разработкой и производством первых коротковолновых устройств начали трудиться под руководством инженера Кайзера всего 4 механика. На тот момент во всем мире быстро увеличивалось число коротковолновой любительской радиотехники, благодаря радиолюбителям рынок развивался довольно активно. В начале войны многие из них были призваны или переведены в солдаты в соответствующие ведомства.

Перед войной служба Абвер ориентировалась на технологии английского рынка и приобрела (и в итоге скопировала) небольшие карманные приемники и передатчики, которые работали от батареек, в них использовались мини лампочки HIVAC (XY, XL и XSG в приемнике и две XP в двухтактной схеме передатчика). Удивительно, но эти миниатюрные на тот момент лампочки со вставным цоколем в Англии в антенно-фидерных устройствах не использовались.

В 1937 — 1938 годах появились первые полностью укомплектованные немецкие устройства «АФУ-чемоданы», ими могли пользоваться радиоагенты на торговых судах, проводить трансляции прямо с борта или из портов.

Переносные коротковолновые радиостанции были лучшим и быстрейшим видом связи агентов с «Центром». Рации, которыми оснащались практически все агенты Управления Аусланд/Абвер, изготавливались и проходили стендовые испытания в техническом отделе А-1/и. После начала военных действий на европейском театре инженеры-конструкторы А-1/и после некоторых усовершенствований использовали и трофейные коротковолновые радиостанции. Радиограммы принимались на фиксированных частотах в заранее установленное время. В каждом военном округе была так называемая «радиостудия» — замаскированный приемо-передающий радиоузел. Лаборатория и центральный узел связи А-1/и находились в Штансдорфе под Берлином.

Радиомастерская радиоцентра Гамбург-Вольдорф

В 1943 году конструкторское бюро и производство устройств АФУ были переведены из Штансдорфа в замок Нишвиц недалеко от Вюрцена.

Схемы устройств АФУ, изготовленных до войны или в начале войны, соответствовали схемам простейших радиолюбительских устройств и сегодня могут показаться довольно примитивными.

Одним из довоенных устройств с наименьшим количеством схем — всего 3 лампы — был Mark VII / B «Paraset» британской секретной службы SIS. Это устройство АФУ с диапазоном частот 3-7,6 МГц; выходной мощностью до 5 Вт; с режимами работы — АМ и CW; питанием – 6В от батареи или выпрямителя; с антенной – проволокой, длиной не больше 20 м; габаритами 280х356х640 мм; массой – 1,2 кг.


Mark VII / B «Paraset»


Принципиальная схема Mark VII / B «Paraset»

Размер устройств АФУ в первую очередь зависел от используемых ламп. На рисунке ниже показаны радио лампы, используемые в немецких приемниках для работы от сети: CF7 для довоенных конструкций, металлические лампы (стеклянный баллон был заменен стальным) и так называемые желудевые лампы миниатюрных размеров 4695 (пентод) и 4671 (триод).


Лампы немецких передатчиков АФУ с питанием от сети

Что касается схемотехники, то немецкие устройства АФУ представляли собой так называемый двухконтурный приемник прямого действия с диапазоном частот (в зависимости от расстояния вещания) от 2 до 15 МГц.

S 90/40

S 90/40 — шпионский 40-ваттный коротковолновый радиопередатчик секретной службы Абвер, был разработан приблизительно в 1939 году в Штандорфе для использования во время Второй мировой войны. Начиная с 1942 года производство перенесли в Вурцен.

S-90/40 передатчик часто использовался в тандеме с приемником E-90 в шпионской радиостанции SE-90/40.


Радиостанция SE-90/40

Как автономный передатчик S-90/40 использовался обычно с ВЧ-приемником, таким как Siemens R-IV или Radione R3. Габариты устройства в темно-сером металлическом корпусе составляли 27,5 x 19,5 x 10,5 см, вес составлял 3128 грамм. Он запитывался от внешнего блока питания (PSU), который обеспечивал 12,3 В переменного тока (LT) для нитей накала и + 700 В постоянного тока для запитки анодов радиоламп.

Все компоненты управления и подключения S-90/40 располагались на передней панели, как показано на фото ниже. Вверху слева находился разъем под блок питания (БП). Справа вверху — измеритель тока в антенне, а левее находились разъемы для антенны. Антенна подключалась к крайнему правому разъему (T) и к одному из 4 разъемов слева. Внизу слева была размещена шкала частот (от 0 до 180 °) генератора переменной частоты (VFO).

Переключающее устройство, используемое для передачи знаков азбуки Морзе, подключалось
к гнездам в нижнем левом углу. После установки желаемой частоты, ручку настройки PA в правом нижнем углу следовало отрегулировать на максимальную выходную мощность, используя измеритель тока антенны как индикатор. Белый тумблер в центре — радио переключатель диапазонов. Базовая модель работала в диапазоне частот от 3,5 до 8,5 МГц, но были найдены и другие диапазоны частот, например, от 5,3 до 9,3 МГц.

Хотя S-90/40 иногда и использовался как автономный передатчик, он был разработан специально для шпионской радиостанции SE-90/40. Станция помещалась в прямоугольном чемодане, обтянутом черной кожей. Внутри чемодана — три отсека: один для блока питания (PSU) и вспомогательных устройств, второй для приемника E-90, третий для передатчика S-90/40.


Радиостанция SE-90/40

Ниже на изображении — принципиальная схема S-90/40. Она представляет собой так называемый «тропический» вариант S-90/40 и основана на принципиальной схеме военного времени, опубликованной Рудольфом Старицем.

SE 99/10

Настоящим произведением искусства 1942 года под названием «миниатюрное коротковолновое устройство, работающее от сети» по праву можно считать SE 99/10. Устройство размером примерно с коробку для сигар было первым немецким коротковолновым аппаратом, к которому можно было подключить маленький ключ Морзе. В зависимости от рабочего расстояния он поставлялся в диапазоне приема и передачи от 2,5 до 5,5 МГц, от 3,5 до 7,5 МГц или от 4 до 9 МГц.


SE 99/10

SE 109/3

SE 109/3 был шпионским передатчиком / приемником, разработанным во время Второй мировой войны в 1942 году в Вурцене для Службы безопасности Германии Абвер. Радиостанция была запущена в производство в 1943 году и использовалось Абвером, а также его преемниками. После войны, с устройством работало разведывательное агентство Gehlen (OG) и даже BND.

Жестяной корпус радиоустройства (передатчик и приемник) визуально напоминал коробку из-под печенья, потому его часто называли Кексдозе. Устройство запитывалось от внешней аккумуляторной батареи 1,2В (LT) и 90В и 270В (HT), но в комплекте шел еще дополнительный блок питания, который подключался с тыльной стороны. 3Вт передатчик с кварцевой стабилизацией частоты мог иметь до двух фиксированных каналов в дополнение к одному настраиваемому.

Приемник свободно регулировался в диапазоне частот 3,2–6,5 МГц, передатчик — 3,3–7,5 МГц. Передатчик подходил только для CW волн и использовался для отправки сообщений азбукой Морзе при помощи встроенного съемного ключа Морзе.

К каждому радиоприемнику шла инструкция на двух страницах, доступная на нескольких языках. К инструкции по эксплуатации c серийный номером радиоприемника прилагался калибровочный лист, с помощью которого можно было преобразовать линейную шкалу приемника в частоты. На листе от руки были указаны диапазоны частот передатчика и приемника, частоты (дополнительных) внутренних кристаллов и требуемая длина антенных проводов. Для примера лист № 580.

Габариты SE 109/3 составляли 20 x 14 x 6 см, вес — всего 1,7 кг. Элементы управления и соединения размещались со всех сторон радиостанции, кроме нижней части. Корпус представлял собой прямоугольную жестяную коробку с округленными углами, нижняя и верхняя панели легко снимались. Слева 2/3 занимал приемник, а оставшуюся 1/3 — передатчик. На верхней панели размещались три больших отверстия, через которые были видны черные лампы DF11 приемника. Отверстия выполняли функцию охлаждения.

Антенна и противовес подключались через разъемы на верхней панели. Для подключения динамика на 4000 Ом или пары наушников 2 x 2000 Ом служили разъемы слева на передней панели.

Все органы управления приемником были расположены на левой боковой панели. Переключатель ON / OFF использовался для включения напряжения для нитей накала. Чтобы отрегулировать частоту приема от 3,2 до 6,5 МГц нужно было покрутить поворотный переключатель, расположенный слева ближе к задней стенке приемника. Текущая настройка отображалась на линейной индексной шкале на верхней панели.

Все органы управления передатчиком были расположены на правой боковой панели, сюда же подключалась необходимая передающая антенна. Передатчик имел 1 или 2 встроенных кристалла с фиксированной частотой, выбираемой при помощи поворотного переключателя справа.

SE-109/3 запитывался от внешней батареи или от внешнего блока питания (PSU), который подключался к 4-контактному разъему на задней панели прибора. Радиоприемнику необходимо было три напряжения: 1,2 В, 90 В и 270 В.

Большинство радиостанций SE-109/3 выпускались с серийным номером, состоящим из 3 или 6 цифр. Серийный номер каким-то образом «шифровался», поэтому по сохранившимся образцам невозможно точно определить количество изготовленных устройств. Ссылаясь на некоторые факты, можно предположить, что свет увидели около 500 единиц SE-109/3. Серийный номер обычно писался карандашом на шкале настройки приемника, и мог быть продублирован еще на передней панели устройства (или в любом другом месте корпуса радиостанции) черным или синим карандашом.

SE-109/3 обычно хранился в небольшом фанерном ящике, покрытом черной искусственной кожей. Кейс закрывался при помощи двух кожаных ремней. Аналогичный чемоданчик шел и для аккумуляторного блока, в нем размещалась батарея 1,2 В для нитей и три анодные батареи 90 В.

Из-за конструкции корпуса добраться до «внутренностей» SE-109/3 было легко, верхняя и нижняя панели устройства снимались элементарно, как крышка от коробки для печенья. На изображении ниже показан интерьер SE-109/3, если смотреть сверху. Примерно 2/3 пространства занимал ресивер (слева). Хорошо видны три большие черные лампы DF11 передатчика.

Оставшуюся 1/3 (правая) пространства занимал передатчик. Приемник и передатчик разделялись жестяной панелью, на которой находились два внутренних кристалла (если они есть). Вверху слева находился круглый трансформатор тока, который использовался для измерения выходной мощности передатчика. Предохранители для линий 1,2 В и 270 В располагались вверху по центру.

Как и любая другая шпионская радиостанция, SE-109/3 — чрезвычайно редкая находка. Большинство радиоприемников были уничтожены в конце Второй мировой войны, а те, что уцелели, попали в руки радиолюбителями и, что вероятнее всего, были модифицированы.

SE 100/11

Самым миниатюрным коротковолновым устройством для работы от сети, которое серийно производилось во время Второй мировой войны, была радиостанция SE 100/11. SE 100/11 состояла из трех подключаемых и очень плоских частей: двухконтурного приемника (лампы EF11, EF12 и EDD11), блока питания (EZ11, DGL 150/10) и передатчика, частоту которого определял внешний кварцевый резонатор с лампой UBL21.


SE 100/11


SE 100/11, слева направо: приемник, БП, передатчик

Криптоустройства Абвера

Для засекречивания сообщений использовалось множество ручных и машинных шифров. Для обмена данными между ОКВ и зарубежными подразделениями, например в Аргентине, Абвером использовалась Enigma G31, поэтому ее еще называют Abwehr Enigma. Ближе к концу войны Абвером была разработана шифровальная машина SG-41, в итоге получившая прозвище «Мельница Гитлера» (Hitlermuhle), она должна была заменить известную Enigma.

Enigma G31

Эту криптомашину иногда называют Abwehr Enigma, поскольку она использовалась немецкой секретной службой, Абвер. Однако следует отметить, что это была не единственная шифровальная машина, используемая секретной службой. Enigma G31 широко использовалась в гражданских и военных целях в таких странах как Венгрия и Нидерланды. Машина приглянулась в военное время и Sicherheitsdienst (SD), службе безопасности Германии.

Что немаловажно Абвер использовал иную проводку, чем другие заказчики этой криптомашины. Для сохранения схем проводки в секрете, службой были заказаны у производителя заготовки роторов (т.е. роторы без проводов). Кроме того, отделы Абвера использовали роторы с разной проводкой. По факту ее продолжали называть Zählwerk Enigma, так как G31 была разработана на основе Enigma А28.


Enigma А28

Визуально Enigma G31 была похожа на Enigma D: те же размеры, четыре колеса кодирования, блестящие металлические детали. Крайние правые три колеса — колеса кодирования, слева размещался один отражатель. Но в отличие от своего предшественника модели D отражатель перемещался во время шифрования.


Enigma G31

Удачными моделями Enigma G были G-312 (использовалась Абвером), и G-260 (SD). Уцелевшая с 40-х годов прошлого столетия G-312 — редкий экспонат в музее Блетчли-Парк. В 2001 году была совершена кража критомашины просто среди бела дня, но ее удалось вернуть.

Дефолтное подключение G31 В приведенной ниже таблице показано подключение Enigma G по умолчанию, которое было идентично подключению коммерческой Enigma D. Единственное отличие — количество выемок на каждом роторе. Электропроводка и расположение выемок идентичны Zählwerk Enigma A28.

В таблице ниже показано подключение G-312. Хотя машина и была в обиходе немецкой спецслужбы Абвер, это единственное найденное устройство с таким подключением. Для каждого отдела Абвер использовалась разная проводка.

В марте 1945 года, незадолго до окончания Второй мировой войны, аргентинская полиция арестовала немецкого шпиона Иоганна Зигфрида Беккера. У него была изъята модель Enigma G31 с серийным номером G-260. Через два месяца криптоустройство было передано американцам. Хотя Беккер и работал на немецкую секретную службу Абвер, G-260, скорее всего, использовалась Службой безопасности Германии (Sicherheidsdienst SD). У СБ Германии была своя собственная сеть в Аргентине, которую союзники называли Красной. Их экземпляры Enigma G31 были подключены иначе, чем машины, которые были в эксплуатации у Абвера в Аргентине.

С технического описания Zählwerk Enigma следует, что машина явно доработка Enigma D с некоторыми дополнительными функциями и улучшениями. Наиболее разительным отличием от других моделей Enigma является способ перемещения роторов. В более ранней Enigma D (а также в более поздней Enigma I, которая использовалась немецкой армией) роторы перемещались с помощью собачек, трещоток и зазубрин. В результате роторно-шаговый механизм этих машин двигался только вперед.

Однако в Zählwerk Enigma роторы приводились в движение благодаря зубчатой коробке передач. Количество выемок на каждом роторе было разное. Еще одно отличие от Enigma D — отражатель, который можно было не только установить в любое из 26 положений, но и перемещать во время шифрования. Три кодирующих ротора крепились на шпинделе, как и в других моделях Enigma, а вот отражатель перестал быть фиксированным.


Обычные роторы Enigma (слева) и роторы Zählwerk Enigma (справа)

Роторы стандартной Zählwerk были того же диаметра, что и роторы предыдущих моделей машины Enigma (например Enigma D). Однако в более поздней модели G31 диаметр роторов меньше, как показано на рисунке ниже.


Роторы Zählwerk Enigma модели A28 (слева) и Enigma модели G31 (справа)

Большинство устройств поставлялось всего с 3 роторами шифрования, их можно было установить на шпиндель в 6 различных порядках (3 x 2 x 1). Эти колеса (I, II и III) шли с 17, 15 и 11 выемками соответственно. Известно, что некоторые криптомамашины Enigma имели в своем распоряжении больше трех роторов шифрования. В венгерской армии, например, были машины Enigma G31 с пятью такими роторами.

Мельница Гитлера или SG-41 представляла собой механическую шифровальную машину с штифтом, была разработана во время Второй мировой войны. Фриц Менцер разработал достойного кандидата на замену Enigma-G. Устройство было изготовлено компанией Wanderer Werke в Зигмар-Шёнау 12 октября 1944 года. Поступил заказ на 11 000 единиц. Свое прозвище Hitlermühle (Мельница Гитлера), скорее всего, устройство получило из-за наличия большой рукоятки с правой стороны.


SG-41, в итоге получившая прозвище «Мельница Гитлера» (Hitlermuhle)

В отличие от Enigma, SG-41 не относилась к роторной машине, а являлась улучшенной версией C-машин на цевочных дисках, разработанных Борисом Хагелиным в Швеции. Подобные криптоустройства Хагелин начал создавать еще перед войной (C-36 и C-38), они активно использовались в американской армии (M-209 и BC-38).

SG-41- усовершенствованная версия BC-38 и M-209, к улучшениям можно отнести нерегулярное перемещение роторов, смещение роторов в обоих направлениях, что в целом затрудняло взлом криптоустройства. Что касается внешнего вида, то SG-41 сильно отличалась от C-машин Hagelin. Корпус — выше, внизу имелось большое отделение для хранения бумаги.

Устройство приводилось в движение при помощи рукоятки справа. На передней панели слева находился счетчик символов, его можно было сбросить при желании (Сounter reset на фото выше). Вверху располагались шесть роторов, которые можно было разблокировать при помощи рычага справа от них (wheel lever). После разблокировки можно было установить роторы в начальное положение.

SG-41 впервые была обнаружена взломщиками кодов в Блетчли-парке 12 октября 1944 года. По словам Мэвис Бэти, все что они знали, что у машины было шесть шифровальных роторов, которые перемещались нерегулярно, иногда даже назад. Хотя специалистам позже и удалось расшифровать несколько сообщений, во время войны машина оставалась нерушимой загадкой, а в послевоенном отчете США ее называли «удивительной».

Абвер называли одним из самых эффективных ведомств своего времени. Своими разведданными они принесли Германии немало побед в сражениях. В отличие от СС, СД и гестапо, Абвер не был признан преступной организацией, хотя его роль в обеспечении гитлеровской агрессии невозможно переоценить. Часто службу величали «щитом и мечом Рейха», «всевидящим оком фюрера» и даже «лучшей спецслужбой Второй Мировой».

Разведка в том виде, в каком она предстала в начале войны осенью 1939 г., была в основном творением Канариса. Из «мелкой лавочки» она превратилась в большую и весьма мощную организацию. Канарис гордился своей разведкой.

Но успех функционирования внешних связей Абвера все отчетливее вырисовывал перед адмиралом и его офицерами истинную обстановку с близящейся катастрофой. Канарис продолжал борьбу с РСХА, которое до 1944 года так и не смогло представить Гитлеру никаких компрометирующих материалов разведывательного характера на Абвер.

Здесь все проверялось, взвешивалось и обсуждалось без всяких предубеждений и оглядки наверх. Поэтому и аппарат тайной военной разведки, предназначенный обслуживать военную машину Гитлера, оказывался фактически также и главным свидетелем обвинения против него.

В феврале 1944 вышел декрет о расформировании Абвера. Этим декретом Абвер делился на части, отходившие к разным ведомствам, — в основном в состав Главного управления имперской безопасности (РСХА). Начальнику ОКВ и рейхсфюреру СС было поручено перевести Абвер в тайную службу РСХА, что по указу Гитлера создало бы единую разведывательную систему. Адмирал Канарис был приговорен к смертной казни, обвинен в участие в попытке государственного переворота, и казнен 9 апреля 1945 года в тюрьме Флоссенбурга.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>