Шанхай-1932: проба сил перед большой войной

В начале 1932 года битва за Шанхай на целых пять недель приковала к себе внимание мировой прессы. На глазах у изумленных европейцев, живших и работавших в Шанхае, прямо на улицах города ожесточенно сражались китайская Национально-революционная армия и японский десант. Одновременно с этим шанхайские бои стали первой серьезной проверкой японских танковых войск и авиации.

Уже почти сто лет, со времен опиумных войн, с суверенитетом Китая мало кто считался. Великие державы легко подавляли мятежи (такие как боксерское восстание), а в остальное время делали внутри Китая что хотели. После революции 1911 года ситуация только усугубилась: страну рвали на части всевозможные полевые командиры, а зарубежные игроки пытались извлечь выгоду из хаоса в Китае – от «простой» торговли до прямого захвата земель.

В мае 1928 года японские войска вырезали в городе Цзинань несколько сотен китайских военных и гражданских. В ответ Китай объявил бойкот японским товарам – большего измученная гражданской войной страна сделать попросту не могла. Более того, Национальное правительство Китая во главе с Чан Кайши со столицей в Нанкине было провозглашено лишь в феврале 1928 года – ранее единой страны не существовало даже формально. 4 июня японцы убили фактического хозяина Маньчжурии Чжан Цзолина (взрыв прогремел в его собственном поезде), что открыло оккупантам дорогу вглубь Китая.


Китай, разорванный гражданской войной (синим цветом показаны области, контролируемые Гоминьданом)

В июле 1931 года в Шанхае начался очередной бойкот. Дело в том, что товары, производившиеся на японских фабриках в Китае (например, хлопчатобумажные ткани), продавались по меньшим ценам, чем в самой Японии, и их выпуск неуклонно рос. Местное население отказалось покупать японские товары и продавать оккупантам продовольствие, а рабочие на фабриках, принадлежавших японцам, объявили забастовку. В ответ японцы решили захватить столь нужные им рынки сбыта и источники сырья – в частности, Маньчжурия могла дать уголь, железные руды и соевые бобы.

18 сентября 1931 года около Мукдена были подорваны рельсы Южно-Маньчжурской железной дороги. Этот инцидент послужил японской Квантунской армии предлогом для начала захвата всей Маньчжурии. В дальнейшем японская армия и флот зачастую действовали методом «разведки боем» – если провокация удавалась, боевые действия распространялись на новые территории Китая.


Японские войска во время «Маньчжурского инцидента».

Если японцам давали отпор (как вскоре случится в боях на Хасане и Халхин-Голе), «инцидент» оставался «инцидентом». Стоит отметить, что армия и флот захватчиков нередко действовали не просто автономно, но даже наперекор друг другу. Более того, Квантунская армия воевала в Маньчжурии без санкции японского правительства (хотя задним числом ее агрессия была полностью оправдана и поддержана).

Шанхай – город контрастов
После наводнения 1931 года Шанхай (на то время – крупнейший город Китая) был переполнен нищими. Нередко на улицах лежали трупы умерших от голода за ночь – утром их убирали, чтобы не смущать взор богатой публики. При этом в городе работало множество современных предприятий, принадлежавших европейцам, американцам и японцам.


Набережная Шанхая, 1932 год

25 января 1932 года глава шанхайского отделения банка «Мицуи» Фукусима Кимидзи процитировал недавний выпуск китайской газеты, в котором японский император был подвергнут оскорблениям. Кроме того, в Шанхае были жестоко избиты пятеро японских монахов, один из которых позже умер. Кимидзи потребовал официальных извинений, выплаты компенсаций пострадавшим и наказания виновных.
Банк «Мицуи» неформально финансировал японское правительство, поэтому к мнению его представителя стоило прислушаться. Лишь позже выяснилось, что атаку на монахов оплатил… японский же майор Танака Рюкичи. Замысел был прост – провокация в Шанхае потребует вмешательства Японии, которое, в свою очередь, отвлечет внимание китайского общества от захвата японцами провинции Хэйлунцзян в Маньчжурии.

В Шанхае издавна проживало множество иностранцев, которые совершенно не желали очутиться посреди зоны боевых действий. Поэтому на всякий случай к городу подошло около тридцати кораблей из разных стран.


Позиции иностранных войск (вероятно, американских). Шанхай, февраль 1932 года

Уже 25 января китайские солдаты из 19-й армии, расквартированной у Шанхая, начали укрепляться в рабочем предместье Чапей. Японцы посчитали эти приготовления блефом и полагали, что при первой же опасности китайские войска уйдут, как не раз случалось раньше.


Пехотинцы китайской 19-й армии на оборонительных позициях

26 мая оскорбившая императора газета была закрыта, на следующий день та же участь постигла антияпонскую ассоциацию по бойкоту. Утром 27 января японский адмирал Шиозава поставил безоговорочный ультиматум, истекавший 28 января в 6 часов утра. Тем временем морской министр в Токио огласил всему миру перечень оскорблений и враждебных актов китайцев в отношении императора Японии, японского флота и японских граждан.
28 января в японское консульство бросили жестяную бомбу с фитилем – никто не пострадал, но было выбито несколько стекол. В тот же день китайские власти из Нанкина (тогдашней столицы Китая) отправили в 19-ю армию несколько приказов не поддаваться на провокации, однако было уже поздно.

Шанхайский инцидент
Ранним утром в Шанхае высадился японский флотский десант с артиллерией и четырнадцатью бронеавтомобилями – в его первой волне шло около тысячи моряков, еще тысяча оставалась в резерве. Реквизировав колонну грузовиков, десантники разбились повзводно и быстро продвигались к нужным целям.

Интересно, что городские власти получили депешу о высадке японского десанта спустя несколько минут после того, как прозвучали первые выстрелы. Японцы утверждали, что первыми стреляли китайские снайперы, европейцы – что бои начали «ронины» (японские наемники из числа якудза). Учитывая тот факт, что ранее наемники уже участвовали в провокациях (например, в избиении японских монахов в Шанхае), такое вполне возможно. Так или иначе, десантники открыли пулеметный огонь, на помощь им пришли пять броневиков и мотоциклы с пулеметами в колясках.


Японские моряки на мотоциклах

В начавшихся боях китайским солдатам помогало знание города – они довольно эффективно вели фланговый огонь по аллеям, стреляли с крыш и из окон. В первые часы сопротивление было сравнительно слабым, однако ночью в бой вступил китайский бронепоезд, огонь которого сильно затруднил продвижение японцев. Одним из узлов сопротивления стало огромное бетонное здание Северного вокзала – здесь десант напоролся на пулеметные очереди и ручные гранаты. В ответ японские корабли открыли огонь по городу. Чтобы не попадаться на глаза многочисленным китайским снайперам, десантники расстреливали уличные фонари, поэтому целые районы Шанхая погрузились в кромешную тьму.

Утром 29 января с гидропланного авианосца «Ноторо» взлетели самолеты, которые подвергли Шанхай бомбардировке – ее жертвами стало множество жителей города.


Гидроавиатранспорт “Ноторо”.

К удивлению японцев, китайцы приняли бой и забаррикадировались в предместье Чапей, многие кирпичные здания которого стали маленькими крепостями. К обеим сторонам подходили подкрепления. К вечеру 29 января японцам пришлось отойти от вокзала, поскольку в их тыл постоянно просачивались сотни снайперов в гражданской одежде. К этому времени погибло около сотни японских моряков, трехсот китайских солдат и тысячи гражданских. Показательная деталь – первоначально штаб японского флота отказался от помощи, предложенной армией, надеясь справиться своими силами. В Шанхае возникла патовая ситуация – японцы не могли занять мятежные районы, а китайцы – выбить японцев из города.


Японская баррикада в Шанхае

Полиция и пожарные не могли выполнять свой долг под перекрестным огнем и ушли из нескольких городских районов. Им на смену пришли отряды вооруженных японских добровольцев из местного населения, которые показывали дорогу десантникам, регулировали уличное движение, обыскивали и поджигали дома в поисках снайперов.


Китайская военная полиция в бою

Американские и британские официальные лица отчаянно пытались спасти вложенные капиталы и не допустить большой войны на Тихом океане – они упрашивали как китайцев, так и японцев прекратить огонь. 30 января нанкинское правительство объявило о том, что поддерживает действия 19-й армии и переезжает в город Лоян – подальше от Шанхая и вообще от побережья.

1 и 2 февраля в Шанхае соблюдалось перемирие, обе стороны лихорадочно окапывались. 3 февраля японские эсминцы вновь открыли огонь по шанхайским фортам, но пологая траектория их орудий не давала накрыть укрепления, а полубронебойные снаряды часто не взрывались при попадании в мягкую землю. Китайцы отвечали врагам огнем из пулеметов. Тем временем далеко на севере, в Маньчжурии, после воздушной бомбардировки и танковой атаки пал Харбин – там китайские солдаты практически не сопротивлялись.


Иностранные журналисты на китайских баррикадах

Ночью с 7 на 8 февраля и в течение последующего дня японская смешанная бригада (3000 человек) пыталась переправиться по понтонным мостам через реку Сучжоу, разделявшую Шанхай, под прикрытием артиллерии и авиации. Эта операция встретила сильное сопротивление со стороны китайских войск и окончилась неудачей.

К 18 февраля японцы высадили на сушу 18 000 человек с артиллерией и танками. 2-я отдельная танковая рота капитана Шигеми состояла из пяти средних танков Тип 89 «Йи-Го» и десяти «Рено» NC-27 «Оцу». Последние представляли собой развитие танка FT-17 – легендарной боевой машины времен Первой мировой. Еще несколько старых японских «Рено» находились в Шанхае с конца 20-х годов и использовались для охраны железных дорог. Кроме того, десантников поддерживали танкетки Тип 88.


Японский танк «Оцу» прокладывает дорогу пехоте

Получив подкрепление, 20 февраля японцы перешли в наступление, поддерживаемые тяжелыми орудиями, танками и самолетами. Однако на узких шанхайских улицах танки оказались не слишком эффективными – зачастую они сталкивались с баррикадами и не могли продолжать движение. Единственный танк, прорвавшийся к вокзалу, был быстро окружен китайской пехотой и уничтожен с помощью гранат. Более полезными в уличных боях оказались японские горные орудия.


Японский броневик в Шанхае

Китайцы (возможно, пользуясь немецкими советами) выстроили довольно серьезную оборону между Шанхаем и фортами у Янцзы, находившимися к северу от города. Траншеи глубиной 2 м были облицованы кирпичом и покрыты листами железа. Каналы играли роль крепостных рвов с водой, за ними находились заграждения из проволоки или бамбука. Китайцы не только отбили многократные атаки, но и на следующий день перешли в контрнаступление.


Китайцы в уличных боях, с гранатами немецкого образца

В ответ японская пресса сообщила о подвиге трех героев-смертников, обвязавшихся взрывчаткой и бросившихся на проволоку, чтобы пробить проход для своих товарищей. Японским школьникам предлагалось собрать памятник «Трем героям» из готовых бумажных деталей и полакомиться конфетами «Взрыв», на конкурс было прислано более 84 000 песен о подвиге.
В Японии вышло не менее восьми кинофильмов об этом эпизоде – на экране герои успели покурить перед броском, попрощаться друг с другом и прокричать «Да здравствует император!» Расследование показало, что солдаты не обвязывались взрывчаткой и тем более не бросались с ней на проволоку, а пытались использовать стандартную шестовую мину (четырехметровую трубку с взрывчаткой), но ее бикфордов шнур оказался короче положенного.

Во второй половине февраля японцы вынужденно перешли к обороне, впрочем, не отказываясь от бомбардировок. По подсчетам западных наблюдателей, против Шанхая и окружавших его китайских авиабаз могло действовать до 200 самолетов – около половины тогдашних японских ВВС. Известно, что часть машин взлетала с авианосцев «Кага» и «Хосе». 22 февраля в воздушном бою с японцами погиб Роберт Шорт – инструктор китайских ВВС, приехавший из США.


Китайский пулеметный расчет

Утром 1 марта японцы еще раз попытались нанести массированный удар. От 8000 до 10 000 пехотинцев под прикрытием корабельной артиллерии и авиации переправились через Янцзы и атаковали ослабленный участок фронта. В этот же день командование 19-й армии отдало приказ об отходе на вторую линию обороны примерно в 20 км от Шанхая. 5 марта снова начались переговоры. Японцы, чьи финансы находились отнюдь не в блестящем состоянии, были рады уйти из Шанхая с победой. Благо именно 1 марта была провозглашена независимость Маньчжурии, чего изначально и добивалась Япония. 18 марта ее войска начали отступление из Шанхая, а 5 мая наконец было подписано официальное перемирие.


Патруль японских моряков на улице Шанхая

Хотя японцы применили весь свой набор новейшего оружия (кроме химического), они так и не смогли диктовать свою волю китайцам, неожиданно оказавшим сильное сопротивление. Координация японской пехоты и артиллерии была неудовлетворительной, а танки не подходили ни для узких улочек, ни для полей, пересеченных множеством каналов и речек. За время боев погибло около 18 000 жителей города, а также тысячи японских и китайских солдат. После подписания перемирия как китайцы, так и японцы начали подготовку к новым схваткам, которые не заставят себя долго ждать…
Источник

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>