Случай в карауле

Своими воспоминаниями о службе делится Александр Анатольевич Каленник. История о том, как во время несения им боевого дежурства по охране и обороне ракетной шахты на ограждении позиции был обнаружен труп. И что было потом. Место действия – Украинская ССР, Хмельницкая область, Дунаевецкий район, 430-й ракетный полк (в/ч 54266).

Сначала коротко об устройстве позиции. Ракетная шахта обнесена ограждениями. Снаружи находится так называемая биологическая защита (проволочная сетка), далее технические средства охраны “Щит” и “Радиан”, затем электризуемое заграждение “Сетка 100″ под высоким напряжением. Внутри периметра вблизи ракетной шахты расположено караульное помещение (карпом) с башенной пулеметной установкой (БПУ) на крыше.  В этом же помещении имеется пульт, на который выведена сигнализация с “Щита” и “Радиана”. При попытке проникновения на охраняемую территорию боец за пультом видит, на каком участке появился нарушитель, и может при помощи громкоговорителей предупредить его, а при необходимости и уничтожить из пулемета. Вход в карпом осуществляется через подземный коридор – потерну под электризуемым заграждением. Во время несения дежурства караул не покидает помещение, коммуникация с командованием полка осуществляется через так называемого 11-го номера боевого расчета, который находится на цетральной позиции полка и держит связь со всеми его караулами.

IMG_5637
Караульное помещение. Вид от ракетной шахты.

Собственно история:

“Дело было в 1984-м году. Где-то конец августа, может начало сентября.
Заступили мы на боевое дежурство (БД) в 6-й караул. Это вблизи д. Залесцы, рядом с ЦУКОСом или с 19 ОНИП*. Заступил я с сержантиком на полгода старшим по призыву, фамилия Иванов** из Нижнего. Приняли караул. Времени было часа три. Начальник наелся и пошел спать до девяти вечера. А я сел за пульт. Поскольку я был молодым бойцом, месяца полтора или два только самостоятельно дежурил, то постоянно хотел есть и спать со страшной силой.

И вот, я сижу час, другой, и медленно начинаю засыпать. Сколько я проспал, точно уже не вспомню. Очнулся инстинктивно чувствуя, что что-то не так. Что горело на пульте не помню. Большинство караулов было устроено так: когда сидишь за пультом, то впереди окно выходит на ракетную шахту. За спиной окно выходит на въездные ворота. Справа на трансформаторную подстанцию. Слева через кухню куда попало. И вот я чувствую, что за спиной у меня что-то происходит.

Оборачиваюсь я и вижу, что около въездных ворот стоит какой-то УАЗик, бегают два бойца и стоит офицер. Я пулей влетаю в БПУ и смотрю в прицел. УАЗик по номеру не командирский и не дивизионный. У нас в дивизии на номерах были буквы МД, если память не изменяет. Этому нас тоже учили, отличать свои машины от чужих. Офицер оказался капитаном (в 6-кратный прицел все видно). Что они хотят, я не могу понять. По громкоговорящей связи предупредил их , чтобы валили от объекта. Также предупредил, что если попробуют проникнуть, будет открыт огонь на поражение (по инструкции). Спустился вниз, доложил 11-му, разбудил начальника. Сержантик мой слегка был тормоз, долго не понять, что за шум. 11-й доложил командиру дежурных сил полка. Тот вышел с нами на связь, сказал вести усиленное наблюдение, и обо всех изменениях докладывать. Также сказал, что к нам выехал расчет усиления. Незнакомцы покрутились немного и тоже уехали.

Часа два, наверное, было тихо. Потом смотрим, приехал кто-то из офицеров полка, но в зону не идет. Потом приезжает еще УАЗик, но уже дивизионный. Вышли из него два человека. И вся делегация направилась в карпом.
По правилам несения БД, карпом открывает начальник с ЖБД (журнал несения БД). Помощник (т.е. я) остается за пультом. Начальник докладывает на входе, а я когда офицеры поднимутся в карпом. Форма доклада примерно такая: ФОРМА (позывной полка) шесть (номер БСП) четырнадцать (номер боевого расчета) Каленник, за время несения БД происшествий не случилось.

За давностью лет двоих офицеров не помню, но главного не забуду до доски. Еле-еле он влез в карпом, килограмм 120, а может и побольше был. Звали его майор Воркин – следователь, не то из особого отдела, не то из штаба дивизии. Выслушал он доклад и говорит многозначительно: «ну-ну». Дальше начинается типа допрос, но без записи. Кто дежурил в такое-то время? Докладываю: «я».
Ну и понеслось. Как ты нес службу? Не было ли чего нештатного? Срабатывали ли датчики «Щит» и «Радиан»? Записывал ли я все в ЖБД? По инструкции надо все срабатывания записывать в ЖБД, также записать, что делал при срабатываниях (подняться в БПУ, осмотреть местность). Если ложное срабатывание, записать в ЖТС (журнал тех. состояния). Если много ложных срабатываний, вызвать взвод эксплуатации для устранения неполадки. Я ему говорю, что все было без проишествий. Не помню как, но он мне сказал, что у нас человека убило на «Сетке 100».

Я чуть не обделался от испуга. По закону это как минимум дисбат. Если бы я его завалил из ПКТ, то был бы герой, а так я проспал нарушителя. У меня и мову отняло. А он все вопросики подкидывает: что да как, чем ты боец занимался?
К слову, 6-й караул находился в лесу. По моим ощущениям, был самый заросший. Опытному человеку, знающему принцип работы систем охраны, просочиться до «Сетки 100» незамеченным реально. А вот преодолеть “Сетку”, да еще во влажную погоду, мне кажется маловероятным.
Так вот он меня пытает, как я допустил, что человек незамеченным пробрался аж до «Сетки 100». А я вразумительно не могу ответить. Потом как-то разговор вышел на тему, как узнали, что кто-то погиб, и вообще кто оказался в зоне.

Убитым оказался солдат-строитель. Он был прикомандирован к ЦУКОСу, что-то там строили. По национальности не то туркмен, не то таджик. А нашли его сослуживцы. Получается, что у меня перед носом, прошел табун людей, а я и не видел.
Потихоньку, приходя в себя, я спросил, где вообще это произошло.

Сняли напряжение с «Сетки» и повели меня показывать место, где это произошло. И ведут меня не вдоль «Сетки», а вдоль «Радиана». Привели на место. Под «Радианом» лежит бушлат, вытоптана трава. Видно, что были люди и не один. Но у меня в мозгу мысль: «Радиан» не убивает, это система сигнализации. Но не знающий человек не отличит «Сетку 100» от «Радиана» (абсолютно одинаковое сеточное полотно). Тем более «Сетка» проходит почти всегда по открытой местности, чтобы не было ни деревьев ни кустарников. А «Щит» и «Радиан» проходят по зарослям, поэтому очень много ложных срабатываний от падающих веток, сильного ветра.

Тела на месте не было, кто его туда принес, и кто унес, так и не узнал. Я возьми и спроси, а как его мог убить «Радиан», если они до сетки не дошли (расстояние между «Радианом» и «Сеткой» метров 20 минимум, а может больше).

В общем пытали, в основном меня, часов до десяти вечера, может позже.
Следователи уехали, но обещали на следующий день приехать опять. Начальник мой попытался меня потренировать одевать ОЗК и бегать по потерне, но после попытки, наверное, пятой, я его предупредил, что если продолжит вы…ся, то я его во сне грохну, мне терять нечего. Он от меня и отстал.

Вот заступил я в три часа ночи, сижу, курю и перевариваю случившееся. Залет серьезный, пахнет трибуналом. Воркин люто стращал меня статьей УК. Но с другой стороны, если бы хотели посадить, то сняли бы с БД и посадили бы в камеру на гауптвахте. Это немного успокаивало. К тому же тишина, как обычно на БД, каждые полчаса доклад 11-му, с КП никто не беспокоит, никто не задает никаких вопросов. Такое впечатление, что никто не знает о ЧП.

На следующий день, это была суббота, приехал Воркин опять. И началось все с нуля. Что делал, как дежурил, что предпринимал. Осматривали место из БПУ. В принципе, если укрываться за деревьями или лежать в траве, то можно человека и не заметить. Этот конкретно караул стоял в лесу и заросший он был прилично. И деревья росли, и кусты, и трава, не успевали косить. Опять меня пытали целый день. К вечеру уехали.

И наступила тишина. Сменились мы с БД, приехали в дивизию. Точно не помню, но кажется на следующий день, вызвали меня в штаб дивизии. В кабинете сидел Воркин. В ходе разговора я спросил, что же все-таки случилось. А он со смехом говорит, что чучмеки у себя в каптерке сделали самодельную электроплитку. Но поскольку в электричестве были крайне слабы, то одного из них и убило током. Со страху они решили имитировать, что его убило у соседей на “Сетке”. Но их счастье, что они попутали «Радиан» и «Сетку 100». Единственный вопрос, который остался в тайне, таскали они тело в зону или нет. Но трава была притоптана прилично.

Поэтому моей вины в гибели человека нет, единственное что я проспал проникновение на объект, а это, как я уже говорил, залет очень конкретный.
Вот такой трагикомический эпизод службы произошел со мной лично. Многие нюансы стерлись из памяти за 30 лет, но суть примерно такова”.

* Узел космической связи в Дунаевецком районе Хмельницкой области.
** Фамилия изменена.

На мой вопрос, как автор повествования был наказан за то, что не заметил нарушителей, ответ был следующим:

“Я предавался воспоминаниям и в итоге не помню, подписывал ли я вообще какие-либо протоколы. Со следователем Воркиным я общался раз пять, это точно. Ощущение было, что в полку практически никто и не знал о происшествии. А если и знали, то не подавали вида. Наказания не последовало абсолютно никакого. Скорее всего решили не выносить мусор из избы. А может по какой-либо другой причине, я не знаю. Но и какого-то предвзятого к себе отношения со стороны офицеров тоже не было. Служба продолжалась как будто ничего и не произошло. Я заступал на БД в караулы, изредка в расчет усиления охраны, наряды, короче обыденная солдатская жизнь со всеми прелестями (неуставщина, дедовщина и проч.)”.

Больше о несении боевого дежурства в аналогичных ракетных полках можно узнать в интервью по этой ссылке.
Посмотреть на схему устройства стартовой позиции можно в репортаже из музея по этой ссылке.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>