Соболь и Росомаха


Авианосец IX-81 “Сэйбл” весной 1945 года

Дошла очередь рассказать о боевой службы колесных авианосцев Великих озер. 14 августа 1942 г. в строй первым вошел «Волверин». Его перестройка заняла всего 59 дней.

Водоизмещение «Росомахи» составило 6381 тонн, длина корпуса 152,4 м, ширина корпуса 30,2 м, осадка 4,7 м. Полетная палуба длиной 170,2 м и шириной 29,9 м возвышалась над водой на 8 метров. Котлы и машины оставили без изменений, на испытаниях авианосец развил 17,5 узлов (на полтора узла ниже, чем в мирное время) и мог сутки идти полным ходом. Постоянный экипаж состоял из 22 офицеров и 300 нижних чинов. Ангаров авианосец не имел, однако мог принимать все типы состоявших на вооружении палубных истребителей, пикировщиков и торпедоносцев, в том числе новейшие Авенджеры.



Поначалу густой дым из труб сильно затруднял посадку. Впоследствии, по мере роста мастерства кочегаров, он позволял судить курсантам о силе и направлении ветра

1 августа 1942 г. на базе морской авиастанции, располагавшейся под Чикаго на аэродроме Гленвью (Glenview), было создано Подразделение для тренировок с авианосцев (Carrier Qualification Training Unit, CQTU). По тем временам Гленвью был большим аэродромом и мог принимать все типы состоявших на вооружение самолетов. Учитывая большую загрузку авиастанции время от времени пользовались находившимся неподалеку заводским аэродромом компании Дуглас, на котором облетывали выпускавшиеся там DC-3 и DC-4. Обучение курсантов в условиях плотного воздушного движения было не простым делом, поэтому поначалу для тренировок выделили аэродром в Алендейле, входивший в аэроузел Гленвью, а к декабрю 1942 года CQTU перевели на аэродром в Элджине.


Учебный самолет SNJ Тексан

25 августа на «Волверин» совершил первую посадку капитан-лейтенант Юджин О’Нил, а первый курсант, закончил обучение уже 12 сентября. Им стал энсин Бидлеман из военно-морского резерва.


“Волверин” зимой 1942 года

Кампания 1942 года продолжалась и после окончания навигации на озере Мичиган, пока 20 декабря «Волверин» не был затерт льдами в пяти милях к северу от Чикаго. Два дня его вызволяли ледоколы, после чего 24 декабря CQTU начало переезд на зимние квартиры морской авиастанции в Сан-Диего. К тому времени подразделение выпустило 287 морских летчиков.

На Тихом океане CQTU на время передали эскортные авианосцы «Лонг Айленд» (CVE-1) и «Кор» (CVE-13), также перестроенные из торговых судов. Здесь-то и проявились все преимущества Чикаго. Авианосцы уходили в море на 100 миль и более в сопровождении противолодочных кораблей и гидросамолётов, при этом из-за постоянной угрозы японских подводных лодок полеты проходили при строгом радиомолчании. Кроме того, полетные палубы эскортников были заметно короче, чем у «Волверина», что делало для новичков очень опасными учебные полеты на торпедоносцах. В общем, за курсантами требовался глаз да глаз. Тем не менее, за время зимней командировки удалось подготовить 240 пилотов.


Пикировщик SBD Даунтлес взлетает с палубы “Волверина”, 20 марта 1943 г.

17 марта 1943 г., за два месяца до начала навигации, «Волверин» вновь вышел в учебное плавание. Теперь в распоряжении CQTU был целый флот, так и названный Чикагским: канонерская лодка «Уилмет», пассажирские пароходы «Перегрин» и «Ларк», лихтер «Коммерс». При необходимости, флоту придавали куттеры и ледоколы Береговой охраны. Канонерка использовалась для отработки атак на маневрирующую цель, кроме того, на ней «обкатывались самолетами» зенитчики с торговых судов. Пароходы служили в качестве спасательных судов и размещения постоянного экипажа авианосца. Условия на его борту по меркам американского флота были весьма спартанскими.


“Сэйбл” в Буффало, сдаточное фото 8 мая 1943 г.

К тому времени завершилась и переделка «Сэйбла», однако из-за тяжелых льдов тот до мая застрял в Буффало. Работы на нем начались в августе 1942 года сразу после передачи флоту «Волверина» и велись без особой спешки. Всё равно, не успевали до начала зимы. Недостатком «Волверина» был очень тесный «остров», сказался крайне малый срок подготовки проекта и вызванная этим необходимость как можно большего использования имеющихся под рукой корабельных конструкций. «Сэйбл» получил просторную и удобную надстройку, при этом число труб сократили до двух.


На “Сэбле” койки команды размещались даже в комнате для предполетного инструктажа

Соболь получился крупнее (водоизмещение 8000 тонн) и на узел быстрее росомахи, но полетная палуба была короче, всего 163 метра. Ангаров также не было, при необходимости, самолеты хранили на палубе перед надстройкой. Кроме того, если «Волверин» имел обычный для авианосцев дубовый настил полетной палубы, то на палубу «Сэйбла» из-за нехватки деловой древесины пошли доски восьми сортов дерева. Они отличались по цвету, поэтому при взгляде сверху авианосец походил на шахматную доску. 8 мая 1943 г. в Буффало был подписан акт приемки и Соболь сразу вышел в Чикаго. Два первых пилота завершили подготовку на «Сэйбле» уже 29 мая.


На палубе “Сейбла” скапотировавший Авенджер. Вместо номеров на палубах рисовали первые буквы названий

Конвейер по подготовке летчиков заработал на полную мощь. В три часа утра авианосцы, окутывая густым дымом центр Чикаго, отваливали от военно-морского пирса и шли полным ходом на север навстречу преобладающим на Мичигане нордовым ветрам. Курсанты взлетали с береговых аэродромов с рассветом, а первая посадка на авианосцы совершалась в 08:00. Инструкторы собирали своих подопечных в воздухе и вели к кораблям. Точка сбора была над Бахайским храмом в Уилмете, своеобразная архитектура которого и разбитый вокруг регулярный парк делали его превосходным ориентиром среди однообразной застройки чикагских пригородов.

Посадки прекращались с началом сумерек, когда авианосцы поворачивали обратно с расчетом затемно дойти до пирса и встать на бункеровку. И так семь дней в неделю с марта по декабрь, пока ледоколы могли еще справляться со льдом. Редкие перерывы связаны были с погодой, либо с выполнением специальных заданий. Так, 10 августа 1943 г. «Сэйбл» у Траверс-Сити неудачно испытал радиоуправляемые самолеты TDN.


Разбег, крутой набор высоты и падение в воду. Картина хорошо знакомая любому авиамоделисту. Управление осуществлялось с гидросамолета, видного на среднем снимке


Испытания радиоуправляемых самолетов TDN, полеты с “Сэйбла” начинаются с 5:12. Обратитет внимание на пульт управления с наборным диском для передачи команд

Кстати, 24 августа 1943 г. на «Волверине» закончил обучение 19-летний энсин военно-морского резерва Джордж Буш, самый молодой летчик палубной авиации в американском флоте. Год спустя японцы подожгут его «Авенджер» над Титидзимой, радист умрет от ран в воздухе, а у младшего лейтенанта Уайта, полетевшего вместо стрелка не раскроется парашют. До декабря 1944 года, пока его не перевели на инструкторскую должность, будущий президент совершит 58 боевых вылетов, имея на счету небольшой транспорт и успешные атаки на наземные цели.


Бункеровка “Волверина” в декабре 1942 г., у борта баржа с механическим углеподатчиком

По итогам кампании 1943 года было решено больше не выезжать в Калифорнию. К тому времени на аэродроме Алендейл, отданном в полное распоряжение CQTU, полным ходом шло строительство «полетной палубы», законченной в сентябре 1944 года. Она пришлась как нельзя кстати, зима 1944-45 годов выдалась суровой и озеро замерзло на 12 миль от берега.


Пикирующий бомбардировщий SB2U “Виндикатор” на палубе “Сэйбла” летом 1943 года

Программа обучения постоянно увеличивалась. Один день курсанты занимались с офицером управления посадкой (Landing Signal Officer, LSO), на следующий отрабатывали приемы посадки и взлета на береговом аэродроме, вначале на учебном SNJ, а потом на боевых с двойным управлением и на третий переходили к тренировкам на авианосцах. Поначалу для присвоения квалификации «летчика палубной авиации» курсанты должны были совершить восемь взлетов-посадок с палубы, к концу войны норматив увеличили до четырнадцати. В 1943 году Соболь и Росомаха пропускали в день 30 курсантов, по мере отработки приемов учебы ежедневно готовили уже 60 будущих летчиков. Всего же до конца войны на озере Мичиган прошли обучение порядка 17820 летчиков, совершивших 136428 взлетов-посадок.

 
Случалось, самолеты застревали в переходном мостике. В таком случае полеты прекращались, приходилось возвращаться в Чикаго и снимать их плавучим краном. Зигзаг Мак-Кряк гордился бы такой посадкой

Несмотря на столь большие потоки учащихся число происшествий было относительно невелико. До конца войны в 200 происшествиях погиб 21 курсант и было потеряно 143 самолета. Первое происшествие со смертельным исходом случилось 21 октября 1942 г., когда Уайлдкет энсина Ф.М. Купера рухнул в воду сразу после взлета с «Волверина». В общей сложности на дне озера собралась внушительная коллекция из 41 торпедоносца TBM/TBF Авенджер, 1 истребителя F4U Корсар, 38 пикировщиков SBD Доунтлес, 4 истребителей F6F Хелкет, 17 учебных самолетов SNJ Тексан, 2 пикировщика SB2U Виндикатор, 37 истребителей FM/F4F Уалдкет и 3 радиоуправляемых самолетов TDN. Далеко не каждое происшествие было по вине курсантов. Они получали самолеты уже изрядно изношенные в Северной Африке и на Тихом океане, многие из них вышли из ремонта после боевых повреждений.


Еще одна посадка по-мак-кряковски, иногда выражение лица скажет больше любых слов

1 марта 1944 г. энсин Джон Форсберг начал свой восьмой взлет с палубы «Волверина». Разбег и отрыв от палубы прошли успешно, однако энсин слишком резко добавил газ чтобы избежать просадки истребителя. Видавший виды мотор заглох и F4F3, совершив полубочку, грузно шлепнулся в воду прямо перед форштевнем идущего полным ходом авианосца. К тому времени приемы спасения курсантов отработали прекрасно. Машину немедленно остановили, поскольку гребные колеса мяли самолеты как консервные банки, и 10 минут спустя мокрый насквозь энсин уже бежал греться в котельное отделение. А самолет затонул на глубине 60 метров, став очередной строкой в отчете о небоевых потерях.


Примерно такой же маневр исполнил энсин Форсберг 1 марта 1944 г.

В начале 90-х годов чикагские любители авиации закончили сбор средств на создание мемориала Бутча О’Хары в аэропорту Чикаго. Дело теперь было за малым, найти подходящий Уайлдкет. Их было много в музеях, но поздних серий, а всем хотелось самолет начала войны, на котором летал О’Хара. Тут-то и вспомнили о самолетах озера Мичиган, место гибели Уайлдкета Форсберга находилось близко от берега и было известно точно.


После подъема. За сорок с лишним лет пребывания в воде утраченной оказалась лишь перкалевая обшивка руля и элеронов

В декабре 1992 года самолет подняли на поверхность. Ко всеобщему удивлению истребитель оказался в превосходном состоянии, сохранились даже карандашные отметки, сделанные Форсбергом на приборной доске. Самолет восстановили, облетали и теперь он украшает международный аэропорт Чикаго.


Джон Форсберг вновь в кабине своего самолета, несколько месяцев спустя он скончался от рака. 1994 год

С окончанием войны авианосцы были почти сразу выведены из состава флота, 7 ноября 1945 с них торжественно спустили флаги. Приличия ради их предложили бывшим владельцам (последовал вежливый отказ), потом думали перестроить в плавучее казино.


Авианосцы у военно-морского пирса в Чикаго. Послевоенный снимок

Наконец, 28 ноября 1947 г. «Волверин» за 46789 долларов приобрела компания А.Ф. Вагнер Айрон Воркс из Милуоки, где и разобрала на металл. 7 июля 1948 г. пришел черед «Сэйбла», за 126176 долларов его купила Стил Компани оф Кэнада из Порт Колборна в Онтарио. Соболь был слишком широк для прохода через Уэйландский канал, идущий в обход Ниагары. В Чикаго с него сняли гребные колеса и часть полетной палубы, закрепив их на палубе, после чего отвели на разделочную верфь.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>